Эдуард Николаев
Фото: kamazmaster.ru
Текст: Евгений Кустов

Николаев: с дымящим мотором будущего нет

Чемпион "Дакара" Эдуард Николаев рассказал о ходе ралли "Шёлковый путь" и том, как он испытывает новый мотор с электроникой.
12 июля 2013, пятница. 11:30. Авто
На "Шёлковом пути" 2013 года Эдуард Николаев по сути выступает в двух ипостасях. С одной стороны, он как боевой пилот старается показать максимально хорошие результаты и побеждает на спецучастках, с другой – испытывает новый двигатель с электроникой, установленный на его грузовик взамен традиционного агрегата от Тутаевского моторного завода. Боевые тесты не могут обойтись без проблем: во второй день гонки Николаев по сути сошёл, собрав от судей больше 100 часов штрафа за пропуск контрольных точек, когда подвёл движок. Однако результат сейчас — не главное, и это в интервью "Чемпионат.com" подтвердил сам гонщик.

– Эдуард, для начала просьба рассказать о двух последних днях гонки.
– Четвёртый этап – хороший, рабочий день. Начало было – все эти астраханские дороги, ухабы, а вторая половина – степи Калмыкии. Скорости выросли, все ехали на максимальных 150 км/ч. Были остренькие песочки, на которых попробовали в деле наш новый двигатель. Хочется там ехать быстрее, мотор пока не позволяет, но мы работаем в этом направлении. Я искал другую траекторию, чтобы ехать в своём темпе. И сложности
С нами целый инженерный состав приехал, который этим делом занимается: каждый день анализируем, смотрим, разговариваем. Я доволен мотором и вижу, что он перспективный, конкурентоспособный.
были в навигации на быстрых дорогах Калмыкии.

В дюнках потеряли немного времени: я подбирал для мотора подходящие передачи, ехали-ехали и мордой ткнулись в песок. В двигателе произошёл сбой: не привык он к таким ситуациям. Двигатель стал по-другому работать. Мы остановились, вышли, посмотрели. Заглушили мотор, обратно завели – и он опять стал работать как часы. И после этого потеряли немного времени по навигации: были небольшие "уезды".

– У вас ведь новый штурман после завершения карьеры Сергеем Савостиным...
– Да. Со мной едет молодой штурман Женя Яковлев, до этого выступавший с ребятами на "Африка Рейс". Мы с ним срабатываемся, и вполне возможно, что и дальше мы будем с ним вместе ездить. Хоть и уходили мы немножко не туда, но он быстро реагировал, находил нужную дорогу.

В четверг были проблемы с навигацией, пусть и не слишком серьёзные. Сбились, потеряли время. Потом нашли нужный курс. Это была наша единственная потеря — сбились уже за 40 километров до финиша. Я считаю, что Женя Яковлев хорошо справился с этой ситуацией. Организаторы сделали такую навигацию под конец, что не дали расслабиться.

На самом деле, мы ожидали от спецучастка большего — всё-таки 500 километров, а мы пролетели их всего за пять часов. Он был больше скоростной, только последняя часть астраханская была с песками, но она знакома нам по чемпионату России. Но обещают, что в пятницу будет самый сложный доп. Прошли самый длинный доп, дальше самый сложный!

Жаль, конечно, что в Южной Америке нет такого бездорожья, как у нас. Мы в Астрахань ездим каждый год весной тренироваться, причём в первую очередь работаем над выносливостью. Очень сложно ехать по таким дорогам длительное время: и голова перегружается, и зрение. Скорость высокая, ям много… При этом надо проехать безопасно, чтобы ни обо что не стукнуться. Так что есть свои нюансы.

– Как на данный момент оцениваете потенциал нового мотора с электроникой?
– На данный момент неплохо. Ещё конкретные выводы сложно сделать, всё-таки надо проехать весь маршрут. Есть аспекты, в которых хотелось бы большего, но и возможности для улучшения есть. Мы для того и едем,
Наша наработанная годами марафонская стратегия, выработанная Семёном Семёновичем и всеми ребятами, помогает, но мы видим, как другие люди просто уезжают за счёт очень мощной машины.
чтобы увидеть слабые места, поднять мотор по мощности. С нами целый инженерный состав приехал, который этим делом занимается: каждый день анализируем, смотрим, разговариваем. Я доволен мотором и вижу, что он перспективный, конкурентоспособный.

Ну и главное – дымность. Грузовик едет и не дымит. Конечно, какой-то дымок у моторов с электроникой есть, в том числе и у де Роя, но по сравнению с нашим тутаевским мотором этого дыма считай нет. Здесь то же самое: видно, что электроника делает своё дело. Но мотор пока сырой. Его максимально подготовили, но вы видите по результату, что штрафные часы нашего экипажа связаны с простоями, остановками, поломками.

Поломок пока было три. Первая – перегрев топлива. Вторая – сломался штуцер топливной рейки. С топливом мы ещё как-то доехали, а с рейкой встали. И третья – замена топливного насоса. По рейке и топливу понятно, по насосу пока есть неясности, что же с ним случилось. Поставили новый – машина опять поехала, как должна. Но это хорошо: пусть всё вылезает здесь и сейчас, наш экипаж для этого и приехал на "Шёлковый путь", речь изначально не шла о результате. Главное – двигатель, и от нас каждый день ждут как можно больше информации, ведь на "Дакаре-2014", если всё будет хорошо, кто-то поедет уже на таком моторе.

– Один экипаж, а остальные на старых?
– Тут сложно сказать, и я думаю, пока никто вам не скажет. На "Дакаре" будут очень жёсткие правила с дымностью. В этом году мы ещё могли как-то оспаривать ситуации, потому что были соперники, дымившие не слабее, но на 2014-й организаторы прямо заявили: будет дым – будет снят участник. Естественно, нам надо как-то реагировать. А зажимать как-то по дыму наш тутаевский мотор – тогда он просто не будет ехать. Мы даже с дымом уже неконкурентоспособны по двигателю, соперник уже впереди. А если мы ещё зажмём дым, то конкуренты просто будут недосягаемы.

"Дакар" сейчас – в большей степени гонка моторов. "Дакар" превращается в спринт. Это на "Шёлковом пути" мы чувствуем настоящий марафон – 400 километров, 500 в день. А там допы уже за 300 не переваливают, а если и переваливают, то организаторы делают два раздельных, что тоже не есть хорошо. Это марафон, тут должен играть свою роль человеческий фактор, выносливость. А сейчас люди на "Дакаре" садятся в машины, как на какую-то часовую-двухчасовую гонку.

"Дакар" давит сам по себе, много работы на бивуаке, всё это копится, и ты устаёшь. Мы занимаемся в залах, мы готовим себя к длинным спецучасткам – но их нет! Только подходит усталость, а тут уже финиш.

На многих прошлых "Дакарах" даже если у тебя мотор слабый, ты можешь взять допы, грубо говоря, "физухой" или стратегией какой-то. А сейчас это уже становится невозможным. Мы видим: тот, у кого мощный мотор и кто не ломается, имеет преимущество. Наша наработанная годами марафонская стратегия, выработанная Семёном Семёновичем и всеми ребятами, помогает, но мы видим, как другие люди просто уезжают за счёт очень мощной машины. Мы не можем позволить себе потерять ни секунды, потому что потом уже не накатим. А соперник может потерять, а затем накатить за счёт двигателя. Поэтому мы двигаемся вперёд, испытываем новый мотор. Это наше будущее.

Эту работу доверили нашему экипажу,
Когда мотор, никогда не стоявший в спортивном грузовике, попадает на такое бездорожье, то чуда не бывает: всё равно что-то будет.
непосредственно мне. Самое главное, чтобы автомобиль не ломался настолько, чтобы пришлось сойти с гонки. Ведь присутствует и фактор тренировки экипажа. Многие, наверное, видели, как с нами на прицепе ездит моя дакаровская машина: её взяли на случай, если что-то, не дай бог, с основным автомобилем случится, экипаж не потерял тренировочный процесс. Мы бы продолжили гонку вне зачёта. Но пусть лучше она так на прицепе домой и едет!

– А как вы отнеслись к тому, что тесты нового двигателя доверили вам? С одной стороны, будете знать о новом моторе больше всех, с другой – не побороться за победу из-за проблем с надёжностью.
– Нет, ну я уже один раз выигрывал "Шёлковый путь". А от нас всё-таки ждут победы на "Дакаре". Все силы надо туда пускать. Конечно, хотелось бы полноценно ехать на уже проверенном автомобиле, побороться с соперниками, но я понимаю, что без такой работы у нас дальше ничего не будет: куда денемся? Все пишут, все говорят, что у "КАМАЗа" много дыма.

А почему выбрали именно меня, думаю, только руководству известно. Но я нисколько не жалею. В принципе, расклад был понятен, когда мы начали строить эту машину. Когда было сказано, что поеду я, понимал, что о результате думать не стоит. Я собирал этот грузовик, знаю, что это полностью новый двигатель. Когда мотор, никогда не стоявший в спортивном грузовике, попадает на такое бездорожье, то чуда не бывает: всё равно что-то будет.

Я понимал, что результат – это второе. Первое – это испытания. Но, естественно, я еду в своём обычном темпе, ведь испытывать мотор надо только так, не плестись. Постепенно штурман учится, механик привыкает к параметрам нового двигателя. В дальнейшем нам с ним работать.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 1
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →