Симондс о прогрессе «Маруси», правилах Ф-1 и KERS
Фото: Getty Images
Текст: Евгений Кустов

Симондс: на болиде «Маруси» изменилось всё

Технический консультант «Маруси» Пэт Симондс рассказал The Manufacturer о прогрессе российской команды, развитии базы и следующих целях.
17 декабря 2012, понедельник. 20:30. Авто
— Пэт, в этом сезоне «Маруся» не смогла набрать очков. По вашим ощущениям, насколько близко вы находитесь от команд-середняков?
— Мы подбираемся очень медленно относительно уровня развития топ-команд. Это чертовски затратный процесс, но мы развиваем нашу аэродинамику с помощью как физического (тесты в аэродинамической трубе), так и виртуального моделирования.

Нет сомнений, что большая часть скорости нынешних машин Ф-1 относится к аэродинамике. И, без сомнений, это наиболее эффективный в плане затрат способ поднять уровень. Если вы можете улучшить аэродинамическую работу машины на один процент, то на каждом круге становитесь быстрее примерно на одну десятую.

Если вы можете улучшить аэродинамическую работу машины на один процент, то на каждом круге становитесь быстрее примерно на одну десятую.

Аэродинамический тоннель дорог сам по себе. Постройка обойдётся в 30 миллионов фунтов, а ежедневная работа — это ещё многие тысячи фунтов. У нас есть всеобъемлющее соглашение с «Маклареном», по которому мы используем их аэродинамическую трубу и другую инфраструктуру.

Но даже найти один процент нелегко. Однако с агрессивной программой развития мы каждый месяц отыгрывали по паре процентов. На самом деле мы настолько преуспели, потому что начинали с очень низкого уровня. Мы серьёзно превзошли намеченные темпы.

— В чём заключается основной прогресс «Маруси» по ходу последнего сезона?
— Единственные элементы, которые не менялись, это монокок, передняя часть боковых понтонов и нижнее заднее антикрыло. Всё остальное изменилось. Форма носа, чтобы улучшить поток воздуха; форма деталей переднего антикрыла; аэродинамические элементы; верхнее заднее антикрыло; днище — всё!

В Сильверстоуне мы внедрили абсолютно новую заднюю часть машины, при которой были по-новому размещены выхлопные трубы: они стали ниже и выходят дальше наружу. Это означало, что мы могли использовать поток выхлопных газов для улучшения аэродинамики. Не было областей, над которыми мы не работали.

— Каков следующий этап прогресса?
— «Маруся» будет использовать KERS в следующем году, а это обеспечит нам повышение скорости. Нам нужно увеличить нашу инженерную команду, чтобы мы могли создавать больше новых компонентов и работать над машиной от недели к неделе. У нас появится собственное производство. В настоящий момент у нас субподряд на все компоненты, а это не слишком здорово. Да, мы находимся в автоспортивном кластере рядом с Оксфордом, но есть определённые требования по качеству деталей.

Переход на частичное собственное производство улучшит нашу скорость реакции. Команда работает всего три года, а год назад была серьёзная «перезагрузка», когда мы переехали в Банбери. Нет смысла разом вводить 300 инженеров. Мы ищем хороших людей, которые могут наращивать те процессы, которыми мы сейчас занимаемся.

«Маруся» не делает на базе никаких из компонентов своих гоночных машин, что очень необычно. Но, с другой стороны, если вы запланируете такую базу, чтобы иметь площадь для производства всей машины во время января и февраля, то всю остальную часть года ваша база будет чрезмерно большой, ведь вам надо будет лишь делать запасные детали и обновления. Лучший вариант — это тот, при котором вы можете сами управляться с большей частью обновлений, а излишки делать по субподряду.

Нет смысла разом вводить 300 инженеров. Мы ищем хороших людей, которые могут наращивать те процессы, которыми мы сейчас занимаемся.

— При идеальном раскладе какую часть деталей «Маруся» делала бы сама?
— Примерно 30 % на базе и 70 % за её пределами. Есть определённые вещи, делать которые самим нет смысла. Например, неоправданно создавать отдел, связанный с электропроводкой, ведь он нужен шесть раз в год. Много места нужно для производства днища, так что имеет смысл пользоваться субподрядом.

— Насколько сильно на гонки повлияют изменения в техническом регламенте Формулы-1?
— Изменения 2014 года фундаментальные. Их невероятно много! Речь не только о силовой установке, что само по себе очень серьёзно, но и о шасси и аэродинамике. Проблема в том, что правила насчёт поставок моторов не совсем ясные. Изменения регламента на 2013 год минимальные, а мы должны рано начинать работы над машинами сезона-2014. Машины на стартовой решётке в начале 2013 года не будут слишком отличаться от прошлогодних.

— Как изменения-2014 повлияют на ход гонок?
— Изменения во многом касаются управления энергией, её применения. Они создадут новые принципы скорости, при которых вы не сможете давить на газ без остановки всю гонку. Сейчас это тоже не получается из-за шин. Какими бы ни были особенности машин, если кто-то в какой-то момент гонки едет быстро, а кто-то медленно, а потом наоборот, то у вас получается много обгонов. В 2014 году гонки станут даже ещё лучше, чем сейчас.

— Уравняет ли новый регламент шансы команд?
— Нет. Были времена, когда фундаментальные изменения правил позволяли менее крупным командам внедрять инновации, но эти времена ушли. Правила стали намного жёстче, так что внедрить инновацию сложнее. Сейчас тенденция в том, чтобы инновации проявлялись при детальном подходе, а это помогает крупным командам, а не маленьким. Статус-кво особо не изменится. Нам придётся потратить много денег на машину для 2014 года.

Изменения 2014 года фундаментальные. Их невероятно много! Речь не только о силовой установке, что само по себе очень серьёзно, но и о шасси и аэродинамике.

— У вас один из самых маленьких бюджетов в пелотоне. Что вы делаете, чтобы сокращать расходы в столь дорогом виде спорта?
— Экономить сложно. Если вы берёте алюминий и обрабатываете его 20 часов, то стоить это будет столько же, сколько и для «Ред Булл». Нам нужно думать о нашем производстве, о производственной инженерии. Есть вещи, от развития которых мы отказываемся, хотя «Ред Булл» и «Макларен» их бы использовали. Но для нас отдача от инвестиций была бы недостаточно хорошей, так что мы лучше потратим их на что-то ещё и получим более высокий результат. А лидеры могут позволить себе эти траты.

— Кто является лучшим пилотом из числа тех, с кем вы работали?
— Михаэль Шумахер.

— Есть ли шанс привлечь его в «Марусю»?
— Он сейчас слишком стар, не так ли? Наша команда обязана быть молодой!

— Это ваша последняя команда в Формуле-1?
— Мне нравится эта команда, и я получаю наслаждение от процесса выстраивания команд.

— Но, как говорится, никогда не говори «никогда»?
— Ты никогда не знаешь всего. (Улыбается)
Источник: The Manufacturer
Оцените работу журналиста
Голосов: 9
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →