Льюис Хэмилтон
Фото: Getty Images
Текст: Александр Бессарабский

Хэмилтон: попросил у Берни пропуск для собаки

Льюис Хэмилтон обсудил с журналистами начало своей работы в "Мерседесе", новый самолёт и новую собаку по имени Роско.
5 февраля 2013, вторник. 21:15. Авто
Чемпион мира 2008 года Льюис Хэмилтон ещё по ходу сезона принял решение уйти из "Макларена" в "Мерседес" и подписал трёхлетний контракт с немецким автопроизводителем. В первый раз болид "Мерседеса" Хэмилтон опробовал лишь накануне, 4 февраля, испытав новый F1W04 на обкатке в испанском Хересе. После этого британец пообщался с прессой, обсудив различия между прошлой и нынешней командами и рассказав о своём новом лучшем друге.

— Льюис, позади ваш первый рабочий день с "Мерседесом". У вас уже есть представление о базовых различиях между "Маклареном" и "Мерседесом"?
— Есть.

— Можете поделиться им с нами?
— Думаю, что нет. Ну, это машина Формулы-1, у неё большая прижимная сила и колёса, как и у моей предыдущей машины. Я ездил на демонстрационных шинах, так что особых выводов сделать не могу. На машине стоит двигатель "Мерседес",
В настоящий момент мне надо привыкнуть к множеству кнопок на руле, к различным процедурам и прочему, к терминологии, использующейся в команде.
я привычен к его мощности. В настоящий момент мне надо привыкнуть к множеству кнопок на руле, к различным процедурам и прочему, к терминологии, использующейся в команде. К этому всему надо привыкнуть.

— Хоть вы и работали на демонстрационных шинах, можете ли сказать, что получили позитивные ощущения?
— Да, я настроен позитивно. И совсем не расстроен.

— Нет ли ощущения, что всё начинается для вас сначала?
— Немного есть. Я помню, что в 2006 и 2007 годах изучал все эти кнопки и процедуры, и теперь мне всё надо снова изучать с новой машиной. Кажется, что на руле у меня вдвое больше кнопок, чем на предыдущей машине. Как только я пришёл, сразу избавился от нескольких кнопок, но их всё равно гораздо больше, чем раньше. Работа инженеров и команды отличается от того, с чем я имел дело раньше, так что это всё новое начало для меня.

— Вы вовлечены в инженерный процесс больше, чем в "Макларене"? Прислушиваются ли к вам больше?
— Я ещё не испытывал болид на настоящих тестах и не могу говорить о том, в каком направлении развивать его, но я уверен, что, когда я освоюсь в машине, они будут обращать большое внимание на мои слова. Им будут интересны мои сравнения с предыдущей машиной, мнение о плюсах и минусах, и я надеюсь, что они ко мне прислушаются.

— Когда вы пришли в "Макларен", ограничений на тесты не было и вы проводили много испытаний. Осложняют ли вам задачу нынешние ограничения?
— По-моему, до первой гонки я провёл 22 тестовых дня или около того. Это с учётом тестов в конце 2006 года и порядка 15 дней предсезонных тестов. Сейчас тесты более ограничены, симулятор стал более полезным. Мне надо добиться большого прогресса за короткий промежуток времени и многому научиться. Я предполагаю, что в течение первой пары гонок мне надо будет многому
Я приехал сюда вчера, обычно мы останавливаемся выше на пит-лейн, и я почувствовал себя странно, проезжая мимо привычного моторхоума и грузовиков.
научиться.

— У вас пока не так много опыта работы в "Мерседесе", но заметили ли вы уже изменения в своей жизни?
— Я просто стал счастливее.

— Но почему?
— Я чувствую себя более счастливым, но не могу объяснить этого. Я рад, что принял новый вызов, рад, что меня ждёт свежий старт. Я захвачен всем этим. Не знаю, будет новая машина хорошей или плохой, но, проделав большую работу с большой отдачей, мы сможем добиться своего. И я доволен происходящим.

— Не испытали ли вы странных ощущений, одевшись в цвета другой команды и проходя мимо боксов "Макларена" по пути в гараж "Мерседеса"?
— Да, было странно. Я приехал сюда вчера, обычно мы останавливаемся выше на пит-лейн, и я почувствовал себя странно, проезжая мимо привычного моторхоума и грузовиков. Другая рубашка? Она отличается не так сильно, но, конечно, в машине я начал понимать, что теперь всё совсем иначе по сравнению с прошлыми годами.

— Вы купили частный самолёт, насколько он поможет вам экономить время?
— Я летаю частными рейсами и всегда так летал.

— В каждый год карьеры вы выигрывали по меньшей мере две гонки. Насколько вы готовы смириться с тем, что в этом году можете не добиться таких показателей?
— Время покажет. Мне надо приготовиться к этому, зная, что машина сильно уступает той, на которой я выступал в прошлом году. Где-то разрыв составлял две секунды, но я знаю, что в машину нынешнего года внесены серьёзные изменения. Это эволюция прошлогоднего болида, база заложена примерно та же, и лишь Нико может сказать, действительно ли сделан огромный шаг вперёд. Я надеюсь, что другие команды добились не такого большого прогресса, и мы к ним приблизимся.

— У вас в распоряжении всего шесть тестовых дней, насколько вы можете быть оптимистичны перед Австралией?
— Я извлеку максимум из каждой секунды, проведённой в машине. Даже когда я вылез из машины в понедельник, я сделал себе пометки в блокноте. Происходит много всего, по многим вопросам можно высказать
Я сделал собаке паспорт, так что она будет путешествовать со мной, и попросил у Берни Экклстоуна пропуск для него в паддок.
своё мнение – это касается пилотирования машины, сигналов на пит-стопе, кнопок на руле, многое можно обдумать. Они продолжают говорить со мной о вещах, с которыми я ещё не знаком, так что мне важно воспользоваться каждой секундой и выжимать максимум.

— В прошлом вы тоже делали себе заметки?
— Да, я делал их и раньше. Я использую все свои навыки и опыт и спрашивал у команды, нужно ли мне заниматься чем-либо ещё. Я делаю себя максимально доступным для команды. Прошлым вечером я общался с аэродинамиками, задавал вопросы относительно машины и уже просил о некоторых вещах, которые надо добавить на болид – у других команд эти элементы уже есть. Пока что я не могу заниматься чем-то другим, кроме как доставать всех расспросами.

— Иногда подкрепление приходит самым неожиданным образом – мы слышали, что Роско, ваша новая собака, оказывает на вас большое влияние. Можете ли рассказать, что она изменила в вашей жизни?
— Это мой новый лучший друг. Я всегда хотел собаку, в детстве у меня были собаки – лабрадоры. У моей матери было пять собак, у отца была собака, и я всегда хотел свою собаку, но такой возможности раньше не представлялось. Я сделал ему паспорт, так что он будет путешествовать со мной, и попросил у Берни Экклстоуна пропуск для него в паддок. Надеюсь, что он согласится!

— Ваш бывший напарник по команде Хейкки Ковалайнен потерял место в Формуле-1. Как вы считаете, заслуживает ли он со своей скоростью места в чемпионате?
— Определённо. Когда я приземлился и ехал на трассу, то думал: как жаль, что Хейкки не будет здесь. Некоторые другие гонщики получили места в командах… Кто бы ни взял их, они безумцы, если полагают, что эти гонщики лучше, чем Хейкки. Думаю, что Хейкки – гонщик большого калибра с большим опытом, он заслуживает места в чемпионате. Он мой хороший друг, и я желаю ему всего наилучшего, чем бы он ни занимался.
Источник: ESPN GB
Оцените работу журналиста
Голосов: 9
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →