Льюис Хэмилтон
Фото: Павел Ткачук
Текст: Евгений Кустов

Хэмилтон: иногда справиться с шинами невозможно

В интервью небольшой группе российских журналистов пилот "Макларена" Льюис Хэмилтон рассказал о своём внешнем спокойствии, будущих моторах, борьбе с Шумахером и отношении к некрасивым носам болидов.
17 июля 2012, вторник. 12:00. Авто
— Льюис, можете рассказать, как вы готовитесь к гонкам? Какие виды спорта вы используете и чему уделяете наибольшее внимание?
— Мы готовимся к выступлениям круглый год. Если говорить о подготовке к началу чемпионата, то довольно интенсивные тренировки начинаются в декабре, после чего длятся и в январе, и в феврале. После этого весь год мы продолжаем тренироваться, стараясь поддерживать форму.

Времени на занятия не так много, но если я нахожусь дома, то провожу две тренировки в день. С утра это кардио-тренировка, а днём — тренажёрный зал. Подготовка всесторонняя, но особенно важно тренировать шею, потому что на неё оказывается особенно серьёзная нагрузка.
Всё зависит от работы покрышек, от трассы, от температуры тормозов. Все факторы нужно свести воедино! Иногда это просто невозможно. Мы продолжаем работать над этим.

— Какие машины вы используете в повседневной жизни?
— Мне нравятся очень большие машины! В них может поместиться много моих друзей. А вот особой потребности в быстрых автомобилях у меня нет. Раз в две недели я оказываюсь за рулём быстрейших машин, так что на обычных дорогах у меня нет желания ехать быстрее всех.

— Что вы думаете о внешнем дизайне болидов этого сезона? "Макларен", в отличие от конкурентов, сумел добиться красивой формы носа. Для вас красота машины имеет значение?
— Конечно, самое главное — это скорость. Мы внимательно изучаем, какие вещи есть у остальных участников, а у нас их нет. Иногда конкуренты оказываются быстрее нас, и они используют другую философию касательно носовой части машины: у них шасси и кокпит находятся выше. Получается, что у них под болидом проходит больший поток воздуха. Наша машина немного ниже, что сказывается на форме носа. В начале сезона красота была важнее, но сейчас это уходит на второй план. И всё же я верю, что и при нашем варианте можно бороться впереди. Посмотрим.

— Все говорят о возросшей роли шин в Формуле-1. При этом даже комплекты шин одинакового типа могут оказаться разными по характеристикам, как это было у вас в Сильверстоуне. Вам это нравится?
— Конечно, было бы хорошо точно знать, сколько выдержат твои шины. Но у нас есть специалисты, которые как раз делают прогнозы относительно живучести покрышек. Но эти прогнозы не всегда сбываются. Мы можем предположить, что шины выдержат 20-25 кругов, а на деле выходит 13-14. конечно, в этом году ситуация стала намного сложнее.
Да, в этом году мой подход немного иной. Я говорю то, что хотят слышать люди, а не то, что хотел бы сказать сам.

Люди продолжают обсуждать шины, но, наверное, не до конца всё понимают. У нас есть грелки, благодаря которым после выезда на трассу у покрышек нужная температура. Но затем она может упасть. Всё зависит от работы покрышек, от трассы, от температуры тормозов. Все факторы нужно свести воедино! Иногда это просто невозможно. Мы продолжаем работать над этим.

— В 2014 году Формулу-1 ждут новые моторы. Вам интересны перемены или вы предпочли бы сохранить V8?
— Думаю, изменения — это всегда хорошо. Мне нравятся нынешние моторы, нравятся те, которые были прежде и звучали чуть лучше. Надо сказать, что звук моторов Формулы-1 — это что-то феноменальное. Вероятно, этот звук больше всего привлекает болельщиков и делает наблюдение за болидами столь захватывающим. Если мотор работает тихо, то эффект пропадает. Но я уверен, что руководители чемпионата учитывают это и сделают всё для сохранения нужного эффекта при новых правилах. Должно быть весело.

— В 2010 году вы говорили, что выступление в одном чемпионате с Михаэлем Шумахером — это ваша мечта. Сейчас прошло уже почти три года. Остаются ли у вас особые ощущения, когда вы боретесь на трассе с Михаэлем?
— Само выступление в Формуле-1 — это мечта для меня.
Я работал всю жизнь ради этого. Когда я на трассе и вижу Михаэля впереди себя или позади, то я думаю: "О! Я видел этого парня по телевизору, когда рос!". Я видел по телевизору гонки Фернандо Алонсо, Кими Райкконена… Очень странные ощущения от того, что теперь выступаешь с теми, за кем прежде наблюдал со стороны. И это очень приятный опыт.

— Такое ощущение, что в нынешнем сезоне вы стали гораздо спокойнее реагировать на разные инциденты, аварии. У вас меняется характер?
— Думаю, я сделал выводы из некоторых ситуаций, которые были у меня в предыдущие годы. Я сам отношусь к гонкам так же страстно, как и прежде, но я понимаю, что не всем в нашем бизнесе хочется видеть такие проявления страсти. Я выступаю от сердца, от души. Не каждый может понять, что это вся моя жизнь! Ты хочешь получать максимальные результаты. Да, в этом году мой подход немного иной. Я говорю то, что хотят слышать люди, а не то, что хотел бы сказать сам. Что ж, я буду высказываться посредством выступлений на трассе.

— Если у вас родится сын, вы бы хотели, чтобы он попал в Формулу-1?
— Пусть делает то, что захочет сам. Ну я предпочёл бы, чтобы он этим не занимался. Я видел много пилотов, чьи дети занимались автоспортом, но мне такой вариант не очень подходит. Было бы хорошо предоставить детям возможность заняться чем-то ещё — стать актёрами, пойти в компьютерную сферу, быть учителями, танцорами… Я лишь сделаю всё, чтобы у детей были максимальные возможности, а дальше пусть решают сами.

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 7
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →