Оксана Косаченко
Фото: vitalypetrov.ru
Текст: Евгений Кустов

Косаченко: Петрову нужен небольшой тайм-аут

Менеджер Виталия Петрова Оксана Косаченко рассказала о ситуации со спонсорами, влиянии Гран-при России и присутствии в паддоке в 2013 году.
5 февраля 2013, вторник. 17:30. Авто
Переждав пару дней, "Чемпионат.com" взял подробное интервью у Оксаны Косаченко, чтобы понять причины отсутствия Виталия Петрова в сезоне-2013 Формулы-1 в качестве боевого пилота, и оценить, насколько велики у россиянина шансы вернуться в чемпионат в 2014 году, когда пройдёт первый Гран-при в Сочи.

— Как известно, когда Камуи Кобаяси лишился места в "Заубере", то в Японии поднялась волна, резко появились какие-то потенциальные спонсоры. А к вам не начали вдруг обращаться новые компании, ранее, возможно, не предполагавшие, что ситуация с поддержкой Виталия столь плачевна?
— Ничего такого не случилось, ничего ровным счётом не изменилось с того момента, как стало известно, что Виталий не останется в числе боевых пилотов Формулы-1. Я думаю, это прежде всего связано с тем, о чём мы говорили с самого начала нашего присутствия в Формуле-1: интерес к этому виду спорта в России минимален. Это, конечно, не Япония, где на трибуны приходят 300 тысяч человек.

Формула-1 у нас очень плохо показывается на телевидении и вообще никаким образом не поддерживается СМИ — у нас нет ни журнала, ни какой-то специализированной газеты.
Формула-1 у нас очень плохо показывается на телевидении и вообще никаким образом не поддерживается СМИ — у нас нет ни журнала, ни какой-то специализированной газеты. Да и буквально в день нашего интервью руководитель спортивной редакции ВГТРК Дмитрий Анисимов сообщил, что трансляции каждого этапа привлекают к телевизорам один миллион человек. Это позорно низкие цифры. Думаю, среди одного миллиона 990 тысяч болеют за этот вид спорта, им нравится Формула-1, но это не те люди, кто способны оказать финансовую поддержку своей команде или своему пилоту.

На мой взгляд, мы должны просто пересмотреть своё отношение к тому, как рассказать об этом виде спорта. Согласитесь, навряд ли кому-то нужны пятничные тренировки в прямом эфире и бесконечные повторы гонок. И мы просто убили существовавшие в нашей стране журналы про Ф-1. По сути сегодня о Формуле-1 пишут только информационные и специализированные спортивные порталы.

— Если перейти к переговорам с "Кэтерхэмом", то вы ранее говорили, что не могли дать утвердительного ответа на все вопросы со стороны команды. О чём речь? Условно говоря, это долгосрочные финансовые гарантии?
— Нет, речь идёт даже скорее не о долгосрочном финансовом сотрудничестве. Да, финансовый фактор явился основополагающим в решении "Кэтерхэма" взять Гидо ван дер Гарде, но и для них, и для того же "Лотуса" была важна некая стабильность, долгосрочность отношений с партнёрами. Любой команде важно понимать, что партнёры заинтересованы в использовании Ф-1 как своего инструмента в бизнесе, в маркетинге. Этого как раз достичь пока не удалось. Сам факт того, что Формула-1 это бизнес, в России не оценён.

— Можете прояснить, какая ситуация была перед этим сезоном и с "Сибуром", и с "Вертолётами России"?
— У каждой из этих компаний совершенно свои планы, из-за которых они приходили в Формулу-1. И они изначально не завязывались на персоналии, никогда эти компании не говорили, что поддерживают Петрова. Они говорили, что приходят в Ф-1, и вот так к счастью совпало, что там есть российский гонщик, которого они могут встроить в свою коммуникационную политику. Кто-то из них покинет Формулу-1, потому что, видимо, исчерпан интерес, а кто-то, возможно, останется.

— Когда состоялся последний раунд переговоров с "Кэтерхэмом"?
— Все переговоры мы завершили ещё в начале декабря, а после этого был длительный период ожидания.

Сегодня мы имеем вот такую ситуацию. Мы были к ней готовы, поэтому никаких истерик, всё спокойно. В этом году Виталию будет предложена какая-то другая программа, он определится с тем, что он хочет делать.
— То есть тогда вам не сказали ни "да", ни "нет"?
— По сути мы, наверное, уже в декабре понимали, что решение будет принято не в нашу пользу.

— Есть ли здравое зерно в мысли, что решение "Маруси" расстаться с Тимо Глоком окончательно склонило "Кэтерхэм" к решению рискнуть и взять двух молодых пилотов?
— Думаю, "Кэтерхэм" сейчас не слишком сильно озадачен 10-м местом в Кубке Конструкторов. Команда способна прожить с двумя молодыми пилотами, потому что её основной план — всё-таки сфокусироваться на 2014 годе. Не считаю, что возраст пилотов имел какое-то значение, скорее финансовый фактор.

— Понятно, что такие размышления бессмысленны, но всё же… Если бы на дворе был 2014 год, то "Кэтерхэм" в свете нового регламента мог решить по-другому?
— Я не знаю, не могу принимать решение за "Кэтерхэм". Думаю, это в первую очередь решение даже не руководства, а владельцев команды. Им виднее. Кроме того, мы с вами говорили о бизнес-составляющей. А у "Кэтерхэма" колоссальные бизнес-связи с компанией "Макгреггор", которая поддерживает Гидо ван дер Гарде. И уж точно всем известно об их больших планах с концерном "Рено", поддерживающим Шарля Пика. А вот компании, которая могла бы поддержать Виталия и предложить какой-то проект команде, в России, к сожалению, пока не нашлось.

Поэтому говорить о 2014 годе, о 2015… Я не люблю жить сослагательным наклонением, а сегодня мы имеем вот такую ситуацию. Мы были к ней готовы, поэтому, как вы видите, никаких истерик, всё спокойно. В этом году Виталию будет предложена какая-то другая программа, он определится с тем, что он хочет делать. Самое главное для него заниматься спортом.

А бизнес… В тот момент, когда мы с вами разговариваем, Берни Экклстоун находится в Сочи. Как вы думаете, задал ли он хоть один вопрос про Петрова? Я тоже думаю, что нет. Жизнь продолжается, трасса строится, Гран-при будет проводиться… Владимир Владимирович Путин на встрече с Берни ещё раз это подтвердил.

Всё у нас существует в отрыве от другого, Россия — особенная страна. Вопрос, как поднимать интерес к Формуле-1. В последние три годы он крутился, зиждился вокруг Виталия Петрова и в какой-то степени "Маруси". Ещё раз говорю: пока нет информационного поля, интерес не может возникнуть. Нет пока возврата от инвестиций в Формулу-1.

Виталий для себя практически исключает судьбу третьего пилота, и я вам объясню почему: он прекрасно знает тот факт, что и третий пилот тоже должен принести бюджет в команду Формулы-1.
— Но всё же — проведение Гран-при России не может не поднять интереса к Ф-1 и к судьбе Виталия, не так ли?
— Нет. На сегодняшний день этот никак не пересекающиеся вещи. Что произойдёт за этот год, я не знаю. Но всё, что происходило в последние годы, говорило об одном: никаких изменений не будет. Люди, которые занимаются Гран-при в Сочи, живут совершенно обособленной жизнью. Привезя в гости главу Формулу-1, они даже не уведомили об этом Российскую автомобильную федерацию. А вы говорите — повлияет ли Гран-при России на судьбу Виталика Петрова… Тут вообще никакой связи нет, к сожалению.

— Между тем формульные аналитики при размышлениях о Петрове каждый раз упоминали скорый российский этап и перспективный российский рынок…
— Это всё надуманно. Мы пытались всё это выстроить, как-то одно в другое интегрировать. Но не получается. Люди из Сочи, которые приезжали на гонки, даже не подходили поздороваться с Виталием, в "Марусю" тоже не заходят. Они занимаются одной задачей — строительством спортивного объекта; никто из них не задумывается: если просто залить каток, то трибуны сами собой не заполнятся, а спортсмены не помчатся по кругу на коньках. Как-то надо всё продвигать.

— Сейчас остаётся вакансия в "Форс Индия". Не было вариантов начать сотрудничество с этой командой?
— Мы разговаривали с этой командой ещё с лета, она входила в число тех, с кем мы вели переговоры. Но они достаточно чётко и довольно быстро сказали, что у них нет интереса к присутствию Виталия в команде.

— То есть до обсуждения возможных требований по спонсорам дело не доходило?
— Доходило.

— Когда теперь будут более-менее свёрстаны планы Петрова на сезон-2013?
— Я предполагаю, что нужно каким-то образом задействовать те знания и опыт, которые Виталий приобрёл за последние три годы. Но, думаю, сейчас ему нужен небольшой тайм-аут, чтобы вся эта встряска прошла. Надо успокоиться, и только после этого какие-то решения могут приниматься.

— В теории может быть оправданна работа третьим пилотом? Чтобы быть в паддоке, оставаться в этой формулической "тусовке"?
— Вариантов может быть много. Может быть абсолютный "исход" из Формулы-1, как у Райкконена и Шумахера, с последующим возвращением. Может быть и вариант, как у Хюлькенберга, когда пилот просто посидел на скамейке запасных третьим пилотом. Виталий для себя практически исключает судьбу третьего пилота, и я вам объясню почему: он прекрасно знает, что и третий пилот тоже должен принести бюджет в команду Формулы-1. А дальше можете перечитать всё интервью сначала и узнать, как легко найти в России деньги.

В ближайшее время Виталий просто будет отдыхать, заниматься спортом. Честно хочу сказать: нужно обладать сильным характером, чтобы находиться в паддоке, где ты, скажем так, был одним из героев, а сейчас возвращаешься на вторых ролях. Если он примет решение вообще никак непосредственно не связывать этот год с Формулой-1, я его тоже могу понять.

— В связи с отсутствием контрактных обязательств нет ли вдруг планов принять приглашение организаторов московской "Гонки звёзд"?
— Никакие обязательства, могу сказать, не влияют на небезопасность этого мероприятия. А ситуация ведь может сложиться по-разному. Вспомните, как получил серьёзную травму Кубица и ему пришлось срочно искать замену. Так что Виталию надо постоянно находиться в полной боевой готовности и на пиковой форме.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 24
11 декабря 2016, воскресенье
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →