Леонид Новицкий и Константин Жильцов на подиуме
Фото: BMW X-Raid
Текст: Евгений Кустов

Новицкий: едем — и из-за поворота водяной шквал!

Леонид Новицкий и Константин Жильцов, ставшие третьими на "Дакаре", рассказали о событиях ралли-марафона — погонях, потопах и так далее.
26 января 2013, суббота. 15:00. Авто
По ходу ралли-марафона мы (то бишь Евгений Кустов и Светлана Амеличкина) неоднократно общались с Леонидом и Константином. Когда комментарии были длиннее, когда — короче. В итоге какие-то вещи ваш автор заранее стал приберегать для итогового материала, и вот сейчас пришло время для подробного рассказа о ряде ключевых моментов гонки — а это два этапа, остановленных из-за сильных дождей, и погоня россиян за коллегой по BMX X-Raid Нани Ромой.

– Леонид, в официальных видеодневниках "Дакара" вас назвали "Мистером стабильность". Как относитесь к такому званию?
– Ну, стабильность! Я не ставил перед собой целей выигрывать спецучастки, поэтому и ехал достаточно стабильно и ровно. Кто-то постоянно передо мной вылезал, потом выпадал – это постоянный процесс. Люди хотят проявить себя, но они мыслят тактически, а не стратегически. Выиграть спецучасток, разломать машину, убиться физически и ехать на следующий день на потрёпанном автомобиле и без сил? Это неправильно. У нас марафон.

Леонид Новицкий: "Ехали согласно роудбуку по руслу реки, и вдруг из-за поворота выходил огромная волна, порядка метра высотой! Такой водяной шквал, несущий с собой камни и деревья".

Для меня примером по стратегии является Петерансель. Он до этого года десять раз выигрывал "Дакар", хотя если соотнести это число с количеством выигранных спецучастков, то последних получится не так много. Главная цель – финиш в гонке, поэтому ехать нужно размеренно, взвешенно расходовать свои силы и ресурсы автомобиля. Ничего вечного не бывает. Хоть даже у нас серьёзная техническая поддержка, можно дров наломать.

– У всех свои впечатления от потопа на восьмом этапе "Дакара". Как всё выглядело для вас?
– Наша машина, наверное, стала первой, которая столкнулась с этим стихийным бедствием – по-другому я это назвать не могу. Ехали согласно роудбуку по руслу реки, и вдруг из-за поворота выходил огромная волна, порядка метра высотой! Такой водяной шквал, несущий с собой камни и деревья. Нам колоссально повезло, что в этом месте можно было выпрыгнуть из реки, берега были пологими.

Не имея информации, что гонка остановлена, мы продолжали бороться. Мчались вдоль реки, скакали по солончаку. Было реально опасно, ведь дорога, естественно, не прописана. Было много неприятностей. Только потом услышали, что у нас в машине говорит "Иритрак": организаторы сообщают, что гонка остановлена. До этого момента скакали минут сорок вокруг да около, пытались форсировать речку. Организаторы нам сказали останавливаться там, где находимся, никуда не двигаться.

— Что дальше?
— Какое-то время постояли, потом заехали на горку и увидели, где кружат вертолёты. Подъехали туда и обнаружили целое стадо участников, оказавшихся в такой же ситуации! К тому моменту первая волна спала, поговорили с организаторами, и они сказали, что у нас есть 15 минут на форсирование речки, потому что идёт вторая волна. Мы использовали этот промежуток времени, промчались по руслу и уехали на бивуак.

По информации на момент остановки гонки, организаторами было принято решение считать все результаты по итогам CP2, и это нас больше устраивало, чем итоговое решение – зачесть всем результат по худшему времени одного из четырёх финишировавших. Но это решение организаторов, никто его не оспаривает. Чемпионат России здесь устраивать не будем – с протестами и всякой прочей ерундой.

– Второй потоп помешал вам куда сильнее: машина чуть не утонула, на следующий день была невыгодная стартовая позиция, и вы отстали от Ромы в споре за третье место. Как удалось отыграться?
– Всё, что мы задумывали на 12-й и 13-й этапы, получилось реализовать, поэтому мы довольны. В четверг было очень сложно, потому организаторы ввели какой-то новый регламент и нас, несмотря на наши заслуги и положение в турнирной таблице, поставили 35-ми на старте.

Константин Жильцов: "Лёня профессионал. У него выработана своя методика преодоления дюн, у него это здорово получается, я ему по-хорошему завидую".

Перед нами стартовало порядка 12 грузовиков и огромное количество джипов. Приходилось всю эту компанию обгонять в сложных условиях, ведь спецучасток начинался со скоростных очень пыльных дорог – далеко не всегда получалось приблизиться к автомобилю впереди, чтобы "Сантинель" смог достать. Хотя когда организаторы присвоили мне это "почётное" 35-е место, то говорили, что все пилоты проинструктированы: одно игнорирование звонка "Сантинеля" – и последует штраф, причём не денежный. Так что была надежда, что люди будут реагировать, и они это делали, но не всегда получалось подъехать на нужное расстояние.

Честно скажу: первые 80 километров дались нам крайне тяжело – в первую очередь, морально; у меня даже руки опустились. Но когда начались песчаные просторы, то там появилась возможность обгонять, перепрыгивать. Тут мы и оторвались вдоволь. Так что в четверг мы максимально удержали ситуацию по отношению к Нани Роме, проиграли ему не очень много, хотя должны были значительно больше.

Ну а в пятницу – полный газ. Всё, что было во мне, в машине, в Косте, – всё было реализовано. Всё выплеснули на дорогу и сделали то, что сделали.

Леонид Новицкий и Константин Жильцов на подиуме

Леонид Новицкий и Константин Жильцов на подиуме


— Константин, можете вспомнить неприятную ситуацию, когда вы тонули вместе с "МИНИ" на 11-м этапе?
— Организаторы, на мой взгляд, сглупили. Ещё накануне на брифинге говорили о возможности плохой погоды. Перед допом всю дорогу шёл дождь, в горах было темно, а они дают старт. На 69-й позиции дорожной книги сбоку пришла огромная волна, всё ливануло. Одну реку мы перескочили, а вторую не смогли. Нас кружило-вертело, меня под машину затянуло волной, я еле вынырнул. Потом чуть не перевернуло нашу боевую машину, пришлось опять прыгать в воду – мало ли что произойдёт. Меня понесло по течению, потом вытаскивали, кидая мне верёвку. Это уже второй случай, когда я тонул в боевой машине. Пора завязывать с этим делом! Слава богу, травм не получили, только напились воды с песком, ну и вещи поуничтожали.

— Как доставали "МИНИ"?
— Машину выдёргивали двумя тросами. Как только убрали "МИНИ", место, на котором стоял его зад, смыло, образовалась воронка метров восемь. Повезло, что были ребята рядом, которые нас не бросили. Песок в машине повсюду. Слой полметра!

– Какие у вас общие ощущения от работы в составе BMW X-Raid?
– Честно говоря, я поражён. Немцы есть немцы. Их "орднунг" даёт о себе знать, и я очень рад, что могу всё это испытать на личном опыте. С другой стороны, такой уровень накладывал на меня такую ответственность. Конечно, на первых порах ко мне относились настороженно, но после совместных сборов всех экипажей, в том числе направленных на укрепление командного духа, всё хорошо.

– Можете сравнить Леонида с другими пилотами, с которыми ездили?
– Лёня профессионал. У него выработана своя методика преодоления дюн, у него это здорово получается, я ему по-хорошему завидую. Да, раллийные участки ему даются посложнее, но в ралли-рейдах вообще большинство людей – самоучки. Мне нравится, что у него есть блеск в глазах, азарт. Как бы ни было тяжело физически или морально, он пытается держать темп, сохранять динамику.

Этого не хватает, например, Жан-Луи Шлессеру, который берёт своё благодаря огромному опыту, великолепному пилотированию и, главное, тонкому расчёту. Просчитывает всё в голове за десятые доли секунды. Неспроста его называют "лисом" – я на себе это испытал неоднократно, когда мы вытворяли такие вещи, которые здравому человеку в голову не придут. Нет, потом-то вроде видишь, что решение было элементарное, но надо почувствовать: мол, вот там есть дорога, зачем тут тащиться по книжке? Это опыт!

Мы со Шлессером в очень хороших отношениях, и меня это радует. У всех к нему разное отношение, у него тоже разное отношение к соперникам, но у нас тёплые отношения. Надеюсь, они и дальше будут такими. Хотя, конечно, он очень ревнует! Когда он узнал, что я еду на "Дакар" с Лёней, то было видно, что он ревнует по-спортивному. Я очень благодарен за всё, чему Жан-Луи меня научил. Я столько нового открыл для себя в ралли-рейдах.


– Ещё с кем-нибудь общаетесь?
– Конечно, мы общаемся с Петеранселем. Он великий! Можно что угодно о нём говорить, но он талант, гений! Как Чагин. Аль-Аттия? Не знаю, он очень своеобразный. Он очень быстрый, техничный, но, мне кажется, ему все равно ещё не хватает опыта выступлений в ралли-рейдах. Хотя мы с ним дружим, с Нассером можно поболтать. Понятно, что пески он понимает.

Сайнс – человек закрытый, с ним сложно общаться. Непонятно, что он держит у себя в голове. Наверное, в классическом ралли он звезда, но сейчас, пожалуй, его можно назвать затухающей звездой. Впрочем, такой путь ждёт всех.

– Новицкий долгое время выступал с иностранными штурманами, вы – с иностранными пилотами. Легче ли, если партнёр по экипажу – соотечественник?
– Да. Иностранный язык всегда останется иностранным. Бывают ситуации, когда надо передать какой-то нюанс. На русском можно передать одним словом, на иностранном – нужна целая фраза, что долго. Как правило, в гонке времени просто не хватает. Иностранный язык накладывает дополнительную нагрузку. А с Леонидом, конечно, мне легче. Думаю, и ему самому легче. Мне с Лёней очень комфортно, и я благодарен, что он меня позвал на "Дакар".
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 5
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →