Экскурс в историю сырых яиц: роль шин в прошлых сезонах Формулы-1
Фото: Fotobank.ru/Getty Images
Текст: Александр Стельмах

Экскурс в историю сырых яиц

Специально для Шумахера и Матешица мы отобрали три ярких исторических периода, когда покрышки играли в Формуле-1 не менее значительную роль, чем в "лотерейном” 2012-м.
25 мая 2012, пятница. 23:31. Авто
Стараниями Михаэля Шумахера и Дитриха Матешица у болельщиков Формулы-1 появилось странное заблуждение: они считают, что нынешние покрышки "Пирелли” – абсолютное зло, превращающее интеллектуальные автогонки в лотерею со случайным победителем. От инженеров к болельщикам даже перекочевал термин "попасть в дельту” – современный пилот должен постоянно находиться в тонусе и поддерживать покрышки в окне оптимальных параметров: шаг ниже или выше — и резина выключается. А ведь на фоне всех этих терзаний ещё нужно вести гонку. Ряд критиков считает подобную многозадачность недопустимой.

У нас есть неприятные новости для впечатлительных фанатов: гонщики всегда сражались с покрышками, а резина во все времена требовала внимания и мешала пилотам беззаботно бороться друг с другом. Мы отобрали три исторических периода, которые максимально подробно иллюстрируют эту непреложную истину.

Покрышки всегда были фактором нестабильности для Формулы-1.
1986-й

Фрэнк Дерни, проработавший в Ф-1 более 30 лет, выделял две главных причины, по которой в 80-х один пилот обгонял другого: ошибки при переключении передач вручную и низкое механическое сцепление с трассой – из-за разнообразных проблем с покрышками. Если гонщик к концу Гран-при оставался с потрёпанными шинами, он крупно рисковал. Расчётливый Ален Прост завоевал бесчисленное множество побед: француз тщательно берёг резину и топливо в начале дистанции, не упуская из виду конкурентов, чтобы на финальных кругах расправиться с менее экономными оппонентами.

Работали и другие, куда более рискованные стратегии. За девять кругов до конца Гран-при Испании 1986 года Найджел Мэнселл, отстающий от лидера – Сенны – решил поменять покрышки на свежие. В результате пилот "Уильямса” ликвидировал разрыв в 20 секунд и почти догнал Айртона, который сильно замедлился на изношенной резине. Англичанину не хватило буквально метра для победы – Сенна опередил Найджела на 0,014 секунды.

На Гран-при Мексики, предпоследнем этапе 1986-го, молодой Герхард Бергер обнаружил: его "Пирелли” в состоянии пройти всю дистанцию гонки без пит-стопа – по тем временам явление редкое, но допустимое. "На полпути я понял, что могу продержаться на одном комплекте", – вспоминал австриец. Бергер оставался четвёртым, тщательно экономил шины, но после остановок конкурентов оказался в лидерах – принеся "Бенеттону” и себе первую победу. Мэнселл в той гонке останавливался дважды. Пике – трижды.

В 80-х игры с покрышками стоили гонщикам чемпионских титулов.
Конкуренты "Пирелли” – "Гудьир” – приняли к сведению поведение вражеских покрышек и к Гран-при Австралии 1986 года создали компаунд, который теоретически мог позволить пилотам "Макларена” (Прост, Росберг) и "Уильямса” (Мэнселл, Пике) продержаться на трассе всю гонку. Кеке и Найджел гнали изо всех сил – и безнадёжно испортили резину. На 62-м и 63-м кругах соответственно у них взорвалось по покрышке. Сразу после схода конкурентов Пике был вынужден заехать в боксы. Ален Прост несколькими кругами ранее поменял резину из-за медленного прокола — и обогнал Нельсона.

Поскольку в Австралии Мэнселл, Пике и Прост претендовали на чемпионство, судьбу титула 1986 года решила самая настоящая шинная лотерея.

1998-й

Начиная с 1998 года на покрышках болидов Ф-1 появились канавки. Таким незатейливым способом FIA решила бороться с высокими скоростями в поворотах, которые могли привести к тяжёлым авариям. Новые шины были негативно восприняты многими пилотами – возмущались среди прочих Дэвид Култхард и Деймон Хилл.

В стороне от дебатов не остался и Михаэль Шумахер. "Я помню разочарование, которое ощутил, когда мы тестировали покрышки 1998 года. Машина оказалась тяжела в управлении, было совершенно невозможно поддерживать постоянную скорость в прохождении кругов”, – отметил Шумахер после финиша Гран-при Японии, где Мика Хаккинен стал чемпионом. "Мы выбрали неверное направление – Формулу-1 так не улучшишь. С новыми, более жёсткими покрышками обгоны окажутся значительно сложнее, а пилотам будет тяжело удержаться на трассе. Гонки станут унылыми, а уровень безопасности снизится”, – сокрушался Михаэль в другом межсезонном интервью.

В 2005-м шинная лотерея распределяла очень неприятные призы.
А Жак Вильнёв, чемпион мира 1997 года, обрушился на FIA с самой жёсткой критикой: "Меня пугает данная ситуация – это уже не Формула-1. В гонках больше не чувствуется подлинности. С таким же успехом они могли бы приказать нам купить болиды Ф-3 и назвали бы их Формулой-1. Сейчас любой сможет совладать с машиной Ф-1 – из процесса управления исчезла точность, всё как будто онемело, ты теряешь контроль над машиной и чувствуешь себя словно в Формуле-Форд”.

Впрочем, после пяти подряд чемпионских титулов Шумахер вопросов к покрышкам не имел. А фанатам немца и в голову бы не пришло сравнивать Ф-1 с Формулой-Форд.

2005-й

Резкое снижение механического сцепления с трассой из-за канавок заставило конструкторов посмотреть в другую сторону – аэродинамика болидов начала резко усложняться. У команд заработало по две трубы, специалисты днём и ночью повышали прижимную силу машин. Довольно скоро аэродинамика компенсировала отсутствие сликов, но побочный эффект был серьёзным: болиды Ф-1 оставляли за собой аэродинамическое возмущение, которое не позволяло соперникам приблизиться на расстояние атаки. Число обгонов изменилось до неприлично низкого.

После нескольких скучных сезонов FIA в свойственном ей судорожном стиле начала менять регламент – в 2003-м дебютировало правило одного круга в квалификации, призванное разнообразить стартовые решётки. Нововведение вроде бы сработало. Однако после относительно интересного сезона 2003 года "Феррари” вновь оглушила конкурентов доминированием. Федерация решила прибегнуть к экстремальным мерам. В 2005-м от пилотов потребовали проезжать дистанцию Гран-при – около 300 км – на одном комплекте резины: замена шин была запрещена, только если речь не шла об угрозе безопасности пилота.

В результате получилась классическая ситуация сырых яиц, когда начиная с первого круга гонщики забывали о борьбе и начинали экономить резину. Временами развитие событий было драматичным – Кими Райкконен сошёл на последнем круге гонки на "Нюрбургринге" из-за проблем с покрышкой – финн ошибся на торможении, оставил на шине проплешину, и вибрация от неё разрушила подвеску. То, что произошло в Индианаполисе 2005 года, помнят все. По иронии судьбы, изменения регламента застали "Бриджстоун” врасплох – и единственная гонка, которую смог выиграть Шумахер, прошла именно в США. В тот момент на поведение резины он не жаловался.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 33
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →