Марценко и Травин о планах на 2013-й и сезоне Ф-1
Фото: Max Travin Racing
Текст: Пётр Геллер

"Всё гарантированно прояснится до Нового года"

Во второй части большого совместного интервью Марценко и Травина – о планах на сезон-2013 и впечатлениях от сезона Формулы-1.
23 декабря 2012, воскресенье. 14:00. Авто
Часть 1. "Инженер часто не знал, что надо делать"

— Максим, с BVM Target в итоге расстались из-за сложной финансовой ситуации в команде или были другие причины?
Максим Травин: Пока что мы не расстались. Я хочу закончить эпопею с BVM и сделать так, чтобы команда полностью перешла под мой контроль, я этим сейчас занимаюсь. А для Коли, как его менеджер, стараюсь заключить контракт с одной из топ-команд. Думаю, в ближайшее время мы сможем всё анонсировать после того, как контракт будет подписан со стороны команды и эта информация станет публичной.

— Получается, пути Николая и Max Travin Racing разойдутся в следующем сезоне?
МТ: Нет, не разойдутся. Мы хотим эти проекты развивать параллельно. Будучи уверенными в том, что у нас будет отлажена работа команды, она за следующий сезон сформируется и будет конкурентоспособной, намерены вернуть Колю к нам. После того как команда покажет, на что она способна. Думаю, что это правильно с разных точек зрения. Программа выступлений Коли в Мировой серии рассчитана ещё как минимум на два года.

— Грубо говоря, будущее Коли не зависит от переговоров между MT и Zeta?
МТ: Нет.

Травин: Я хочу закончить эпопею с BVM и сделать так, чтобы команда полностью перешла под мой контроль, я этим сейчас занимаюсь. А для Коли, как его менеджер, стараюсь заключить контракт с одной из топ-команд.
Травин: Я хочу закончить эпопею с BVM и сделать так, чтобы команда полностью перешла под мой контроль. А для Коли, как его менеджер, стараюсь заключить контракт с одной из топ-команд.

— Как проходят сами переговоры, насколько они продвинулись?
МТ: У нас практически все точки над i расставлены, и думаю, что до Нового года мы сможем все эти вопросы решить. Здесь настолько вопрос конфиденциальный, такое количество всяких бумаг мы подписываем, что я не могу давать какие-то комментарии, пока это не разрешено и организаторами чемпионата, и контрагентами по сделкам. Сейчас идут очень плотные, конструктивные переговоры. Комментировать их я, к сожалению, не могу. Но в ближайшее время эта информация станет доступна.

Оба коллектива сейчас находятся в листе ожидания. Команда по-любому уже не будет называться BVM Target, сейчас она называется Zeta Management. Ни мистер Дзампьери, ни я не желаем продолжать сотрудничество с тем же техническим коллективом. В зависимости от того, как пройдут переговоры, в какую сторону качнутся весы, либо полностью контроль над командой перейдёт в мою сторону, либо в сторону Дзампьери. Это будет новая команда, с чистого листа. С новыми инженерами, механиками – будет абсолютно новый коллектив. Поэтому есть некоторые опасения, насколько мы сможем быть конкурентоспособными в первый сезон.

— Есть ли гарантии того, что в случае успешного завершения переговоров и объединения Zeta и MT вас переведут из листа ожидания в основной состав участников?
МТ: Да.

— Российских механиков или инженеров не планируете привлекать?
МТ: Инженеров нет, а механиков – да, планируем. К сожалению, пока мы ещё не вырастили свои инженерные кадры, но мы вырастили своих механиков. Сейчас в России есть много механиков, которые могут на этом уровне работать, и все из них работают в моей команде. Ни у кого из других российских механиков нет такого богатого опыта выступления в международных формульных сериях. Могу сказать, что шеф-механик, технический директор команды Сергей Кузнецов прошёл очень большой путь от начала чемпионата до конца. Придя действительно новичком, человеком, который всему учится, — а учиться было много чему, — он закончил этот чемпионат одним из лучших механиков на пит-стопах. А это самое трудное в ремесле механика. Как только он научился и набрал необходимый опыт, он не сделал ни одной ошибки на пит-стопах, чего не могу сказать про других механиков. У нас было два очень сильных механика, один из них англичанин, а второй – наш, русский парень Сергей Кузнецов.

— Не было ли варианта договориться с командой RFR, покинувшей чемпионат, и выкупить их лицензию?
МТ: Нет, не было. Та сделка происходила по согласованию организаторов чемпионата. Грубо говоря, команда RFR и её владельцы изъявили желание продать команду, после чего организаторы назначили покупателя. Достаточно жёсткие правила в Мировой серии, нельзя просто так придти с деньгами или с ресурсами. Там очень сложная, излишне бюрократизированная система. Там чихнуть нельзя без разрешения на это управляющей компании-промоутера RPM и "Рено-Спорт".

— База будет где-то в Европе?
МТ: Если всё получится, база команды будет в Испании. С точки зрения логистики, это самый грамотный выбор, позволяет сэкономить кучу денег элементарно на транспортировке. Предсезонные тесты и два этапа из девяти проходят в Испании. Можно сказать, едва ли не треть всей гоночной активности приходится на Испанию.

Максим Травин

Максим Травин


— Ведутся ли переговоры с потенциальными спонсорами? Есть ли уверенность, что в случае участия в чемпионате в 2013 году, не возникнет таких финансовых трудностей, как в минувшем сезоне с BVM Target?
МТ: Мы поэтому не подписываемся под эту идею раньше времени, пока не заручимся поддержкой спонсоров. Не хочется на те же грабли наступить второй раз. Сначала мы хотим, чтобы подтвердились все спонсорские контракты, только после этого мы окончательно скажем "да".

— Кто будет поддерживать выступления Марценко в другой команде – вы лично или будут другие спонсоры?
МТ: Посмотрим. Всё сейчас находится в стадии переговоров, это вопрос в том числе. Как нас заверили представители второй стороны, по серьёзным спонсорам ответ может быть известен уже в конце следующей недели, ждать не так долго.

— Можно ли сказать, что до конца года прояснится ситуация и по контракту Николая с командой, и по исходу ваших переговоров?
МТ: Да, конечно.

— Гарантированно до Нового года?
— Гарантированно.

— Если команде MT всё-таки не удастся принять участие в WSR, планируется ли участие в какой-либо другой серии?
МТ: Мы планируем выступать в немецкой Формуле-3. Мы там сезон пропустили, что, на самом деле, неправильно, но нам было тяжело. Сейчас подтвердить ничего не могу, но надеюсь, что команда Max Travin Racing вернётся в немецкую "трёшку".

— Независимо от исхода переговоров с Zeta?
— Независимо.

Марценко: Надеюсь, что мне удастся собрать вокруг себя команду из действительно самых лучших людей в автоспорте, иметь правильную физическую подготовку с физиотерапевтом, хорошего тренера, правильный менеджмент, команду и инженеров.

Марценко: Надеюсь, что мне удастся собрать вокруг себя команду из действительно самых лучших людей в автоспорте, иметь правильную физическую подготовку с физиотерапевтом, хорошего тренера, правильный менеджмент, команду и инженеров.
— Николай, какие цели стоят на будущий год?
Николай Марценко: Показать прогресс, чаще оказываться в десятке, набраться ещё больше опыта. Многое будет зависеть в том числе и от команды. Но хочу остаться внутри себя довольным тем, какую работу я проделал. Увидим, посмотрим, как пойдёт. Надеюсь действительно чаще появляться в десятке, зарабатывать очки, потому что я знаю, что могу это делать. Надеюсь, что мне удастся собрать вокруг себя команду из действительно самых лучших людей в автоспорте, иметь правильную физическую подготовку с физиотерапевтом, хорошего тренера, правильный менеджмент, команду и инженеров. Это позволит нам всем сработаться и показать хороший результат, лучше, чем в прошлом году.

— В случае очень успешного выступления Николая в следующем сезоне, будут ли спонсоры, которые помогут сделать решающий шаг в сторону Формулы-1, или пока таких партнёров нет?
НМ: Всё зависит от результатов, но очень важно иметь хорошие связи и договорённости. В России очень тяжело добиться спонсорской поддержки. Ситуация с Петровым – показатель того, насколько у нас автоспортивная нация, насколько мы хотим поддерживать присутствие россиян в Формуле-1. Если Виталий останется без контракта, это будет, конечно, печально. Откроется дорога молодым, но это покажет, что российские спонсоры не слишком заинтересованы в Формуле-1. Надо очень постараться, чтобы какая-либо крупная компания поддерживала пилота от и до.
МТ: У нас есть, скажем так, дотационные виды спорта в России, на которых у нас спонсоров назначают на государственном уровне. К сожалению, автоспорт пока в этот список не входит.
НМ: В Формулу-1 попасть реально. Но должно сложиться всё вместе: талант, хорошая команда и спонсоры, такой треугольник получается. Без одной составляющей всё сразу сыпется, ничего не получается.
МТ: Все сейчас жалуются, что чемпионат стал слишком коммерческим, слишком дорогим, Формула-1 развивается в таком направлении. Не нам критиковать Берни Экклстоуна, думаю, ему виднее, куда рулить. Я не вправе давать ему какие-то советы, и даже критиковать не возьмусь, потому что это будет, как минимум, глупо, а может и непрофессионально. Он лучше всех на этой планете разбирается в автоспорте, и если он что-то делает, он понимает, что делает.

— Почему, на ваш взгляд, компании в России не проявляют интереса к автоспорту?
МТ: В принципе, надо отдавать отчёт и быть честным перед самим собой и перед окружающими и называть вещи своими именами. Автоспорт – это спорт для среднего класса и богатых людей. Соответственно, аудитория автоспорта прямо зависит от численности среднего класса в России. Много говорится о том, что средний класс растёт, но этого недостаточно, и даже в процентном соотношении его не сравнить с европейскими странами, с Америкой. Если в процентном соотношении сравнить средний класс к общему населению у нас и в Европе – мы окажемся не сильно впереди Гондураса. Будет развиваться средний класс, будет расти количество хороших автомобилей в этой стране, будет расти и любовь к автоспорту, развиваться индустрия в целом.

Недавно услышал от друзей, что есть идея перестать тащить на себе "АвтоВАЗ". Это как со стопудовой гирей пытаться переплыть Ла-Манш, уже давно пора бросить эту гирю и плыть без неё. Мы на законодательном уровне по-прежнему пытаемся защитить и поддержать национальный автопром, это приводит к стагнации и мешает развитию индустрии в целом. Это не только моя точка зрения, это мнение многих профессионалов – не только из автоспорта, а вообще из автомобильной индустрии. "АвтоВАЗ" — это реальная огромная пудовая гиря, которая мешает развитию и автоспорта, и автоиндустрии в целом. Я не понимаю, какие цели и задачи ставит перед собой сам завод, правительство, когда пытается мощными усилиями поддержать на плаву убыточное производство. В конечном итоге, всё это приводит к перекосам в законодательстве, потому что у нас очень высокие пошлины на всё: на автомобили, на комплектующие, и т.д. Всё это призвано, чтобы поддержать национальный автопром. Но это, наоборот, напрямую мешает развитию индустрии и автоспорта.

Травин, Виталий Петров и Марценко на Moscow Raceway

Травин, Виталий Петров и Марценко на Moscow Raceway


— Какие у вас впечатления остались о сезоне Формулы-1 в целом, за кого болели в борьбе за титул – за Себастьяна Феттеля или Фернандо Алонсо?
НМ: Я за Алонсо. Мне было интереснее болеть за Фернандо, потому что мне всегда интересно болеть за того, кто идёт вторым и догоняет первого, чем болеть за человека, который в 80 процентов случаев из 100 победит. Интересно смотреть, как гонщик прорывается, кому действительно нелегко. Алонсо было трудно, но он выжал максимум из того, что было. Во многих гонках он действовал идеально, это было видно по телевизору. Я, как пилот, подмечаю некоторые мелочи. Действительно, с него хотелось бы брать пример, вот так надо бы ехать!
МТ: Это пилот, который за весь чемпионат не совершил ни одной ошибки!

— Такой сезон повторить не только ему, но любому пилоту будет очень непросто…
НМ: Да. Думаю, ему действительно иногда сильно везло, но чтобы тебе повезло, тебе надо быть готовым воспользоваться возможностью, появляющейся у тебя на пути. Перед ним могли все расступиться, разойтись, но если бы он сам врезался в стену, везение бы кончилось. Если тебе везёт, этим надо ещё и воспользоваться. Он воспользовался, это хорошо. Поэтому я болел за Алонсо.

— Максим, а вы за кого?
МТ: Я болел за Шумахера, потому что болею за него с самой первой гонки, как только он пришёл в Формулу-1, с 1991-го года. С тех пор я болею только за Шумахера, больше ни за кого. И хранил ему верность в самые сложные времена (смеётся.) Я находил в себе силы. Сейчас он снова ушёл, и я надеюсь, что в третий раз он не будет наступать на эти грабли, и он ушёл действительно навсегда. Думаю, что сейчас я начну болеть за Кими, он мне более всего импонирует и симпатизирует.
НМ: Да, шикарный гонщик!
МТ: После того как ушёл Шумахер, думаю, начну болеть за него. Что касается сезона в целом, я согласен со многими критиками, комментаторами, аналитиками автоспортивными, что это лучший сезон за многие годы, с конца 80-х. Достаточно вспомнить начало сезона, когда в семи первых гонках было семь разных победителей, это очень интересно. Потом, было настолько интересно смотреть, как Алонсо на "Феррари" в первой половине чемпионата выступал настолько безупречно, что он абсолютно в любой ситуации умудрялся приезжать как минимум на подиум, а в лучших случаях выигрывать гонку. Независимо от того, удачная квалификация или нет, это было очень интересно смотреть. Достаточно вспомнить гонку в Валенсии.
НМ: То, как он там стартовал и проехал первый круг – очень сильный момент. Он ехал быстро настолько, насколько надо было, чтобы приехать первым. Да, кто-то сломался, Хэмилтон убрался, у Феттеля и Грожаном машина выключилась. Но он воспользовался, взял максимум в этой ситуации и выиграл домашнюю гонку, что было очень красиво.
МТ: А Кими теперь можно любить только за одну фразу – Leave me alone, I know what I’m doing.
НМ: Да и в Бразилии, когда он заблудился, было просто шикарно! Было бы ещё лучше, если бы он отстегнулся, вышел, отодвинул барьер, сел обратно и поехал бы дальше (смеётся).

Травин: Вопрос не к Виталику, не к тому, как он ехал. Его мастерство, его желание выступать на это не влияют. Сейчас это сугубо финансовый вопрос.
— Вообще Кими вас удивил своим возвращением?
МТ: Да, да. Я хотел бы, чтобы так же вернулся Шумахер. Да, болид у него был хуже. Но машина машиной, а все эти годы Шумахер проигрывал командную дуэль начисто. Это наводит на тревожные мысли о том, что его эпоха прошла. Да, безусловно, с этой машиной он не мог претендовать на титул, с этим все согласятся. Но он обязан был переигрывать или хотя бы сражаться на равных со своим напарником по команде. Он этого не смог ни в первый, ни во второй, ни в третий год.

— Как оцените выступления Виталия Петрова?
МТ: У него был свой собственный чемпионат. Есть основной чемпионат, а есть свой для трёх оставшихся команд. Когда Виталику удавалось в квалификации или гонке опередить своего напарника, это была его маленькая, собственная победа. Ну и достаточно на позитивной ноте он чемпионат закончил, финишировал 11-м, принеся команде 10-е место.

— Как думаете, он останется в "Кэтерхэме"?
МТ: Это вопрос не к Виталику, не к тому, как он ехал. Его мастерство, его желание выступать на это не влияют. Сейчас это сугубо финансовый вопрос. Естественно, он себя очень хорошо зарекомендовал в чемпионате, многие команды его с радостью взяли бы, если бы он имел за собой крупную спонсорскую поддержку.

— Бытует мнение, что раз он вернул команде 10-е место и спас большую сумму призовых денег, "Кэтерхэм" мог бы его уже за это продлить…
НМ: Этого было бы достаточно, чтобы продлить контракт с Ковалайненом. Без призовых они не могли бы позволить содержать его контракт. Соответственно, Виталик сделал небольшое одолжение команде. Я буду рад, если он попадёт в другую команду, которая позволит бороться за более высокие места. Ему абсолютно не помогает бороться где-то позади. Со стороны, особенно русской аудитории и русским спонсорам, которые особо не разбираются, то, что он едет в конце, это неприятный момент.
МТ: Ситуация сильно осложнилась для Виталика в тот момент, когда подтвердили подписание контракта с Шарлем Пиком.

— Что конкретно в следующем сезоне у вас вызывает наибольший интерес?
НМ: Мне кажется, можно следить за всем вместе. Мы не участвуем, смотрим со стороны, можем всё анализировать, за всем наблюдать: и как Льюис Хэмилтон поедет в "Мерседесе", и что сделают "Феррари" с Алонсо, сможет ли Феттель выиграть ещё один титул, и т.д.

— Возвращаясь к Алонсо и "Феррари": вы поддерживаете решение команды сломать пломбу на коробке передач Фелипе Массы?
НМ: Это чистая "Феррари". Почему нет? Учитывая, где Масса был в чемпионате, он сам себе создал такую ситуацию. Я бы на его месте согласился и сказал: да, давайте сделаем всё, что можем.
МТ: Это философия "Феррари", всё для победы. Какой-то реакции отторжения или резкого осуждения это решение у меня не вызывает. В конце концов, командная тактика разрешена в чемпионате, и это абсолютно нормальный элемент командной тактики.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 2
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →