Все новости
Шумахер и Хауг
Фото: Getty Images

Вслед за Шумахером

Уходит ещё один влиятельный немец, проведший в Ф-1 более двух десятилетий. В отличие от Михаэля, итоги работы Хауга не столь триумфальны.
Авто

После неожиданного назначения Ники Лауды на пост председателя совета директоров команды «Мерседес» (без исполнительных полномочий) стало понятно: кресло под Норбертом Хаугом зашаталось. Появление трёхкратного чемпиона мира наблюдатели связали с неоценимой помощью, которую австриец якобы оказал «Мерседесу» в переговорах с Берни Экклстоуном. Получается, что политическим маневрированием в ключевой момент – перед подписанием нового Договора согласия – занимался не вице-президент «Даймлера» Хауг, а фактически консультант со стороны.

К неудовольствию Норберта, 2012-й для трёхлучевой звезды в автоспорте завершился вяло. В Ф-1 ещё в середине года было принято решение перераспределить ресурсы для создания болидов следующих двух сезонов, и Нико Росберга и Михаэля Шумахера немедленно затянуло в глубину пелотона. За последние 10 гонок сезона «Мерседес» завоевал 37 очков в Кубке Конструкторов, против 46 у

Вряд ли Норберт будет вспоминать о сезоне-2012 с теплотой.

«Заубера» и 63 у «Форс Индия».

В ключевом сезоне другой крупной серии, DTM, «Мерседес» проиграл не только «Ауди», но и новичку «БМВ». Хотя, справедливости ради, подопечный Хауга Гэри Паффетт претендовал на титул. По признанию самого Норберта, немецкий кузовной чемпионат важен для марки. Формула-1 – это имидж, а DTM – как раз тот случай, когда автомобиль побеждает на трассе в воскресенье и продаётся повышенными темпами в автосалонах по всей Германии в понедельник.

В конце 2012-го у Хауга истекал контракт, и стороны по взаимному согласию решили его не продлевать. Норберту не в чем себя упрекнуть – его карьера в автоспорте была сказочной. Немец попал в круг избранных Формулы-1 из неожиданного места: с позиции заместителя главного редактора издания «Ауто Мотор унд Шпорт». Проработав три месяца в спортивном маркетинге «Мерседеса», Норберт в 1990-м возглавил гоночное направление марки, после того как его предшественник Йохен Неерпаш отправился в отставку. Вчерашний журналист превратился в крупного (в прямом и в переносном смыслах) деятеля паддока – на радость журналистам, которых, в рамках цеховой солидарности, Норберт все эти годы безмерно уважал.

Как оценивать результаты деятельности Норберта? За годы работы в «Мерседесе» трёхлучевая звезда помогла завоевать четыре чемпионских титула и два Кубка Конструкторов – с двумя разными командами: «Маклареном» и «Брауном». Причём в случае с последней сложилось ощущение, что волшебная самовозка Росса могла побеждать с любым мотором внутри. Много это или мало? C 1991-го «Рено» помогла завоевать Кубок Конструкторов 11 раз, включая пять побед в

Путь «Мерседеса» в Формуле-1 трудно назвать прямолинейным.

2000-х.

Только ближе к исходу 22-летней карьеры Хауга его работодатель созрел для создания полноценной собственной команды. Попыток было несколько. Штутгарт спонсировал Петера Заубера в период 1988-1992 годов, и именно тогда в Хинвиле была выстроена крупная штаб-квартира, способная разместить полноценный коллектив Формулы-1. Успехи в чемпионате спорткаров были значительными; Михаэль Шумахер благодаря успехам «Заубера» и финансовой поддержке Хауга получил возможность дебютировать в «Джордане» – однако когда «Мерседес» и Петер начали вести речь о «конюшне» Формулы-1, оказалось: её создание невозможно из-за финансового кризиса.

В 1993-м Заубер выступил с собственными силами, а «Мерседес» компенсировал расходы на двигатель, но уже в 1994-м альянс «Заубера» и трёхлучевой звезды стал официальным. Норберт Хауг в интервью немецкому журналу «Фокус» тогда признавал, что бюджет «конюшни» швейцарца – почти 60 млн марок (свыше $ 35 млн – очень приличная по тем временам сумма), и «Мерседес» планировал войти в пятерку по итогам чемпионата. Но уже в 1995-м Норберт переметнулся в «Макларен». Рон Деннис выражал недовольство партнерством с «Пежо», а Хауг решил: сотрудничеством с Заубером можно пренебречь. В результате небольшой коллектив из Хинвила был поставлен на грань разорения.

Понадобилось несколько сезонов, прежде чем «Макларен» можно было снова воспринимать всерьёз, но уже в 1998-м Хауга ждал первый крупный триумф: серебряно-чёрные машины завоевали Кубок Конструкторов. На радостях Штутгарт выкупил 40 % доли триумфаторов и сделал прозрачный намёк о желании полностью контролировать команду. К несчастью

Покупка «Брауна» не привела к значительным успехам.

для Хауга, Рон Деннис по разным причинам не горел желанием уступать своё детище немцам. Вялотекущая позиционная борьба в Уокинге завершилась продажей пакета, на который претендовали в Германии, ближневосточному инвестиционному фонду. В 2009-м «Макларен» объявил о страстном желании вновь производить собственные автомобили и фактически превратился для Штутгарта в конкурента.

На фоне неожиданных успехов «Брауна», наблюдательный совет «Мерседеса» принял решение о полноценном возвращении в Формулу-1 c 2010-го, выкупив обладателя Кубка Конструкторов. Три года спустя большие надежды не оправдались. В пресс-релизе, посвященном уходу, – небогатом на откровения жанре – Норберт Хауг заявил прямо: «После создания команды Формулы-1 в 2010-м мы не смогли реализовать наши цели».

Что теперь? Хауг отправляется на заслуженный отдых – ближе к пиву, сосискам и капусте. Есть подозрение: его наследник будет иметь весьма опосредованное отношение к Формуле-1 (где начальников – в том числе и технических, уже слишком много) и сконцентрируется на усилиях трёхлучевой звезды в DTM.

Хаугу, наверное, стоит посоветовать написать обстоятельные мемуары. Пусть он и был скован переменчивостью наблюдательного совета «Мерседеса» и политическим противостоянием с Роном Деннисом, но за 22 года в паддоке Хауг явно видел и слышал многое. А поскольку журналисты бывшими не бывают, нас всех может ожидать крайне увлекательное чтение.

Комментарии (0)
Партнерский контент