Что на самом деле произошло в "Торо Россо”?
Фото: Fotobank.ru/Getty Images
Текст: Александр Стельмах

Что на самом деле произошло в "Торо Россо”?

Несмотря на то что увольнение Альгерсуари и Буэми оказалось неожиданным, в ретроспективе решение выглядит логичным – для тех условий, в которых пребывает "Торо Россо”.
16 декабря 2011, пятница. 14:30. Авто

«Торо Россо” – совсем не бедная команда. Разумеется, она по-прежнему базируется в итальянской Фаенце, но это уже не тот развесёлый коллектив, которым управляли владелец Пол Стоддарт и покойный тим-менеджер Джон Уолтон. В 2004 году коллектив имел в распоряжении микроскопический бюджет в $ 34 млн — меньше, чем зарплата Шумахера. Сегодня всё изменилось. Если верить ежегодной „Чёрной книге” Формулы-1,

“Торо Россо” получает $ 100 млн от Матещица, но результатов почти нет.

производитель энергетических напитков потратил в 2011-м на „Торо Россо” $ 100 млн. Младшая команда Матешица добыла ещё около $ 43 млн теледенег Берни. Чемпионский “Ред Булл” требует от Австрии ненамного больше: дружина Феттеля и Уэббера получает от Дитриха $ 130 млн и ещё 92 зарабатывает из других источников.

Результативность инвестиций Матешица нетрудно сосчитать. К каждому вложенному в чемпионскую „конюшню” доллару, неунывающий Дитрих получает еще 70 центов. Каждое из 650-ти очков в зачете Кубка конструкторов обошлось австрийцу в $200 тыс. По данным экспертов “Формула Мани”, виртуальная стоимость всей рекламы, которую получила „Ред Булл” только по ходу Гран-при Австралии-2011 (благодаря телетрансляции для аудитории 500 млн. человек и сотням разнообразных сайтов, газет и журналов), превысила $10 млн. Учитывая доминирование Феттеля в этом сезоне, все инвестиции Матешица в команду окупились ещё до того, как большой цирк Ф-1 приехал в Бельгию. Иными словами, Формула-1 остается невероятно действенным маркетинговым инструментом для “Ред Булл”, в разы дешевле, чем если бы многочисленные представительства компании по всему миру закупали минуты телеэфира или газетные площади. Схему придумал Дани Бахар, когда работал в „Ред Булл” – воздайте ему должное.

С “Торо Россо” ситуация иная. К каждому полновесному американскому доллару „СТР” добавляет Дитриху только 43 цента. Для итальянских “быков” очко Кубка конструкторов стоит внушительные $2,4 млн. Поскольку „Ред Булл” обычно плетётся в середине пелотона, компенсация за счёт глобальной рекламы происходит гораздо медленнее. Более того, бюджет расходуется непродуктивно: “Торо Россо”, которая имела в распоряжении $143 млн., в 2011-м проиграла „Зауберу”, с относительно скромными доходами в $77,4 млн, и “Форс Индия” ($113,5 млн).

Несмотря на то что прямой обмен технологиями запрещён

Буэми и Альгерсуари имели несколько сезонов в своём распоряжении, но не удивили.

Договором согласия, конкуренты подозревают: команда из Фаенцы продолжает греться в лучах славы „Ред Булл”. В частности, странный рывок “Торо Россо” в конце сезона многие связывали с советами по настройке системы выпуска, поступившими из Милтон-Кейнс. Правдоподобная версия: из „Ред Булл” в “Торо Россо” вполне мог перейти какой-нибудь инженер среднего уровня, который совершенно спокойно мог принести в своей голове все необходимые знания. К тому же отдел аэродинамики „Торо Россо” находится в Бичестере, всего в 30 удобных километрах от базы “Ред Булл”.

Учитывая написанное выше, чистка рядов в „Торо Россо” не выглядит неожиданной: команда прекрасно финансируется, обладает косвенным доступом к знаниям старшего коллектива – но ни Буэми, ни Альгерсуари, не могут продемонстрировать выдающийся талант. “СТР” является вершиной программы поиска молодых пилотов „Ред Булл”, которая – худо-бедно – но поставляет новичков в Формулу-1. Если места в “СТР” окажутся оккупированы нерасторопными гонщиками, инвестиции (а бюджет программы – тоже десятки миллионов долларов) не окупятся. Хуже того: молодые подопечные Гельмута Марко подписывают контракт с „Ред Булл” ещё в подростковом возрасте, в них вкладываются значительные ресурсы. Ожидая в очереди за местом в “СТР”, они вполне могут соблазниться предложением чужих команд или марок. Как будет обидно Гельмуту Марко и Джорджо Асканелли, если потенциальный Феттель раскроется не в „Торо Россо”, а, например, в “Заубере”.

За короткую историю команды руководство „Торо Россо” не раз принимало быстрые и необычные кадровые решения: в 2007-м после стычки в боксах был уволен Спид, в 2009-м по ходу сезона отправили в отставку Бурдэ и пригласили на его место пугающе юного (19 лет) Хайме. Но на этот раз стремительное расставание с испанцем и швейцарцем (Альгерсуари, по его словам, ещё на прошлой неделе обещали продление контракта) полностью оправданно.

До появления в “Джордане” Шумахер не интересовал боссов команд Ф-1 – и „Мерседесу”

Риккардо и Верня вполне может ждать судьба Себастьена и Хайме.

пришлось заплатить за дебют немца около двух сотен тысяч долларов. Но тестовой сессии в Британии и единственной квалификации в Спа (где Михаэль ни разу не выступал) хватило для того, чтобы Берни подёргал за ниточки и Шуми оказался в “Бенеттоне”. Немцу понадобилось три недели для демонстрации своего таланта. Альгерсуари и Буэми нечего жаловаться: они хорошие ребята, но явно достигли своего потолка. DTM ждёт их с распростёртыми объятиями.

Риккардо и Верню, впрочем, не стоит расслабляться. На их месте могли бы оказаться любые молодые пилоты программы поддержки, которым подошёл срок выступать в Формуле-1. Через два сезона Марко, Тост и Асканелли без зазрения совести могут уволить и новый „призыв”, если Даниэле и Жан-Эрик разочаруют. Запасного варианта не предусмотрено: либо один из пилотов “СТР” меняет Уэббера, либо Риккардо и Вернь дружно отправляются по стопам Альгерсуари и Буэми.

Жёстко, но вполне справедливо.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 9
27 апреля 2017, четверг
26 апреля 2017, среда
Партнерский контент
Загрузка...
Кто является фаворитом в борьбе за чемпионство в сезоне-2017 Формулы-1?
Льюис Хэмилтон
1546 (49%)
Себастьян Феттель
1368 (43%)
Кто-то другой
256 (8%)
Проголосовало: 3170
Архив →