Зачем ФИА пытается выбить деньги у команд Формулы-1
Фото: Getty Images
Текст: Александр Стельмах

Формула быстрого обогащения

Не является ли желание ФИА радикально увеличить стоимость участия в чемпионате признаком глубокого финансового кризиса, в котором очутилась организация?
8 сентября 2012, суббота. 11:30. Авто
Недавно команды с удивлением узнали: в 2013 году им придется раскошелиться: ФИА намеревается поднять величину стартовых взносов. Если раньше коллективы платили единую ставку — 309 тысяч евро с каждого, то в 2013-м нужно будет выложить 500 тысяч евро плюс 7 тысяч евро за заработанное очко. Нехитрые подсчёты позволяют предположить, что счета ФИА будут пополняться на $25–26 млн. Решение пока окончательно не принято, но, как мы узнаем чуть ниже, особого выбора у Жана Тодта нет. Стоит напомнить, ФИА получает деньги и от гонщиков, причем за последние 5 лет взносы за суперлицензию значительно выросли – по этой линии ведомство Жана Тодта ежегодно зарабатывает не менее $5 млн.

ФИА хочет деньги. Много денег.
При этом расходы ФИА на Формулу-1 минимальны – гонщики сами оплачивают свои обязательные медицинские страховки, а команды в складчину компенсируют стоимость разнообразного сложного оборудования, которое требуется для проведения Гран-при. Почти половина бюджета Площади согласия в 2013-м будет формироваться за счёт поступлений от Формулы-1, хотя теоретически Международная автомобильная федерация, со многими десятками клубов-членов по всей планете, должна получать выручку и от других автоспортивных серий.

Нельзя не обратить внимание на милый парадокс: несколько месяцев назад ФИА призывала команды затянуть пояса и требовала жесточайшей экономии, а теперь жаждет денег. Экономическая ситуация при этом лучше не стала, и число спонсоров у коллективов не увеличилось.

Почему ФИА отважилась на явно непопулярные меры?

Еще несколько лет назад федерация пополняла свой бюджет (примерно $65 млн) несколькими способами. $10 млн ежегодно выплачивал Берни Экклстоун; $6 млн федерация получала от команд и гонщиков Ф-1 в виде взносов; весь оставшийся автоспорт (WRC, серии GT и другие чемпионаты) генерировал примерно $23 млн. Федерация также принимала взносы от национальных клубов и ассоциаций (многие из которых, мягко говоря, задерживали выплаты).
В резком падении доходов федерации стоит винить исключительно Макса Мосли.
Поскольку ФИА является общественной организацией и не получает прибыли, все заработанные деньги тратятся на автоспорт и другие проекты – в том числе и весьма серьёзные, например безопасность на дорогах или защита водителей и пассажиров автомобилей во время аварий.

Однако ситуация (разумеется, внезапно) изменилась. Как известно, в 1997-м году ФИА, благодаря Максу Мосли, продала Берни столетние коммерческие права на Формулу-1 за смешную сумму в $313 млн. Такие же деньги за скромный 4-хлетний контракт заплатила в 2010-м году компания "Дигитюрк", намеревавшаяся транслировать футбольную суперлигу Турции – мягко говоря, далеко не самую зрелищную в мире. Учитывая текущую выручку Ф-1, можно утверждать, что Мосли добровольно расстался с бизнесом, который за 100 лет мог принести $100 млрд. Частью этой сделки стало обязательство Берни перечислять ФИА по $10 млн ежегодно. Однако по чьей-то непонятной халатности сумма оказалась прописана в договоре, действовавшем только до 2010-го. Как только срок соглашения истек, Берни немедленно перестал платить. Тодт попробовал было изменить условия документа в начале 2011 года, но Эклстоун не поддался на уговоры. В результате бюджет федерации разом сократился на 15%.

Мы можем предположить, что в последнее время резко снизилась выручка и от других чемпионатов федерации (их легко вычислить по аббревиатуре ФИА в официальном названии первенства). Уменьшился интерес к WTCC, с ним успешно конкурирует DTM. Вяло обстоят дела и с классом GT.

Чемпионат мира по ралли находится в глубоком кризисе, за который (это наше оценочное суждение) несут ответственность функционеры федерации. Об уровне их адекватности может свидетельствовать известная переписка между Морри Чандлером (президентом раллийной комиссии) и Суриндером Тхатти, влепившим Хэмилтону штраф в Бельгии в 2008-м. Тхатти, обладавший тогда звучным титулом председателя Конфедерации африканских стран в автоспорте, потребовал от Чандлера повлиять на Себастьена Лёба. Тот появился перед
Берни и команды оставили ФИА не у дел в процессе обсуждения нового Договора согласия.
камерами в Мексике небритым, с небрежной причёской и своим неопрятным видом подал неправильный пример детям (видимо, африканским). Суриндер призвал Морри немедленно провести воспитательную работу с командой француза. Чандлер в ответ пожаловался: Леб, мол, – известный негодяй, имевший наглость опоздать на награждение ФИА, и он, Морри, посоветует телеканалам не делать крупных планов лица француза. Каков масштаб принятия решений!

Вот и получилось: для сохранения масштабов ФИА Тодт вынужден запросить больше денег у команд, и особого пространства для маневра у него нет. Единственный козырь француза – три буквы ФИА в названии чемпионата мира. Но что будет, если вместо Формулы-1 "Феррари", "Макларен", "Ред Булл" и все остальные будут выступать в серии GP1 и перетянут туда всех зрителей? Правильно, никто и не заметит разницы.

У федерации нет выбора – антимонопольное законодательство Евросоюза требует от ФИА санкционировать любые автогонки, если они соответствуют нормам безопасности. Все трассы подписывают соглашения напрямую с Берни. Альтернативный чемпионат Тодт организовать не сможет – не хватит средств.

Берни поддержал кандидатуру Жана Тодта на выборах президента ФИА, но в последнее время отношения между деятелями испортились. Эклстоун, верный давним принципам жесткой конкурентной борьбы, даже на 9-м десятке не собирается смягчать хватку – а у бывшего руководителя команды "Феррари" нет ресурсов для маневров.

Будет интересно понаблюдать, как ФИА выкрутится из этой щекотливой ситуации.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 14
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →