Алонсо: у меня нет обязательства победить
Фото: Fotobank.ru/Getty Images
Текст: Евгений Кустов

Алонсо: у меня нет обязательства победить

Издание AS обобщило ответы Фернандо Алонсо во время общения с журналистами в Мадонне-ди-Компильо. Испанец рассказал о подготовке к 2012 году, ограничениях на тесты и многом другом.
14 января 2012, суббота. 15:45. Авто
— Каким будет этот сезон для Фернандо Алонсо?
— Посмотрим, у меня нет обязательства победить. Все спортсмены всегда стараются выступить максимально хорошо, совершать жертвы ради спорта, демонстрировать нацеленность на успех, однако результаты зависят от многих факторов. Обязательства нет, но есть желание выступить хорошо, чтобы вернуть "Феррари" на вершину. Мы хотим выступить как можно лучше, мы очень серьёзно работаем, чтобы получить такую возможность. Мы настроены оптимистично, но гарантий нет.

Лучший пилот, существующий в мире, — это Роберт Кубица. Когда он вернётся, то продолжит оставаться лучшим пилотом. Я надеюсь, что он быстро восстановится.
— Что можете сказать о новом болиде?
— Я наблюдал за работами в аэродинамическом тоннеле и программой развития, но речь идёт только о цифрах, каких-то штрихах. Я не могу ничего сказать о том, как всё пойдёт. У нас осторожный оптимизм, и мы сделаем максимум, но только на второй-третьей гонках в Малайзии и Китае мы будем знать уровень машины. Все зимние тесты не имеют значения, потому что самые важные вещи произойдут именно на этапах.

— Как вы считаете, как на машину повлияет приход Хирохиде Хамасимы?
— Я надеюсь, что хорошо повлияет. Когда кто-то приходит, мы хорошо его принимаем, потому что он приносит свою информацию, опыт. Хорошо, что мы нанимаем людей, и это хорошее приобретение в той области, где нам надо прибавлять.

— В 2011 году мы увидели, что в Монце победила машина, которая была самой медленной на прямых. Как вы думаете, такая ситуация сохранится?
— Она не была самой медленной.

— Я говорю о скорости на прямых…
— В любом случае, я не думаю, что она была самой медленной.

— Стефано Доменикали сейчас сказал, что гордится своим присутствием в "Феррари". Такие чувства руководителя — это хорошо?
— Для меня это ничего не меняет, я делаю свою работу так хорошо, как это возможно. Я каждый день общаюсь с ним и знаю, что он думает. Для этого мне не надо приходить к вам и узнавать от вас.

— До какой степени пилот в наши дни может влиять на создание машины?
— Не знаю, что сказать…

— Как вы думаете, ваша машина будет достаточно хороша, чтобы бороться за титул?
— Я не знаю.

— Прошло много лет с момента, когда вы в последний раз становились чемпионом. Это оказывает на вас большее давление?
— Ну, у меня ещё много лет впереди на выступления. Есть пилоты, выступающие в 42 или 43 года, так что посмотрим.

— В прошлом году, когда в Ф-1 было пять чемпионов, вы говорили, что больше всего опасаетесь Шумахера. Сейчас чемпионов стало шесть. Каким будет ваш нынешний ответ?
— Лучший пилот, существующий в мире, — это Роберт Кубица. Когда он вернётся, то продолжит оставаться лучшим пилотом. Я надеюсь, что он быстро восстановится. Я общаюсь с ним и уверен, что он скоро вернётся.

— Вы сказали, что у вас нет обязательства победить. В таком случае каковы ваши намерения, амбиции?
— ...(молчание)

— Не могли бы вы ответить?
— Я уже ответил на этот вопрос.

— Вы очень высоко отзываетесь о Кубице. Вы хотели бы, чтобы когда-нибудь он стал вашим напарником в "Феррари"?
— Мне очень хорошо с Массой.

— Фелипе сказал, что при наличии хорошей машины он может победить...
— Я надеюсь, что он тоже будет очень конкурентоспособен. Пусть половину гонок выиграет один, а вторую половину — другой.

— С кем вы хотели бы бороться за титул?
— С Майком Тайсоном.

— А с Феттелем или Хэмилтоном?
— Я не знаю.

— Вас больше волнуют соперники или своя машина?
— Конечно, наша машина. Если мы хорошо поработаем, то будем бороться за чемпионство, а если будем медленными, то не сможем. Нам нужно концентрироваться на том, чтобы провести хороший сезон. Мы просто хотим быть первыми. Давайте будем надеяться, что у нас будет конкурентоспособный болид.

— Вы верите, что добьётесь этого?
— Если бы у меня был магический шар, я бы ответил вам, но сейчас только середина января. Что можно сказать? Я и не оптимист, и не пессимист.

— Как вы думаете, что может привнести в команду Пэт Фрай?
— Когда пришёл Пэт, то в команде начались изменения, реструктуризация, и я думаю, что в этом году результаты перемен станут более очевидными. Не думаю, что надо будет ждать очень долго. Результаты будут видны, если мы хорошо выполним свою работу и сможем побеждать в гонках.
Мы просто хотим быть первыми. Давайте будем надеяться, что у нас будет конкурентоспособный болид.

— Вам вредит то, что вы не можете много участвовать в тестах?
— У нас есть опыт работы на симуляторе, но пока вы не оказываетесь на трассе, то сохраняется неизвестность — 50 на 50. Это единственный вид спорта, где не позволяются тренировки. Это все равно что футболист будет тренироваться два месяца без мяча.

— В мотогонках пилоты компенсируют малое число тестов участием в мотокроссе. А как быть в Ф-1?
— Картинг ближе всего в плане тренировок, но это все равно что теннисист будет играть в пинг-понг, а затем приедет на Australian Open. Либо Месси не будут позволять касаться мяча между матчами.

— Ходят слухи, что гонок может стать меньше из-за Бахрейна и Остина...
— Слухи меня не затрагивают. Если будет что-то реальное, то тогда поговорим.

— Вы проводите в Маранелло много времени. Быть может, это повлияло на ваш развод?
— Я никогда не обсуждал свою личную жизнь. Иногда в прессе появляются странные вещи. Например, писали, что на Рождество я поехал в Овьедо, хотя я был в Лос-Анхелесе-ди-Сан-Рафаэле рядом с Сеговией. В сентябре писали, что я был в ночном клубе в Мадриде, хотя я был на Гран-при Японии. Будьте осторожны, когда пишите и когда копируете информацию.
Источник: AS
Оцените работу журналиста
Голосов: 2
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →