До 10 000 рублей каждому на первый депозит! Получить!
Николай Марценко
Текст: Евгений Кустов
Фото: http://nmartsenko.ru

Косаченко: Марценко — это не чья-то замена

Коммерческий директор "Кэтерхэма" Оксана Косаченко подтвердила начало работы с Николаем Марценко и прокомментировала слухи о своём будущем.
7 августа 2013, среда. 20:00 Авто

В конце минувшей недели появилась информация о том, что агентство «Манускрипт» Оксаны Косаченко стало вести дела гонщика Мировой серии «Рено» Николая Марценко. Мы обратились за комментариями к самой Косаченко, заодно попросив прокомментировать слухи о том, что она может покинуть пост коммерческого директора «Кэтерхэма».

— Оксана, можете ли вы прокомментировать информацию о том, что отныне делами Николая Марценко занимается ваше агентство?
— Нам невероятно приятно, что Николай Марценко теперь влился в наш дружный коллектив. Уже на протяжении нескольких месяцев мы сотрудничаем с

Когда стало понятно, что карьеру Николая надо развивать, то первым мне позвонил именно Макс Травин, тем более что мы оба живём в Лондоне. Он сказал, что надо вместе сесть и обсудить, как дальше двигаться.

Николаем, уже немножко подкорректировали его программу на текущий сезон. Сейчас заканчиваем формирование его программы на ближайшие два-три года, но, думаю, до начала сентября не будем готовы о ней объявлять.

Сейчас Николай остаётся в Мировой серии «Рено», выступает за свою команду «Понс». Мы рассчитываем, что сейчас уже осталась позади встряска, произошедшая в начале сезона, когда Николай, по сути, занял последнее свободное место на уплывающем корабле пелотона WSR. Место досталось, что называется, по остаточному принципу.

На сегодня «Рено» 3.5 — основная задача, Николаю есть над чем работать, он сам прекрасно это понимает. Я напомню, что у Николая нет большого опыта выступлений в молодёжных картинговых и формульных сериях, так что сейчас пытаемся это компенсировать, работаем над этим.

— Нехватка опыта — это слабая сторона. А какие сильные стороны Марценко вы можете выделить?
— У него несколько очень важных и удивительных особенностей, которые характеризуют профессионального спортсмена. Подчёркиваю: спортсмена, а не гонщика. Прежде всего, у него вся семья очень спортивная, весь досуг семьи — спортивные мероприятия. Было и восхождение на Монблан, и бесконечные велосипедные тренировки — вся жизнь посвящена спорту. Когда человек с детства связан со спортом, это всегда очень хорошо.

У Николая способность вдумчиво анализировать всё, что с ним происходит. Он имеет своё мнение по любому поводу, но может корректировать его в зависимости от ситуации, делает выводы. Он очень восприимчив к информации, которая ему даётся. Ему нравится разбираться в том, что он делает. Очень интеллигентный гонщик, у него очень хорошее образование. Говорит по-английски, сейчас учит испанский.

Очень общительный, легко входит в контакт с людьми и, что приятно, потом поддерживает его на протяжении многих лет. Например, он очень много лет провёл с Максом Травиным, и они по-прежнему дружат, вместе ездят на тренировки и ещё куда-то — сейчас вот на российский этап DTM.

— Вы сказали, что уже слегка скорректирована программа этого года. О чём речь?
— В преддверии осеннего гоночного марафона у Николая начинаются дополнительные тестовые занятия, он будет тестировать ещё несколько автомобилей. Но это не для того, чтобы покататься, а чтобы дополнить то, чего Николаю недостаёт. Он ведь фактически из региональных соревнований сразу перешёл в очень слабый немецкий чемпионат, а потом раз — и Мировая серия «Рено».

Огромный мощный автомобиль, серия с большой конкуренцией, особенно в последние два года. Уровень пилотов в WSR, конечно, очень высокий.

— Вы упомянули Максима Травина. Выходит, он теперь менеджментом Марценко вообще заниматься не будет?
— Максим — друг семьи, у них остаются хорошие отношения. Мы тоже прекрасно общаемся с Максимом. Когда стало понятно, что карьеру Николая надо развивать, то первым мне позвонил именно Макс Травин, тем более что мы оба живём в Лондоне. Он сказал, что надо вместе сесть и обсудить, как дальше двигаться. Сейчас я доверстаю программу, мы обсудим её с Николаем, но и с Максом, конечно, тоже поговорим. Мы находимся в постоянном контакте.

Чтобы было понятно, нет никаких обид, нет ничего. Максим сделал колоссальную работу: нашёл спортсмена с определёнными задатками. Макс сделал всё, что мог, и Максу надо было передавать спортсмена куда-то дальше. Здесь есть преемственность. Никаких обид ни у кого нет.

— Проблема каждого молодого пилота — поиск денег для продолжения карьеры. Можно ли сказать, что на ближайшие один-два сезона финансирование точно есть?
— Финансы – глобальная проблема всего автомобильного спорта в России. Так, получается, что до определённого уровня преимущество получают те ребята, у которых семьи в состоянии оплатить их участие. Но когда ты переходишь определённый рубеж — а Николаю до него остаётся пара небольших шагов, — то уже хотелось бы подключать компании, подключать спонсоров. Мы в этом направлении работаем, но все видят, что пока Николаю помогают региональные компании и компании отца. Но иного пока и не требуется: нужно что-то показать, чтобы потом привлечь к себе внимание. Сейчас всё сформируется, встанет в ровную структуру, и тогда можно будет приходить к спонсорам и разговаривать.

— Из Мировой серии «Рено» в Ф-1 в основном попадают только протеже «Ред Булл». GP2 как промежуточный шаг неизбежна?
— Я скажу, чуть-чуть приоткрыв завесу тайны. Никто не исключает серию GP2. Однако мы с Николаем серьёзно всё обсуждаем, буквально на днях встречались с ним и папой, и всё равно у нас есть чёткая уверенность, что нужен третий сезон в Мировой серии «Рено». Не хочется никого обижать, но это должен быть сезон с продвинутой, сильной командой — более технически оснащённой, ведь «Понс» — команда небогатая, излишеств себе не позволяет. Команда не может прыгнуть

Десятки тысяч молодых парней, которые занимаются сейчас автоспортом, метят в Формулу-1, но я вынуждена всех разочаровать: там такого количества мест просто не предусмотрено.

выше головы, но я ни в коем случае не говорю, что команда плохая, а Николай такой великий. Николаю есть что подтянуть, как и команде. Если получится найти новый коллектив, где Николай мог бы провести третий сезон, это было бы логичным решением. Николаю только 19 лет, и ему смело можно как минимум ещё сезон выступать в WSR.

GP2 в сегодняшней конфигурации представляет какой-то интерес, но всё настолько быстро меняется в автоспорте, что надо будет чётко изучить все возможности, когда Николай подойдёт к этому рубежу. Поверьте, там требований не меньше, чтобы пробиться куда-то выше. Дальше встаёт вопрос — а куда выше? Десятки тысяч молодых парней, которые занимаются сейчас автоспортом, метят в Формулу-1, но я вынуждена всех разочаровать: там такого количества мест просто не предусмотрено.

— Можно ли ожидать сотрудничества Марценко с молодёжной академией «Кэтерхэма»?
— Я не думаю, что сейчас имеет смысл, чтобы Николай вступал во взаимодействие с какой бы то ни было академией. Что такое поддержка любой команды Формулы-1? Это сразу намёк, что спортсмен находится в поле их зрения. Но вы сами видите, что в «Кэтерхэме» сейчас 12 человек. Стоит ли пихаться за одно и то же место? Для Николая, мне кажется, разумнее и экономичнее продолжать программу, которую мы наметили.

Если дальнейший маршрут движения Николая предусматривает непременное вхождение в Формулу-1, то, конечно, нужно будет вести переговоры с одной из команд. Может быть, блеснёт Николай — и «Ред Булл» за ним прибежит или «Феррари», я не знаю! Но для этого надо понимать план Николая на ближайшую перспективу. Я как представитель его менеджмента не уверена, что маршрут Николая однозначно ведёт в Формулу-1. Если много лет назад относительно Виталика чётко была понятна задача, то здесь пока нет такого понимания. Но и когда с Виталиком начинали, такого понимания не было: потребовалось время, чтобы понять, на что способен спортсмен.

Конечно, я наблюдаю за Николаем, мы уже несколько месяцев работаем вместе, но ещё нужно время. Причём время нужно не мне. Если Николай скажет завтра: «Умру, но хочу в Формулу-1», — у меня есть масса объяснений, почему этого не нужно делать, но есть и масса аргументов в пользу того, что у Николая есть необходимые данные, чтобы оказаться в Ф-1.

Хочу опередить ваш вопрос. Николай Марценко не является заменой, подменой кого бы то ни было. Николай Марценко — совершенно самостоятельная личность со своей собственной программой.

— В общем, пока думаете о младших сериях, а не о чём-то большем?
— Вы знаете, я не люблю оценивать поступки других людей, но считаю, что иногда некоторые заявления, которые вырываются из уст пилотов или их менеджеров, преждевременные. Иногда, посадив молодого пилота без достаточного опыта и моральной подготовки — ну просто без головы, что нормально в 17-18 лет — в серьёзную молодёжную серию, можно просто ему навредить. Поэтому мне не хочется бежать впереди паровоза.

Наверное, где-то у Николая маячит звезда Формулы-1, но на сегодня чёткая задача: он знает, что должен наверстать, и работает над этим. У него есть пункты программы, определённые нами совместно, — хочу подчеркнуть, что тут нет никакого диктаторского тона общения ни с Николаем, ни с семьёй. Мы с ним и отцом несколько часов подробно обсуждали, почему хорошо это, а почему — это. Где-то мы с Николаем пытались отца убедить, где-то — они меня пытались убедить…

В любом случае, мы чётко понимаем, что нужно Николаю. Надо пробежаться по какой-то программе-минимум в ближайшую пару-тройку месяцев, а потом уже можно думать, что дальше, причём не на 2014-й год, а на 2015-2016-й. Ближайшие месяцы могут стать определяющими для будущего. Многих вещей я вам сказать не могу, но работы за последние месяцы сделано очень много. Во вторник Николай уже вылетел в Европу, и у него есть работа, которую он будет выполнять в ближайшие дни.

— Учитывая столь плотную работу с Николаем и другими пилотами, не мешает ли это вашей работе в «Кэтерхэме»?
— Сейчас прекрасный момент: двухнедельный отпуск в Формуле-1. Именно сейчас есть возможность пообщаться с гонщиками, поработать с ними. Но, конечно, в основном этим занимается московский офис — могу сказать, что даже не помню, когда в последний раз видела наши пресс-релизы до публикации.

К слову, в случае с Николаем хочу ещё раз отметить его самостоятельность: он сам арендовал машину, заказал номер в гостинице и потом прислал смс – всё в порядке, я в пяти минутах езды от места, где должен завтра быть в восемь утра. К тому же отлажена система физической подготовки: ею занимается английская компания Pro Performance, с которой, кстати, сотрудничают и гонщики «Кэтерхэма».

— В прессе появились сведения, что вы рассматриваете разные варианты продолжения собственной карьеры управленца в Формуле-1…
— Действительно, у меня есть два интересных предложения — вот даже во время нашего разговора мне пришла смска, связанная с одним из них. Сейчас я на

Есть проект, который мне невероятно интересен, но он невероятно затратен по времени, а у меня есть некоторые семейные обстоятельства, которые вынуждают меня всё меньше времени уделять работе.

несколько дней приехала в Россию, после чего надо окончательно определиться, что буду делать дальше.

— Но на данный момент вы остаётесь коммерческим директором «Кэтерхэма»?
— Да.

— И два варианта — это остаться или перейти куда-то ещё?
— Нет-нет, два новых плюс вариант остаться.

— И когда всё-таки намерены определиться?
— Пока в Формуле-1 каникулы, бесполезно с кем-то общаться. Как только они закончатся, буду принимать решение. Просто есть проект, который мне невероятно интересен, но он невероятно затратен по времени, а у меня есть некоторые семейные обстоятельства, которые вынуждают меня всё меньше времени уделять работе. Надо всё взвесить, обсудить в семейном кругу, сколько времени я смогу быть в Англии, сколько — в какой-то третьей стране, потому что моя семья живёт не в России.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
17 октября 2017, вторник
16 октября 2017, понедельник
15 октября 2017, воскресенье
Партнерский контент