Ники Лауда и Эдди Ирвайн
Фото: Getty Images
Текст: Дмитрий Захарченко

По чью душу пришёл Ники Лауда?

Ники Лауда уже похоронил одну команду, а другую привёл к продаже. Придётся ли "Мерседесу" спасаться от Лауды или австриец изменился?
18 февраля 2013, понедельник. 13:00. Авто
"Хельмут Марко — крепкий орешек, он всё держит под контролем и не позволяет сотрудникам мешать друг другу. Если бы в Формуле-1 все работали так, как "Ред Булл", были бы куда успешнее", — сказал в начале года Ники Лауда, председатель совета директоров и миноритарный акционер команды "Мерседес". Большой мастер руля и коробки, очевидно, знает, о чём говорит — благодаря ему Матешитц и Марко смогли позволить себе купить команду из Милтон-Кейнса.

"Он очень, мягко говоря, напорист, постоянно во всё вмешивается, требует немедленных результатов", — сказал о Лауде другой трёхкратный чемпион — Бобби Рэйхол.
Не желавший привлекать лишнего внимания, ди Монтедземоло отрядил на переговоры с "Хондой" Лауду, которому сам факт подобных переговоров унизительным совсем не казался.
Рэйхол познакомился с Лаудой в 2001 году, когда "Форд" нанял австрийца в качестве консультанта руководившему в тот момент "Ягуаром" Бобби. Расчёт владельцев был в том, что административные навыки американца, подкреплённые хорошим знанием внутренней кухни Формулы-1, приведут к успехам, сопоставимым хотя бы с достижениями частной лавочки Джеки Стюарта, так неосмотрительно купленной "Фордом".

Помимо трёх чемпионских титулов и репутации жадного до денег человека Ники Лауда к тому моменту уже имел управленческий опыт в авиакомпании "Лауда Эйр", а также помогал Луке ди Монтедземоло управлять делами "Феррари".

Авиакомпания Лауды получила лицензию на международные рейсы в 1990 году, что дало предприятию австрийца необходимый толчок для дальнейшего расширения. Успехи "Лауда Эйр" закрепили в Австрии за Ники статус сверхчеловека — и в огне не горит, и гонки выигрывает, и с таким сложным хозяйством управляется.

Вдохновлённый успехом, Лауда в 1992 году принял предложение своего бывшего гоночного директора, Луки ди Монтедземоло, и вернулся в "Феррари" в роли советника. В Маранелло тогда не было ничего хорошего — машина не ехала, инженеры не разрабатывали, руководители не руководили, а команда не была командой.

Первым делом Лауда договорился с Герхардом Бергером о возвращении в "Скудерию" после трёх лет бок о бок с Айртоном Сенной в "Макларене". Также Ники предпринял попытку вернуть Джона Барнарда, разминувшегося с Аленом Простом по пути в "Бенеттон" к Россу Брауну. Барнард тогда как раз знакомился с молодым новобранцем коллектива Михаэлем Шумахером.

Дела "Скудерии" стали неприятным сюрпризом и для Бергера. Он дошёл до того, что встретился со своими старыми знакомыми из "Хонды", поставлявшими ранее двигатели "Макларену". Герхард спросил, могли бы японцы, ушедшие из Формулы-1 и не планировавшие возвращаться в чемпионат в ближайшие годы, продать "Феррари" технологии, применяемые в разработке моторов, считавшимися тогда одними из лучших.

Не желая привлекать лишнее внимание, ди Монтедземоло отрядил на переговоры с "Хондой" Лауду, которому сам факт подобных переговоров унизительным совсем не казался. Австриец договорился, и без лишней шумихи двигатели "Феррари" получили прибавку в 80 л.с.

Тем не менее этих "лошадей" не хватило, чтобы вытянуть "Скудерию" из кризиса. На помощь ди Монтедземоло пришёл Берни Экклстоун, которого начал по-настоящему напрягать бардак в самой востребованной среди болельщиков части пит-лейна. Экклстоун посоветовал ди Монтедземоло и Лауде Жана Тодта, побеждавшего с "Пежо" в гонках на выносливость и ралли.

Жан Тодт и Ники Лауда в "Феррари"

Жан Тодт и Ники Лауда в "Феррари"


Тодт, будучи по натуре скептичным трудягой, не был доволен шатающейся по боксам фигурой в штатском. Пусть даже это была фигура Ники Лауды. Для австрийца "Феррари" была лишь подработкой, тогда как его основной бизнес — "Лауда Эйр" — падал с ускорением свободного падения. Лауда пытался вытянуть авиакомпанию, сокращая расходы, что приводило к снижению уровня сервиса, ещё более заметном оттоку клиентов и волне критики в австрийской прессе.

Возвращения Барнарда оказалось недостаточно для быстрого выхода из кризиса, и Тодт решил взять дела в команде в свои руки. Француз начал планомерно давить на Луку ди Монтедземоло, который и без того менял своё мнение чаще, чем окружающие могли запомнить. Жан убедил босса отказаться от услуг Лауды, который после увольнения дальновидно сказал, что с Тодтом "Феррари" никогда не добьётся успеха.

Спустя несколько лет, немного отойдя от авиадел, Лауду снова позвали в Формулу-1. На этот раз в роли утопающего был "Ягуар". Как показало время, лучшее в этой команде было то, что она выставлялась хотя бы не под флагманским брендом.

В 1999 году частная команда Джеки Стюарта завоевала свою первую победу в Формуле-1. Это был лишь третий сезон "Стюарта", но все эти годы "Форд" был техническим партнёром и поставщиком двигателей. После первых успехов американцы решили, что пора снимать сливки, и выкупили команду, обозвав её "Ягуаром".

Автомобиль 2000 года оказался неуклюж, и новый сезон отбросил коллектив с четвёртой на девятую строчку Кубка Конструкторов.
Сознательно или нет, но, поощряя разнузданное поведение Ирвайна, Лауда разрушил моральный дух команды.
На баррикады был брошен Капитан Америка Бобби Рэйхол — один из наиболее успешных гонщиков в истории автоспорта Северной Америки, знаменитый чемпион, владелец собственной команды в самой престижной на тот момент формульной серии США. Что могло пойти не так?

Рэйхол исповедовал прагматичный подход в широком смысле этого слова, а не только финансовом. Американец принялся оптимизировать работы отдельных департаментов в целом, а уже после этого требовать от сотрудников результатов. Но по какой-то причине руководство "Форда" послало Рэйхолу Лауду в качестве консультанта…

Обиженный на авиабизнес, Жана Тодта и весь мир, сутулый пожилой человек, придя в команду, сразу начал гнуть свою линию. Лауда, по мнению самого Бобби, начал копать под руководителя с самого начала.

Австриец, обладающий репутацией человека острого на язык, поощрял слабости Эдди Ирвайна. Освободившись от морального давления системы "Феррари", ирландец начал периодически позволять себе публично критиковать "Ягуар", а во внешнем виде и манере держаться Ирвайна всё чётче прослеживались черты гедониста, но не спортсмена.

Сознательно или нет, но, поощряя разнузданное поведение Ирвайна, Лауда разрушил моральный дух команды. Бобби Рэйхол, защищая собственное влияние в "Ягуаре" или коллектив в целом, начал предпринимать попытки избавиться от гонщика, преступающего чёткие границы профессиональной этики. Однако Лауда отчаянно защищал ирландца.

В тот период команда также пыталась переманить из "Макларена" Эдриана Ньюи. Инженер вроде бы согласился переехать из Уокинга в Милтон-Кейнс, но в самый последний момент ответил отказом. По некоторым данным, инициатором переговоров с Ньюи выступил в своё время Рэйхол, однако Лауда использовал срыв сделки в качестве повода уволить американского управляющего и доверить команду ему, о чём и сообщил владельцам. К слову, по слухам, Ньюи отказался переходить в "Ягуар" из-за того, что совершенно не переносил характер Лауды.

"Мы хотим стать британской "Феррари", — заявил на презентации R3, машины 2002 года новый руководитель команды. Автомобиль, который должен был переломить ситуацию, оказался настолько плох, ненадёжен и неуправляем, что в команде на полном серьёзе думали вернуться к прошлогодней машине. В пяти из семи первых этапов пилоты в полном составе квалифицировались на 17-м месте или ниже. Де ла Роса и Ирвайн могли стабильно опередить лишь гонщиков "Минарди". Но ещё смешнее было то, что заводская команда "Форда" уступала в квалификациях "Эрроузу", использовавшему точно такие же двигатели, что стояли на "Ягуарах".

Решение продавать "Эрроузу" двигатели "Косуорт" той же модификации, что стояли на R3, было принято лично Ники Лаудой, вопреки критике внутри команды. Впоследствии у Тома Уокиншоу кончились деньги, и, требуя причитающееся по контракту, Лауда фактически похоронил команду, добившись банкротства аутсайдера.

Эдди Ирвайн окончательно потерял мотивацию и уже не мог не скабрезничать перед телекамерами, при этом в ирландце чах не только талантливый гонщик, но и яркий комик — шутки Ирвайна стали даже хуже, чем абсолютно безвкусная раскраска шлема с изображением ягуара. Лауда, грудью защищавший Эдди от злого Рэйхола ещё год назад, открыто говорил, что наберёт в команду новых гонщиков.

Параллельно в Америке воротилы от автопрома вспомнили, что забыли отпереть дверь бухгалтерии. Аналитики заявили, что держать команду Формулы-1 неоправданно дорого. За этим последовали сокращения, Ники Лауда также был уволен, а оставшимся была поставлена задача за два года найти покупателя. Им с подачи Хельмута Марко оказался Дитрих Матешиц, всё-таки притащивший в Милтон-Кейнс Эдриана Ньюи.

Спустя 10 лет в Формуле-1 снова появились богатые автопромышленники, купившие успешную частную команду. И при первых проблемах этим людям вновь пришло в голову призвать Лауду. В "Мерседесе" прибегли к услугам австрийца во время обсуждений нового Договора Согласия. Также, говорят, именно Ники, размахивая чековой книжкой, убедил Льюиса Хэмилтона покинуть родной Уокинг ради Брэкли — подобные манеры вполне в духе Лауды.

Австриец получил в "Мерседесе" должность председателя совета директоров, а также купил 10% акций команды. В добавок Ники обновил спонсорскую наклейку на кепке, прикрепив туда логотип одного из спонсоров "Мерседеса". По словам самого Лауды, его задача на новой работе — мониторинг и обеспечение связи между спортивным коллективом и директорами компании.

Лауда утверждает, что команде по силам бороться в первой тройке, мол, именно за этим он тут и находится. Сейчас у "Мерседеса" есть команда с более-менее сформировавшимся управленческим штабом, технической базой и солидным бюджетом.
Говорят, именно Ники, размахивая чековой книжкой, убедил Льюиса Хэмилтона покинуть родной Уокинг ради Брэкли — подобные манеры вполне в духе Лауды.
А также гонщик, выигрывавший гонки, но склонный к праздному времяпрепровождению. Ничего не напоминает?

В последнее время Росс Браун оптимистично заявляет, что планирует оставаться на посту руководителя команды, которая именно его усилиями произвела сенсацию в 2009 году. Однако на вопросы о переговорах с нынешним техническим директором "Макларена" Падди Лоу отвечает так: "В том случае, если я решу уйти, моё место достанется Падди". Кстати, на приглашении Лоу настаивает именно Ники Лауда.

В одном из интервью трёхкратный чемпион как-то обмолвился: "Мне скучно, когда всё идёт будто по маслу. Чем сложнее ситуация, тем лучше я себя чувствую. Такой уж я человек". Лауда сказал это ближе к концу 2001 года, за пару месяцев до увольнения Рэйхола из "Ягуара". Похоже, в отсутствие собственных проблем Ники готов создать их вам, а потом сам же их и решить. Если получится.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 69
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →