Турбомотор «Рено»
Фото: Renault Sport
Текст: Евгений Кустов

«Двигатели по-прежнему будут громкими и быстрыми»

Главный инженер «Рено Спорт Ф-1» Реми Таффен — о турбомоторах V6, их звуке, проблемах с надёжностью и контрактах с «Лотусом» и «Кэтерхэмом».
2 августа 2013, пятница. 19:00. Авто
В преддверии сезона-2014 Формулы-1 и внедрения нового технического регламента внимание к мотористам чемпионата возрастает: двигатели вновь смогут сказать своё слово при распределении позиций, а не являться элементом, который, конечно, имеет какое-то значение, но не слишком принципиальное. Кроме того, всех волнует, насколько хорош будет звук от новых турбомоторов V6, приходящих на смену нынешним атмосферным V8. «Чемпионат.com» расспросил главного инженера «Рено Спорт Ф-1» Реми Таффена о предстоящих изменениях…

— Реми, можете рассказать, в какой стадии сейчас находится разработка двигателя для 2014 года?
— Думаю, можно сказать, что мы сейчас в финальной фазе. На динамический стенд ушла самая последняя версия двигателя, которая уже полностью построена. Я имею в виду, что установлены уже все элементы, это финальная
Я не думаю, что подход людей к гонкам поменяется. Двигатели по-прежнему будут громкими и быстрыми. Это по-прежнему будет Формула-1.
конфигурация.

Можно сказать, что если бы нам понадобилось на следующей неделе ехать в Мельбурн, то у нас уже был бы мотор для этого. Но, очевидно, у нас ещё продолжается стадия подготовки, работаем над деталями. С помощью стенда мы также можем тестировать коробку передач от наших клиентов, но в основном речь идёт о турбокомпрессоре и новой системе, использующей энергию от выхлопных газов.

— Тогда вопрос о новой системе рекуперации энергии ERS, приходящей на смену KERS. Пожалуй, можно сказать, что KERS не обрела большой популярности у болельщиков: о ней вспоминают, только когда она ломается. Не боитесь, что у ERS будет та же судьба?
— Я не могу с вами согласиться. Может быть, такое было, как только KERS появилась в 2009 году и её было сложно вписать в дизайн машины, из-за чего мы увидели, что за чемпионство борются болиды без KERS. Но уже в 2011 году KERS вернулась и была полностью интегрирована: без неё уже едва ли можно было выиграть гонку. Будет нечестным сказать, что с KERS часто возникают проблемы.

И KERS всё-таки помогает в гонках совершать обгоны. В отличие от DRS, её вы можете использовать на протяжении всего круга, что иногда позволяет атаковать в тех местах, где соперник этого совсем не ожидает. Можно преподнести сюрприз тому, кто впереди.

Это что касается KERS. Исходя из этого, я уверен и в перспективах ERS. Причём если с нынешней системой поломка приведёт к потере трёх-четырёх десятых на круге, то с ERS речь уже пойдёт где-то о секунде! Система будет получать в десять раз больше энергии. Да, ещё рано говорить о чём-то определённо, но ERS будет использоваться не так, как KERS. И надо очень грамотно подходить к использованию энергии: да, при помощи ERS вы сможете легко опередить соперника, но через 2-3 круга он успешно контратакует, если вы неоптимально использовали энергию. Я думаю, наблюдать за этим будет интересно и действующим лицам, и
Я ожидаю, что будет разница, что мотор может стать ключевым элементом машины. Но в том числе поэтому и внедряются эти новые технологии.
болельщикам.

— Какого снижения скорости на круге вы ожидаете в сезоне-2014? Где-то на пару секунд?
— Не думаю, что мы потеряем так много. Формула-1 остаётся Формулой-1, и мы хотим, чтобы наши машины по-прежнему являлись быстрейшими. И они останутся быстрейшими. Могу предположить, что в начале сезона машины будут медленнее нынешних на секунду, но уже после середины сезона могут стать быстрее. Так всегда было — и когда мы переходили с V10 с V8, и когда были большие изменения в аэродинамике в 2009 году.

— А что вы думаете о новом звуке моторов? Болельщики восхищаются нынешним звуком двигателей и опасаются того, что услышат в 2014-м…
— Вы следите, например, за GP3? Если вы окажетесь на пит-лейне во время их гонок, то вряд ли выдержите весь заезд без беруш, поскольку моторы GP3 генерируют сильный и достаточно приятный звук. Да, я могу представить, что двигатели и машины 2014 года будут создавать звук, который достаточно сильно отличается от нынешнего, но главное — громкость.

Да, мы на динамическом стенде можем понять, что звук издаёт V6, а не V8. Но машины по-прежнему будут создавать очень громкий звук, который вы не сможете выдержать без наушников, если будете стоять рядом. Я не думаю, что подход людей к гонкам поменяется. Двигатели по-прежнему будут громкими и быстрыми. Это по-прежнему будет Формула-1.

— Появление новой техники наверняка вызовет большее число технических проблем. Какого уровня надёжности вы ожидаете?
— Если мы хорошо выполним свою работу, то я не жду проблем. Конечно, какие-то сложности будут, и мы станем их решать. Но я не думаю, что спустя два-три круга после старта гонки все машины будут останавливаться на трассе! Не забывайте, что один двигатель должен будет выдерживать пять гоночных уик-эндов. Так что даже если начнут возникать проблемы, то где-то на третьей-четвёртой гонке. Проблемы на старте года будут, но я надеюсь, что они будут мелкими. Я думаю, что к середине сезона всё стабилизируется. Я надеюсь на это.

— Некоторые люди опасаются, что моторы станут играть слишком большую роль при определении сильнейшего. Что вы об этом думаете?
— Безусловно, влияние будет намного больше, чем сейчас. Ведь в настоящий момент у нас замороженный регламент уже пять-шесть лет, и все двигатели находятся примерно на одном уровне. Я думаю, нынешние моторы могут дать преимущество или отставание в пару десятых, где-то так.

В следующем году будут новые технологии. Пожалуй, это можно сравнить с моментом, когда меняется регламент касательно шасси. Если появляется что-то совсем новое, то, если вы всё делаете абсолютно правильно, можете существенно вырваться вперёд. Но если правила остаются одинаковыми два-три года, то после этого уровень будет выравниваться. Когда появляется что-то новое, то наша работа — выжать из этого максимум. Да, я ожидаю, что будет разница, что мотор может стать ключевым элементом машины. Но в том числе поэтому и внедряются эти новые технологии.

— В сезоне-2014 у «Рено», вероятно, будет четыре команды. Это идеальный вариант для вас?
— Не знаю, идеально ли это, но это нормально, мы к этому и готовились. В теории мы могли бы работать с пятью командами. Трёх нам достаточно – это уже хороший показатель для работы. В случае с
Перед сезоном-2015 у нас по-прежнему будут широкие возможности для доработки мотора: речь не идёт о том, что «Хонда» сможет делать всё, а для нас правила уже будут заморожены.
четырьмя мы можем быть уверены, что сможем поддерживать их так, как требуется. При работе с четырьмя конюшнями есть свои сложности, ведь нужно одинаково хорошо всех обслуживать, но, вместе с тем, это даёт нам намного больше данных.

— И когда можно ожидать подтверждения контрактов с «Кэтерхэмом» и «Лотусом»? Уже наступил август…
— То, что контракты ещё не подписаны, не говорит, что у них нет информации: мы работаем с ними. Но подписание контракта — не такой простой процесс, нужно проработать целый ряд аспектов. Речь идёт о технических вопросах, маркетинге, финансах. Нужно всё это решить. Но это не значит, что до подписания контракта нельзя начинать совместную работу — мы уже занимаемся этим. Мы знаем, что переговоры завершатся позитивно, но некоторые вопросы ещё надо решить. Однажды контракты будут подписаны, и этот день приближается.

— «Хонда» придёт в чемпионат в 2015 году. Как считаете, дебют на год позже конкурентов скорее помешает японцам из-за нехватки опыта или поможет избежать возможных ошибок, допущенных конкурентами?
— Пока трудно сказать. Но если бы я мог выбирать, то предпочёл бы вариант «Рено». Очевидно, мы начали работу над мотором раньше «Хонды» и 2014 год даст нам немало информации, которую можно будет использовать. К тому же перед сезоном-2015 у нас по-прежнему будут широкие возможности для доработки мотора: речь не идёт о том, что «Хонда» сможет делать всё, а для нас правила уже будут заморожены. Вопрос, конечно, к «Хонде», но мне кажется, что из нашей ситуации можно выжать больше.

— Вы за свою карьеру в Ф-1 работали с огромным числом гонщиков. Кто произвёл на вас наибольшее впечатление?
— На такой вопрос не может быть объективного ответа, только субъективный. Если мне надо было ответить очень быстро, я бы сказал — Алонсо, ведь я работал с ним много лет. Но также можно назвать Себастьяна Феттеля, Кими Райкконена, Дженсона Баттона, Марка Уэббера… Может быть, уже скоро я смогу причислить к этому списку и Ромена Грожана: надеюсь, скоро он выиграет свою первую гонку. Все они очень талантливые сильные гонщики, да и в человеческом плане хороши.

Новый турбомотор "Рено"

Новый турбомотор "Рено"

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 3
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →