Грузовые перевозки. Быстро
Фото: kamazmaster.ru
Текст: Евгений Кустов

Грузовые перевозки. Быстро

Корреспондент "Чемпионат.com" вновь попробовал себя в качестве члена экипажа "КАМАЗ-мастера" во время тест-драйва в Набережных Челнах. Сообщаем: полёты на грузовиках надоесть не могут.
3 ноября 2011, четверг. 12:21. Авто
Такое ощущение, что к будущему заезду на боевых "КАМАЗах" журналистов из Москвы начали готовить ещё небеса: по ходу рейса в Набережные Челны самолёт попал в серьёзную "болтанку", "прыгая" с облака на облако. Народ в салоне мрачно молчал, командир самолёта тоже не спешил успокаивать всех по радио, а ваш автор задумывался о влиянии повышенных перегрузок на авиатехнику… Нельзя сказать, что ощущения в зоне турбулентности были очень похожи на те, что на следующий день были испытаны на полигоне, но общие моменты есть, да и про солидную порцию адреналина забывать не стоит.

Вообще, для вашего автора предстоящий тест-драйв был уже вторым – с впечатлениями от первого круга по полигону на берегу Камы вы можете ознакомиться здесь. Собственно, думалось: ну что нового можно рассказать? Будут ли испытаны те же эмоции, сохранится ли свежесть ощущений? Как выяснилось, опасения насчёт дефицита ощущений были абсолютно напрасными!
Побочная мысль: нет, ну управлять грузовиком, наверное, можно, но как в таком положении ещё и можно читать стенограмму?

Перед новым заездом ваш автор подходил ко всему, как этакий бывалый камазовец – и трассу примерно помнил, и устройство кабины, а шлем на сей раз надел достаточно хорошо, чтобы он не начал предательски сползать к середине пути. В общем, в теории всё было знакомо. Но когда дело дошло до выезда на трассу, ощущения были так же сильны и новы, как и в первый раз!

Нашим пилотом на сей раз оказался Эдуард Николаев (помимо него журналистов на полигоне возил Айрат Мардеев). Ездили мы на чуть более совершенном, по сравнению с прошлым тест-драйвом, грузовике – именно наша модель теперь стала для "КАМАЗ-мастера" основной. Чуть поменялась и трасса: от неё "отрезали" небольшой скоростной участок, прежде являвшийся стартовым.

Таким образом, если прежде в начале пути нас ждал разгон по достаточно ровной дороге, то теперь сразу после выезда на полигон пошёл неровный участок, обеспечивающий солидную тряску. Вот не знаем, от чего больше всего страдает экипаж по ходу марафонских спецучастков, но во время таких экспресс-заездов (примерно 12 километров – 6 в одну сторону, разворот и обратный путь) главную проблему представляла как раз эта тряска.
Тест-драйв КАМАЗа в Набережных Челнах

Тест-драйв КАМАЗа в Набережных Челнах

Скорость грузовика достаточно небольшая, вы надёжно прижаты к креслу шеститочечными ремнями, но тело всё равно усиленно мотает из стороны в сторону! В такой ситуации и без подсказок от профессионалов упираешься ногами в пол и посильнее хватаешься обеими руками за ручку впереди. Ещё не надо забывать, что не стоит прижимать голову к креслу – рискуешь серьёзно удариться. Побочная мысль: нет, ну управлять грузовиком, наверное, можно, но как в таком положении ещё и можно читать стенограмму?

Николаев между тем абсолютно спокоен. Время от времени спокойно уточняет, всё ли у нас в порядке, пару раз предупреждает, что надо приготовиться – то есть ещё сильнее вцепиться руками и упереться ногами перед неприятным местом трассы.

Вообще на том полигоне, где проходили наши заезды, камазовцы в первую очередь работают над подвеской — он считается для команды базовым. А на самом длинном есть где развернуться штурманам – его протяжённость насчитывает несколько десятков километров. Нам, впрочем, вполне хватило и этих 12, пусть даже Николаев, по собственному признанию, ехал процентов на 70 от максимальных возможностей.
Пожалуй, больше боишься не за себя, а за одного из операторов, который занимает очень опасную точку, снимая очередной прыжок Николаева.

По словам самого Эдуарда, совершенству нет предела: когда вместе с молодёжью едет Чагин, то продолжает находить места, где новое поколение камазовцев имеет резервы для улучшения: где-то выбирается не самая правильная траектория, где-то можно посильнее срезать поворот… Ну, это с Чагиным, а мы, естественно, никаких недочётов не замечаем и прибавки в скорости не требуем –куда уж больше?

Если участки с сильной тряской грузовика становятся, наверное, главным испытанием, то самый приятный момент – это прыжки. Момент приземления практически не ощущается, почти никакой нагрузки на спину! "КАМАЗ", подлетая на подъёме, затем очень мягко возвращается на землю, почти полностью амортизируя удар. Конечно, из кабины сложно понять, насколько высоки наши полёты, но в любом случае впечатления отличные.

Есть ли чувство страха? Скорее нет, чем да. Мы ведь прекрасно понимаем, что с непрофессиональными попутчиками камазовцы не будут гнать во всю мощь, а в случае какой-то неприятности подстрахуют ремни и дуги безопасности. Ощущения, что грузовик, скажем, вот-вот перевернётся или слетит с траектории, нет. Пожалуй, больше боишься не за себя, а за одного из операторов, который занимает очень опасную точку, снимая очередной прыжок Николаева.

А если всё же говорить о себе, то больше переживаешь за скованную ремнями и креслом грудную клетку, которой при треклятой тряске приходится непросто. Но и это не большая проблема – стоит отдышаться пару минут, как ты, в общем-то, готов вновь почувствовать себя штурманом или механиком "КАМАЗ-мастера". Знаете, есть ведь известная песня Высоцкого про то, как покоритель гор завидует тем, кому всё предстоит в первый раз. Думаю, провести аналогию с тест-драйвом "КАМАЗа" вполне уместно – следующим "покорителям" челнинского грузовика действительно можно только позавидовать.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 6
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →