Александр Василевский
Фото: Пресс-служба "МАЗа"
Текст: Евгений Кустов

Василевский: спрашиваем у Чагина, что да как

Гонщик "МАЗа" Александр Василевский рассказал, как белорусы решились поехать на "Дакар", какие цели у "МАЗа" и что им советует Чагин.
14 января 2013, понедельник. 15:00. Авто
В наших дакаровских обзорах по объективным причинам не получается уделять много внимания белорусским участникам грузового зачёта: материал не может быть бесконечным, да и подъезжают на бивуак мазовцы обычно поздновато. Чтобы как-то исправить этот вакуум, корреспондент "Чемпионат.com" решил расспросить гонщика "МАЗа" Александра Василевского о его команде.

– Александр, как "МАЗ" вообще решил создать дакаровскую команду?
– Это была идея нашего генерального директора. Им была поставлена задача составить команду из чисто заводских работников. Меня пригласили пилотом. Первый грузовик был создан в 2010 году, и мне предложили сесть за руль. Согласился, мы проехали, затем решили создать вторую машину. А первую переделали, получив на выходе два одинаковых грузовика.

На "Дакаре" мы выступаем второй год. Конечно, у нас в Беларуси таких песков, дюн, температур нет, так что всё было в новинку. В этом году мы уже выступаем успешнее. В прошлом году заняли 31-е место, в 2013-м после первой половины дистанции идём 21-ми. Если машина не подведёт, может, ещё улучшим свой результат.


– Какой опыт у вас был в тот момент, когда поступило приглашение стать гонщиком?
– Серьёзного опыта у меня не было. На заводе я был водителем-испытателем, 15 лет отработал. В юношеские годы занимался прыжками с трамплина, так что какой-то экстремальный опыт был. Ещё немного занимался мотокроссом – в общем, всего по чуть-чуть. Проехал, почувствовал машину и решил погонять.

– Есть ли у "МАЗа" потенциал, чтобы в какой-то момент начать борьбу с фаворитами? Что для этого нужно?
– Мы молодая команда, только создавшаяся. Набираемся опыта, участвуя в "Дакаре" и российском чемпионате. Развитие идёт, мы в том числе советуемся с камазовцами. К Чагину подходим, расспрашиваем, что да как.

Первая задача – сделать так, чтобы автомобиль меньше ломался. Создаём новые детали, постоянно всё испытываем. Пока не можем добиться уменьшения веса: у нас машины тяжёлые, по 10 с половиной тонн при минимальном лимите в 8600. Пока делаем детали прочными, а уж потом будем их облегчать. Всё впереди. Может, через года три уже что-то существенное получится. Место в десятке? Да, примерно так.

Опыт – первое дело. Например, надо научиться поддерживать высокую скорость грузовика. Находить в поворотах ту грань, при которой едешь быстро, но не переворачиваешься. Надо почувствовать машину. Почувствуешь – поедешь быстрее и результат будут лучше.

– Получается что-то подсматривать у других гонщиков?
– Конечно. Когда находишься в дюнах, то смотришь, как прошёл другой грузовик. Посмотришь, проанализируешь. Всё внимательно наблюдаешь за каждым грузовиком. С дюны спускаешься и видишь, что один пошёл вправо, а другой влево, а ты думаешь, нельзя ли пойти напрямую. Рассказывать можно долго, а сообразить-то надо за долю секунды. Начиная подъём на дюну, уже надо чётко знать, куда ты едешь.

"МАЗ" старается расправить крылья

"МАЗ" старается расправить крылья


– Камазовцев иногда обвиняют в том, что на их грузовиках мало российских деталей. А как с этим дело у "МАЗа"?
– Наша машина фактически создана на базе серийной модели 6316. Мосты и коробка передач импортные, всё остальное родное. Ну, амортизаторы на всех грузовиках стоят зарубежные, поскольку выпускаются в первую очередь голландскими фирмами. Все ими пользуются, потому что у нас спортивных амортизаторов нет. А так – рама, кабина, все комплектующие белорусского производства.

– Вы говорите о помощи со стороны "КАМАЗа". Вообще, похоже, что у вас хорошие связи со всеми участниками из бывшего СССР. На днях ваша техничка с прицепом довезла до бивуака грузовик Ардавичуса, сейчас на прицепе стоит автомобиль Романа Брискиндова...
– Да, все мы друг другу помогаем. Мы пока не можем делиться опытом, изучаем чужой. Нам никогда никто не отказывает в советах. Даже перед этапом подходим к тому же Чагину, спрашиваем о деталях спецучастка – на каком давлении шин ехать, по роудбуку проконсультируемся, ну и так далее. Главное, что он говорит: не спешите, не думайте, что вы с первого дня поедете хорошо. Нужен накат, не всё сразу. А так камазовцы говорят, что у нас всё неплохо, машины неплохо сделаны, но уровень более опытных команд ещё не достигнут. К этому нужно стремиться.

– Насколько в Беларуси высок интерес к вашим выступлениям на "Дакаре"?
– В прошлом году интерес был ниже, чем сейчас. Половина народу не знало, что мы поехали на "Дакар". По телевидению про нас рассказывали, в Интернете, но все не очень представляли, что такое происходит. По приезду уже пошли материалы, болельщиков много появилось, спонсоры пришли. Сейчас мы каждый день звоним домой. Когда мы на третьем этапе заняли 18-е место, то вообще чуть ли не праздник в Минске был! Жена звонила и говорила, что город гуляет. Всё развивается, болельщики появляются.

– Государство вас сейчас как-то поддерживает? Или это чисто мазовский проект?
– Министерство спорта, конечно, обращает на нас внимание, но всё же основная инициатива идёт от генерального директора завода. Серьёзная поддержка поступает от спонсоров.


– Какие задачи ставил завод перед этим "Дакаром"?
– Гендиректор говорил ехать так, как позволяют возможности, но, конечно, не тащиться где-то сзади. Чем выше результат, тем лучше. Генеральный нам звонил и говорил, что пока доволен нами. Два экипажа идут без поломок, занимаем нормальные позиции.

– Что из первой половины "Дакара" запомнилось больше всего?
– Запомнился пятый день, когда были камни. "Колотило" нас в кабине, но выдержали! Ну и третий этап с самыми большими дюнами. В прошлом году они были поменьше. Ну, прошли: где-то со второго раза поднимались, где с первого – где как. Мы довольны, что машины не подвели, экипажи тоже выдержали.

– Насколько вообще трудно приходится внутри мазовской кабины по ходу гонки? Сильно трясёт?
– Назвать спортивную машину "мягкой", конечно, нельзя. Амортизаторы выполняют работу, но организму всё равно достаётся. Чем лучше отрегулираешь амортизаторы, тем мягче будет приземление. Но проблема жёсткости есть во всех машинах. Когда мы у камазовцев спрашиваем, они говорят: "Что вы думаете, если мы быстро едем, то нас не колотит? Да бьёт так же, как и всех". Конечно, подвеска у них работает получше, чем у нас, потому что есть опытные специалисты по её настройке. А так – обычно организм первые километров 50 привыкает, а потом спокойно едем.
Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 8
25 февраля 2017, суббота
24 февраля 2017, пятница
23 февраля 2017, четверг
Партнерский контент
Загрузка...
Как вы относитесь к отходу Берни Экклстоуна от управления Формулой-1?
Архив →