Кими Райкконен
Фото: Getty Images
Текст: Евгений Кустов

Райкконен: я знал, что победа придёт

Кими Райкконен в интервью Marca поделился впечатлениями от работы в "Феррари" и "Лотусе" и не согласился, что шины — главный фактор в Ф-1.
8 ноября 2012, четверг. 23:30. Авто
— Кими, почему вы всегда говорите так тихо, это с чем-то связано?
— Я всегда так делал.

— Похоже, для вас интервью — это худшее, что бывает в Формуле-1.
— Есть обязанности, и когда ты знаешь об их существовании, то подходишь к ним, как к данности (смеётся).
Сейчас все больше вовлечены в работу, всё по-другому, всё более профессионально. Прежде получать удовольствие от гонок было важнее, чем сейчас.

— Вы довольны тем, как складывается ваша жизнь?
— Я живу так, как хочу, и у меня всё неплохо выходит. Да, возможно, с возрастом я что-то поменяю, но я не изменю свою жизненную философию.

— В Монако вы надели шлем, раскрашенный в память о Джеймсе Ханте — пилоте, который знал, как наслаждаться жизнью. Он значит для вас что-то особенное?
— Я не могу помешать людям обсуждать меня, но не придаю этому большого значения. Мне нравятся рассказы о той эпохе Ф-1. Тогда всё выглядело легче, проще. Мне кажется, что пилоты тогда больше развлекались. Сейчас же все больше вовлечены в работу, всё по-другому, всё более профессионально. Прежде получать удовольствие от гонок было важнее, чем сейчас.

— Почему вы вернулись в Формулу-1?
— Не ради денег или веселья. Вернулся благодаря любви к спорту и желанию бороться с соперниками. В этом плане ничто не может сравниться с Ф-1.

— Какие у вас воспоминания от "Феррари"?
— Ни плохие, ни хорошие. Я заработал с ними титул, у нас были хорошие моменты. Я доволен тремя годами, которые провёл там. Возможно, можно было добиться большего, но я не хочу говорить о том, почему этого не удалось сделать и почему я ушёл. Я не скучаю ни о ком. Для меня уход из команды стал освобождением. Ситуация могла сложиться по-другому, но это прошлое, которое не вернуть. Если работа и отношения не очень складываются, то это не может продолжаться слишком долго.

— Чем отличается "Лотус"?
— У меня были хорошие ощущения с самого начала. Люди работают хорошо и спокойно. Они хотят выиграть, и тут спорт и навыки важнее политики, все двигаются в одном направлении. Это необходимо, чтобы добиться цели. Только при таком подходе могут быть хорошие результаты.

— А чего прежде не хватало для победы в гонке?
— Я знал, что она придёт. Нужно было, чтобы весь уик-энд прошёл чётко, без проблем. Иногда другие добивались большего прогресса, чем мы. В других случаях я допускал ошибки. Необходимо было ещё прибавить в квалификациях. Уровень борьбы очень высок, нужно не держать в голове посторонние вещи. Мы все ждали победы и работали на неё.

В Формуле-1 нет удачи. Нужна хорошая машина. Если я вылетаю с трассы или ошибаюсь, то это только моя ошибка, а не вопрос удачи.

— Согласны, что вам в этом году немного не хватало удачи?
— В Формуле-1 нет удачи. Нужна хорошая машина, а если что-то не работает, то факт в том, что была допущена какая-то ошибка: при создании машины, при подготовке, при пилотаже. Вы выигрываете не благодаря удаче. Если я вылетаю с трассы или ошибаюсь, то это только моя ошибка, а не вопрос удачи.

— Что думаете о борьбе за титул?
— На финише сезона впереди окажется тот, кто лучше доработает машину и сделает это быстрее.

— И что насчёт шансов "Феррари"?
— Они слабо начали, но в дальнейшем смогли развиваться быстрее остальных — либо же остальные допустили больше ошибок, чем обычно, плюс было очень много победителей гонок. Даже не имея очень быструю машину, они набрали много очков.

— Считаете ли вы, что Алонсо будет чемпионом?
— Он был лучшим, но всего пара неудач или плохих уик-эндов может изменить абсолютно всё.

— Можно ли сказать, что в этом сезоне главная роль была у шин?
— Никаких особых сложностей нет, просто надо понимать, как они работают. Изменение температуры на пять градусов в гонке или квалификации может полностью изменить поведение покрышек. Это проблема, нужно понять, как всё работает, вот и всё. Это не какая-то наука, но это сложно.

— Что является залогом чемпионства?
— Как и всегда, хорошая машина: побеждает тот, чья техника лучше. Шины не определяют судьбу титула. Если "Маруся" найдёт способ хорошо использовать покрышки, она всё равно не начнёт побеждать в гонках. Совсем нет.

— Нынешняя Формула-1 сильно отличается от той, что была пару лет назад?
— Подвижные элементы антикрыла и другие похожие вещи помогают обгонам, но если у вас нет хорошей машины, то они ничего не дадут. В конечном счёте лучшие машины и лучшие пилоты оказываются впереди.
Я не прощаю себе ошибок, но у меня нет проблем с тем, чтобы признать любую собственную глупость, не перекладывая ошибки на других.

— Кто лучший пилот, если не брать в расчёт вас?
— Трудно сказать. Нужно посадить всех в одну машину, чтобы иметь точное представление. Среди нас есть группа гонщиков, которые будут быстрейшими, если получат хорошую технику.

— Вы внимательно следили за гонками те два года, пока не выступали в Ф-1?
— Я видел пять-шесть этапов.

— Вы по-прежнему очень требовательны к себе?
— Я не прощаю себе ошибок, но у меня нет проблем с тем, чтобы признать любую собственную глупость, не перекладывая ошибки на других.
Источник: Marca
Оцените работу журналиста
Голосов: 11
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →