Оксана Косаченко
Фото: Александр Мысякин "Чемпионат.com"
Текст: Евгений Кустов

Косаченко: Формула-1 или ничего

Менеджер Виталия Петрова Оксана Косаченко рассказала о ситуации с контрактом Петрова и участии в организации российского этапа Формулы-Е.
5 октября 2012, пятница. 13:31. Авто

Наша беседа состоялась сразу после совещания организаторов Формулы-Е с представителями Российской автомобильной федерации. Подробнее про новый чемпионат и его российские планы вы можете прочитать здесь, мы же задали ряд уточняющих вопросов и, естественно, поинтересовались ситуацией с контрактом Виталия Петрова на сезон-2013.

— Оксана Павловна, можете рассказать о своей роли в переговорах между организаторами Формулы-Е и Российской автомобильной федерацией?
— Чтобы любое мероприятие состоялось, в его организации должен принимать участие какой-то человек, живущий на месте событий. У российского этапа Формулы-Е тоже будет местный промоутер, и его роль как раз исполнит наше агентство.

Сейчас, после контрактов Хэмилтона и Переса, структура сотряслась, ножки подкосились. Всё меняется, начинается новый виток.

Почему именно я стала связующим звеном? Ну, так жизнь сложилась, я знаю Агага с 2003 года, а уже с 2004 года Виталий ездил в его командах. Мы хорошо знакомы, я знаю деловые качества Агага, у нас было много других проектов за это время. Наверное, нынешнее сотрудничество — это знак того, что вообще надо поддерживать хорошие отношения с людьми. И тогда может произойти много интересного.

Как вы знаете, Формула-Е получила официальный статус от ФИА. Российская автомобильная федерация будет играть важную роль в проведении этапа в нашей стране. После переговоров в офисе РАФ представители федерации показали организаторам серии места, где могла бы пролегать уличная трасса. РАФ участвует во всех переговорах, в том числе с правительством Москвы. В целом у всех свои функции.

— Раз уже зашла речь о переговорах с правительством Москвы, можно сказать, что столица России — фаворит в глазах Формулы-Е?
— Сейчас есть два абсолютно равных участника: Москва и Санкт-Петербург. Возможны ли два этапа в календаре? Нет, но ведь можно чередовать города. А вот два российских этапа за год — нет, тем более что и так будет сразу три американских этапа: серия очень серьёзно ориентирована на Америку. Там действительно хорошо понимают, что такое защита окружающей среды, так что эта идея была очень позитивно воспринята.

— С Формулой-Е понятно. Какова сейчас ситуация с будущим Петрова?
— Очень много всяких событий произошло между Сингапуром и Японией. До последнего времени существовала какая-то стройная структура, но сейчас, после контрактов Хэмилтона и Переса, она сотряслась, ножки подкосились. Всё меняется, начинается новый виток.

Я уже вашим коллегам рассказывала о смешной истории. Когда в прошлую пятницу объявили, что Перес переходит в «Макларен», то мне позвонили владельцы «Кэтерхэма». Они сказали: «Слушай, звоним тебе, а у тебя автоответчик говорит по-швейцарски! Ты что, ещё не в „Заубере“, не стоишь в очереди?». Вот такая была хорошая шутка.

Понятно, что сейчас что-то может сильно измениться, могут освободиться совершенно неожиданные вакансии. Как, впрочем, может не остаться вообще никаких мест! Всё очень серьёзно зависит от того, будет ли всё-таки решён финансовый вопрос. К сожалению, я лично не знакома ни с Карлосом Слимом, ни с каким-нибудь российским Карлосом Слимом. Если бы за нами стояла такая корпорация, как «Телмекс», наверное, мы бы наравне с Серхио Пересом участвовали в конкурсе на место в «Макларен». Но за нами нет серьёзного бизнес-партнёра, у которого есть интерес вокруг Формулы-1, внутри Формулы-1. Поэтому нам чуть-чуть сложнее.

— Можно ли сказать, что проблема ещё и в том, что в России в принципе мало компаний, для которых важна глобальная реклама?
— Наши компании выходят по-другому… У нас нет банковских услуг, есть природные ресурсы. Ну мы не будем же писать на болидах — «Лесообработка»? Всё, что у нас есть, и так хорошо продаётся, а инновационные продукты мы почему-то пока не продвигаем.

— После переходов Хэмилтона и Переса для вас как менеджера ситуация с вакансиями, со стратегией поиска места стала понятнее?
— Стало и хуже, и интереснее. В таких ситуациях становится ценнее талант пилота.

Должен быть интерес со стороны бизнеса. Может быть, он возникнет с приходом Гран-при России. Но я хожу на переговоры и вижу, насколько все индифферентны.

Значимость гонщика играет несколько большую роль. Потому что если пилота не ценят, то менеджеру даже никто не звонит и ничего не предлагает. А мне звонят и говорят: «Слушай, сходи вон туда». Беги, условно говоря, в «Заубер». Даже Сабина Кем сказала, что надо бежать в «Заубер». Знаете, это приятно, что люди дают советы, пытаются помочь.

Вообще последние переходы стали такой встряской, а то до этого все засели в своих командах. Но вот Хэмилтон, столько лет бывший под патронажем «Макларена», показал, что можно пойти другим путём. Теперь возможны какие-то пертурбации. Но у меня нет иллюзий, у меня есть чёткое мнение: Формула-1 — это не спорт, это бизнес. Пока у тебя нет серьёзной бизнес-поддержки, очень сложно. Подчёркиваю: поддержки бизнеса, а не, как говорят ваши любимые читатели, поддержки налогоплательщиков. Ради бога, мы не берём денег с бабушек! Должен быть интерес со стороны бизнеса. Может быть, он возникнет с приходом Гран-при России. Но я хожу на переговоры и вижу, насколько все индифферентны…

— Но не хватятся ли все 1 января 2014 года, если вдруг не будет российского пилота в Ф-1?
— Нет, 1 января не хватятся. Когда у нас Гран-при России, в октябре? Вот 1 октября и хватятся.

— Вы не так давно сказали, что взяли паузу в переговорах. Болельщики волнуются: не выйдет ли так, что пока эта пауза будет продолжаться, мест в командах просто не останется, что все открытые окошки в командах захлопнутся?
— Во-первых, нас никто не ждёт. Когда вакансии закроются, непонятно. Понимаете, в том году все окошки вроде захлопнулись в ноябре, а потом раз — и расхлопнулось окошечко Петрова, туда засунули Грожана. Там открылось, там… Столько всяких обстоятельств! Вы видели, как перед этим сезоном Виталий получил место перед последними тестами, когда уже все окошки были закрыты на замочек и жалюзи опущены!

Конечно, всё может быть, но я могу дать вам слово: если до конца сезона вопрос не решится, я не буду заниматься этим.

Виталий не видит себя нигде, кроме Формулы-1. Видимо, будем заниматься бизнесом. У него всё достаточно жёстко: Формула-1 или ничего.

Есть другие проекты, есть чем ещё заниматься. Именно поэтому я и говорю, что в России нет интереса со стороны бизнеса. Все в Ф-1 спрашивают: «А что у вас есть? Лес, нефть, банк, телекоммуникации?». Им надо как-то бизнес строить, а у нас это не получается…

Однозначно, приход Петрова в Формулу-1 состоялся раньше, чем Россия была готова к появлению российского пилота. Это факт, но надо же использовать предоставленную возможность, тем более что мы проводим Гран-при России. За кого поедут люди болеть в Сочи? Кто поедет болеть? Так-то я вам смогу гарантировать, что полгорода Выборг точно туда приедет. Они в Спа на велосипедах приезжают за Петровым, а уж в Сочи точно доберутся.

А так — за кого поедут болеть? За Даниила Квята? Ребята, ну он ездит в двухлитровой Формуле-Рено. Вы убить его хотите? Нельзя из двухлитрового чемпионата сразу в Формуле-1 оказаться. Да, Квят считается в России претендентом номер один на заход в Ф-1, но он не будет готов к 2014 году. И к 2015-му не будет, ему надо три-четыре года. Формула-Рено 3.5, может быть GP2… Нужно хотя бы два года в Мировой серии, если они идут этим путём.

— Последний вопрос. Вы сказали, что вам, если что, есть чем заняться за пределами Формулы-1. А Виталию есть чем заняться?
— Виталий не видит себя нигде, кроме Формулы-1. Видимо, будет заниматься бизнесом. У него всё достаточно жёстко: Формула-1 или ничего.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 27
23 мая 2017, вторник
22 мая 2017, понедельник
21 мая 2017, воскресенье
Партнерский контент
Загрузка...
Какой результат покажет Фернандо Алонсо на "Инди-500"?
Архив →