Эмануэле Пирро и Кристиан Хорнер
Фото: Getty Images
Текст: Евгений Кустов

Пирро: штрафные баллы в Ф-1 – хорошая вещь

Победитель "24 часов Ле-Мана" и стюард Формулы-1 Эмануэле Пирро подвёл итоги марафона-2013 и рассказал об аспектах своей работы в Ф-1.
5 июля 2013, пятница. 14:30. Авто
В начале этой недели многократный победитель суточного марафона "24 часа Ле-Мана" в составе "Ауди" Эмануэле Пирро посетил Москву вместе с двукратным чемпионом DTM Тимо Шайдером. Звёзды приняли участие в открытии выставки "Ауди Моторспорт" в ГУМе, а мы не могли не расспросить Эмануэле об итогах последнего Ле-Мана и его интереснейшей работе приглашённым стюардом на этапах Формулы-1: итальянец – один из тех, кого ФИА регулярно зовёт на помощь.

— Эмануэле, расскажите, какие у вас обязанности как у посла бренда "Ауди"?
— Прежде чем ответить на ваш вопрос, хочу отметить, что я в Москве в первый раз. Для человека в моём возрасте это не слишком приятный факт! Но такова жизнь. Я помню, что когда выступал в Японии, то при перелётах у меня нередко бывали пересадки в Москве, но сам город я не видел. Так что я рад быть здесь.

Работа послом — это отличная возможность для меня. Я провёл с "Ауди" 20 лет своей гоночной карьеры. Мы добились вместе немалых успехов: титулы в туринге, много участий и побед в "24 часах Ле-Мана"… В общем, у нас серьёзные отношения. К счастью, "Ауди" смотрит как в будущее, так и в прошлое, а поэтому использует всех своих пилотов для рассказов о том, что мы делали в прошлом. Знаете, было бы обидно, если бы после длительных отношений, хороших результатов и совместных побед компания просто сказала бы: "Спасибо, до свидания". Но "Ауди" делает по-другому, и мы продолжаем вместе рассказывать людям о наших достижениях в прошлом, при этом одновременно думая и о будущем.

Я знаю, что когда инженер допускает ошибку, то потом чувствует себя очень плохо. То же самое и у гонщика, сделавшего ошибку и проигравшего гонку. Но такова жизнь.
— В рамках своей миссии вы планируете побывать на российском этапе DTM? Или вряд ли?
— К сожалению, нет. Я в основном езжу на гонки WEC. Да, я был и гонщиком в DTM, но всё-таки, в первую очередь я пилот прототипов, Ле-Мана. Мне хотелось бы приехать на гонку, и если "Ауди" меня пригласит, то я с удовольствием приеду. Но пока таких планов нет.

Вообще Россия — страна с огромной историей, но в сфере автоспорта молодая, новая страна. Большинство европейцев многое знают об автоспорте, а Россия сейчас открывает его для себя. Будет хорошо дать людям правильное понимание того, что такое автоспорт и зачем он нужен. Мне нравится участвовать в задаче помочь россиянам лучше понять автоспорт и, как я надеюсь, восхититься им.

— Вопрос к вам как настоящему эксперту по "24 часам Ле-Мана". Как оцениваете результаты последнего суточного марафона?
— Для "Ауди" они были фантастическими. Это была особенная гонка по многим причинам, одна из которых — смертельный инцидент, стоивший жизни Аллану Симонсену. Все мы были очень огорчены. Сама гонка была отличной. Было много сложностей. История Ле-Мана написана бензином, написана резиной, написана потом и кровью. Невероятно, сколько гонщиков и сколько производителей участвовали в гонке за эти 90 лет.

Мне кажется, в этот раз Ле-Ман хотел показать, что он самом деле представляет собой. Гонка пошла по самому сложному сценарию: много инцидентов, включая один фатальный, очень сложные погодные условия, когда трасса поочерёдно была сухой и мокрой… Для "Ауди" это была одна из самых сложных гонок за всё время, а потому итоговый результат стал ещё более ценным. "Ауди" снова победила.

Отдельные победы могли показаться лёгкими, но это не так! Хорошая вещь в "Ауди" в том, что мы не привыкаем к победам. Если вы привыкнете к выигрышам, то это будет большой ошибкой в вашей жизни. Если вы подумаете, что успех навсегда с вами и не надо больше упорно работать на него, то ничего не получится. Каждый раз новый вызов, с каждым годом все стараются ещё больше. И всё-таки всё сработало, а значит, мы рады!

Победа в любом случае навсегда войдёт в историю, но когда ты так борешься за неё, то потом улыбки на лицах всех членов команды становятся ещё шире.
— Вы были обеспокоены скоростью "Тойоты" на начальной стадии гонки? Или были уверены, что всё закончится победой "Ауди"?
— Ни в одном аспекте жизни, а уж тем более в автоспорте нельзя быть уверенным на 100 процентов. "Тойота" по неким причинам не показала большого потенциала на тренировках и в квалификации, но у нас были некоторые подозрения на их счёт: они знали, что делали, это большой концерн с огромными спортивными традициями. И в гонке они действительно заставили нас попотеть! Они были очень сильны, всю гонку были лишь в круге от лидера. Это была очень сложная гонка для трёх экипажей "Ауди", особенно для победителя.

"Тойота" — очень сильный соперник. И, как я уже сказал, победа становится намного более приятной, когда за неё приходится упорно сражаться. Победа в любом случае навсегда войдёт в историю, но когда ты так борешься за неё, то потом улыбки на лицах всех членов команды становятся ещё шире.

— Вы, наверное, знаете, о дисквалификации экипажа российской команды G-Drive Racing. Команда подала апелляцию — как думаете, есть шансы вернуть себе третье место в LMP2?
— Сложный вопрос! Хорошая и вместе с тем плохая вещь в автоспорте в том, что есть определённые границы правил. В истории автоспорта бывали люди, которые намеренно жульничали, но чаще всего дисквалификации следовали просто из-за того, что участники неверно понимали технический регламент. Но правила есть правила. Очень трудно сказать, было ли что-то сделано намеренно или нет.

Мы с вами говорим после Гран-при Великобритании Формулы-1. Как вы знаете, Пол ди Реста из "Форс Индия" был дисквалифицирован после квалификации за недовес в полтора килограмма. Конечно же, проблема возникла из-за ошибки, но что поделать? Нужно следовать правилам. Я иногда работаю стюардом Ф-1, и порой приходится выносить наказания в тех случаях, когда ты знаешь, что люди не совершали ошибку намеренно. Но стюарды и официальные лица должны гарантировать, что правила едины для всех. Иногда тебе очень жаль что-то делать, но ты должен так поступать, проявляя честность по отношению ко всем.

Я знаю, что когда инженер допускает ошибку, то потом чувствует себя очень плохо. То же самое и у гонщика, сделавшего ошибку и проигравшего гонку. Но такова жизнь. И хорошие люди просто принимают наказание и считают его уроком на будущее.

Эмануэле Пирро

Эмануэле Пирро

— Вам нравится работа стюарда? Ведь вы понимаете, что в зависимости от вынесенного решения вас будут ненавидеть болельщики той или иной команды?
— "Ненавидеть" — плохое слово. Конечно, мне нравится эта работа, а то я бы её просто не делал, ведь я не обязан быть стюардом. В целом решение ввести гонщика-стюарда было очень хорошим, и оно было позитивно воспринято всеми в Формуле-1. Лично я хотел, чтобы отношения между стюардами и гонщиками с их командами стали лучше. Нужно было показать, что мы чётко следуем правилам, — это в интересах всех. Если кто-то специально или неспециально нарушает, ты должен вмешаться.

Иногда мне жаль человека, против которого я принимаю решение. Но ФИА указывала: мы не должны думать о том, кого наказывать, мы просто должны выполнять свою миссию. Самое важное — ходить к людям и объяснять им, почему принято такое решение. Лично у меня никогда не было проблем с командами и гонщиками: я чётко объяснял им свои решения, и они их принимали. Это позитивный момент.

— Какова ваша стратегия как стюарда? Вы сторонник жёсткой борьбы на трассе или нет?
— Я понимаю, о чём вы. Надо отметить, что стюарды не создают правила, мы их только применяем. Знаете, когда вы сидите дома перед телевизором, то можете размышлять, мол, это был хороший манёвр, а это — нет. Но на самом деле есть строгие правила по поводу того, что позволено, а что — нет. И мы работаем над тем, чтобы эти правила были ещё более понятными для гонщиков, чтобы они могли чётко понимать, где грань. Не должно быть серых зон! Надо сказать, что мы уже достигли прогресса в этом вопросе, и работа продолжается. Всё ради того, чтобы гонщик мог достигать грани в 99%, но не 101%.

Пространства для интерпретации правил не так много. Так что мы отнюдь не решаем, стоит давать гонщикам в борьбе больше свободы или нет. Это зависит от создателя регламента, мы лишь следим за тем, чтобы его не нарушали.

Все гонщики просят на брифинге, чтобы стюарды были строже, но при этом постояннее в своих решениях. Если кто-то нарушает правила, все согласны, что он должен быть наказан.
— Давайте перейдём к конкретике. Как, например, относятся к рискованным манёврам Серхио Переса в Монако?
— Каждый подобный эпизод обсуждается на следующем брифинге гонщиков. Поэтому с каждым разом пилоты всё лучше и лучше понимают ситуацию. Правила гласят: если кто-то вызывает столкновение, которого можно было избежать, то он должен быть наказан. Да, иногда ситуация не бывает чёткой. Но когда на трассе есть места, которые потенциально могут привести к, скажем так, странным манёврам, то я хочу заранее обсудить всё с гонщиками. В идеальном мире стюарды вообще не должны размышлять при разборе инцидента, поскольку всё должно быть решено заранее, все решения должны быть очевидны для всех. У нас такой ситуации ещё нет, но мы работаем над этим.

— Что вы думаете о введении в следующем году штрафных очков в Формуле-1?
— Я был участником группы, которая предложила и развила эту схему. Я считаю её хорошей. Понимаете, в конце года бывают ситуации, когда предупреждение для пилота уже ничего не значит — он ничего не теряет. Поэтому гонщики может стать более агрессивным и меньше уважать правила и соперников. Штрафные очки — очень хорошая система. Одну-две ошибки можно сделать неспециально, случайно. И система наказывает тех, кто регулярно выходит за рамки, а не тех, кто редко что-то делает не так. И хорошо, что баллы переносятся на следующий сезон.

— Была информация, что один балл можно получить даже за пропуск брифинга пилотов. Насколько это справедливо? Всё-таки это же не ошибка на трассе, от неё никто не пострадал и никто ничего не выгадал…
— У гонщиков есть свои обязанности, они подписали контракт. Например, если ты как стюард вызвал пилота, а он не пришёл, то это серьёзный проступок. И если он не пришёл на пресс-конференцию, то это тоже нехорошо. Мы можем обсуждать это часами! Но у пилотов есть свои обязанности, и надо их исполнять. Конечно, пропуск брифинга – не так плохо, как провоцирование серьёзной аварии. Но спектр наказаний достаточно большой, так что не надо обходиться двумя вариантами – или наказание, или полное прощение.

Не забывайте, что всё делается в интересах безопасности и честности. Все гонщики просят на брифинге, чтобы стюарды были строже, но при этом постояннее в своих решениях. Если кто-то нарушает правила, все согласны, что он должен быть наказан. Но, без сомнения, у этих штрафов должна быть стабильность. Мы и хотим её добиться.

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 3
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →