Льюис Хэмилтон и Нико Росберг
Фото: Getty Images
Текст: Дмитрий Захарченко

«Мерседес» и ещё четыре сюрприза Формулы-1

Перемирие в Формуле-1 — лучшее время для того, чтобы попытаться оценить намечающиеся тенденции, особенно если они сделают спорт лучше.
8 августа 2013, четверг. 17:30. Авто
«Мерседес» и немецкое упорство

«Мерседес» полностью провалил концовку прошлого сезона и на последних этапах, несмотря на Михаэля Шумахера за рулём, представлял собой зрелище весьма жалкое — шесть очков в шести гонках. Росс Браун объяснял провалы переключением на сезон 2013 года, который сам по себе со стороны — накануне запланированной на 2014 год смены технического регламента – выглядел переходным.

В команду пришли Льюис Хэмилтон и Ники Лауда, что неизбежно повлекло за собой некоторые реформы внутренних механизмов, позже получили подтверждение слухи о переезде в Брэкли из Уокинга Пэдди Лоу. Всё указывало на то, что упираться серебряным рогом в этом году никто не будет. В интервью Хэмилтона сквозил скепсис, а проблемы с резиной никуда не делись.

Тем не менее в Австралии Хэмилтон приносит команде первый финиш в топ-5 за последние полгода, гонку в Малайзии оба гонщика заканчивают в первой четвёрке. В Шанхае Хэмилтон завоёвывает первый в сезоне поул, после чего Росберг трижды подряд выигрывает квалификацию.
«Мерседес» оставил свой след в Формуле-1 за эти четыре сезона и всё идёт к тому, что команда на этом не остановится.
Однако проблемы с резиной вплоть до Гран-при Монако не позволяли «Мерседесам» реализовывать свои высокие стартовые позиции, а успех в Монте-Карло во многом объяснялся характером местной трассы.

Победа Нико Росберга могла бы остаться вершиной достижений «Мерседеса» и едва ли кто кинул в коллектив камень, если бы тот сконцентрировался исключительно на следующем сезоне. В конце концов, «Мерседес» выиграл Гран-при, скорость на одном быстром круге никуда не делась. В «Сильверстоуне» Нико Росберг приносит ещё одну победу — результаты превзошли средние ожидания накануне сезона.

Но коллектив на этом не остановился и пошёл дальше, хотя, возможно, и зашёл слишком далеко. Сложно судить, в какой степени обусловлен прогресс в работе с резиной тестами в Барселоне, степень наказания со стороны ФИА оценить тоже не очень просто, но факт остаётся фактом — на «Хунгароринге» Льюис Хэмилтон был неудержим, провёл блестящую гонку и принёс команде уже третью победу в этом году.

Теперь европейская пресса именно Хэмилтона называет главной угрозой четвёртому подряд титулу Себастьяна Феттеля. Многие ещё долго будут припоминать «Мерседесу» вообще и Россу Брауну лично тесты в Барселоне, однако внимание акционеров и спонсоров так или иначе приковано к трём победам, а внимательно следящие за командой болельщики не могут не заметить непоколебимую упёртость и стремление идти вперёд. Риск оправдался, «Мерседес» оставил свой след в Формуле-1 за эти четыре сезона и всё идёт к тому, что команда на этом не остановится, а некрасивая история с тестами закончилась на «Хунгароринге».

Кими Райкконен и аппетит во время еды

Полтора года назад возвращение Кими Райкконена создавало впечатление чего-то среднего между потрясыванием стариной и маркетинговым ходом — тогда было ясно лишь то, что образ финна отлично подходит расслабленной и достаточно демократичной политике «Лотуса». Затем Райкконен вернулся на подиум и выиграл в Абу-Даби — почти голливудская история.

Сами взаимоотношения гонщика с командой стали в том числе рекламным инструментом — в производство была запущена партия одежды с цитатами Райкконена. «Лотус» постепенно утвердился в числе грандов Формулы-1 и теперь не покидает списки фаворитов Гран-при перед стартом пятничных тренировок, Кими вернул себе статус невероятно одарённого пилота, которому к тому же далеко до звания ветерана. Автоспортивная идиллия в мире жестокого бизнеса, но что дальше?

Этим вопросом задался и сам Райкконен. Пока Жерар Лопес был занят поиском инвесторов, Эрик Булье упустил Джеймса Эллисона, а финн отлично знает, что деньгами хорошего инженера не заменишь. Амбиции гонщика не позволяют Кими довольствоваться тем уровнем, которого добилась команда — ему нужно больше. На командном мостике раз за разом ошибаются и это, похоже, начинает бесить самого флегматичного пилота на стартовой решётке.

Теперь Райкконен оглядывается по сторонам и понимает, что является сейчас чуть ли не самым востребованным пилотом на рынке — у его возможных конкурентов уже есть контракты, а сам финн может позволить себе выбирать будущее место работы. При этом, исходя из уже достигнутых результатов, Райкконен не пойдёт играть вторую скрипку — по-спортивному злой финский пилот чётко видит в прицеле чемпионский титул. И это само по себе приводит паддок в движение, характер которого окажет влияние на облик всей Формулы-1 в ближайшие годы.

Дженсон Баттон и тонущее судно

После объявления о переходе Льюиса Хэмилтона в «Мерседес», роль однозначного первого пилота команды свалилась на Дженсона Баттона, поскольку пришедший в «Макларен» Серхио Перес попросту не обладает достаточным опытом, чтобы играть хотя бы одну из определяющих ролей в команде.
Баттон неожиданно оказался в абсолютно новом для себя амплуа и, похоже, успешно справляется с задачей.
На фоне потрясающей формы «Макларена» в концовке прошлого сезона, этот чемпионат должен был стать новой проверкой для Баттона, но никто не ожидал, что Дженсон окажется в роли капитана тонущего судна.

Что-то изменилось на базе в Уокинге — механики вдруг начали крепить детали к машинам вверх ногами. Машина перестала ехать и управляться, бороться на ней за подиумы в данный момент невозможно. Отношения с «Мерседесом» разладились, титульный спонсор команды покидает чемпионат по окончании сезона, и если бы не контракт с «Хондой» будущее «Макларена» уже и вопросов не вызывало бы.

В такой ситуации Дженсон Баттон стал настоящим лидером команды — он неустанно повторяет, что Уокинг продолжит бороться, что инженеры работают над машиной и постепенно вычисляют недочёты автомобиля, что с сегодняшними шинами можно отыграться тактикой. После очередного повторения этой мантры, Дженсон садится в кокпит и по максимуму использует свои сильные стороны — он аккуратен с резиной, вдумчиво подходит к каждому сражению на трассе и приносит очки.

Стоит отметить, что Баттону ещё ни разу в жизни не приходилось быть локомотивом команды. В «БАРе» Дженсон был молодым перспективным гонщиком под руководством ставленника табачного концерна Дэвида Ричардса, в «Хонде» он был одним из представителей команды Росса Брауна, затем — одним из двух гонщиков-звёзд в «Макларене». Несмотря на внушительный авторитет Мартина Уитмарша, его сдержанный подход к работе едва ли может вдохновить персонал, а похвалы со стороны харизматичного чемпиона мира 2009 года — вполне.

Баттон неожиданно оказался в абсолютно новом для себя амплуа и, похоже, успешно справляется с задачей, хотя раньше в прессе и появлялись мнения, мол, после 2009 года Дженсон изменился не в лучшую сторону с человеческой точки зрения.

Жюль Бьянки и поправленная репутация

Одной из самых громких историй перед стартом чемпионата был контракт Луиса Разии с «Марусей» — тогда бразилец не смог предоставить команде обещанных денег и был заменён французом Жюлем Бьянки, одно время считавшимся самым перспективным среди молодых пилотов, но к тому моменту несколько притормозившему свой прорыв сквозь молодёжные серии.

После травмы, полученной на этапе GP2 Series, француз не смог вернуть свои результаты в серии на прежний уровень. Гонщик начал переживать и допускать ошибки. И хотя в 2011 год Бьянки завершил на третьем месте в GP2 Series, на его счету оказалась лишь одна победа против пяти у Грожана и двух у Пика. Не могло остаться без последствий и поражение от Робина Фрейнса в Формуле-Рено 3.5 в прошлом сезоне.

Бьянки крупно повезло оказаться в кокпите «Маруси» в этом году, и француз не подвёл ожиданий команды. В соперничестве с Максом Чилтоном, год назад гонявшемся в GP2 Series на трассах Формулы-1, француз камня на камне не оставил от своего напарника, а также вполне уверенно оппонирует Шарлю Пику, когда позволяет техника. Первая половина сезона полностью реабилитировала Бьянки за поражения младших серий, и в будущем заматеревший гонщик может стать одной из суперзвёзд французского автоспорта.

Кроме того, история с Бьянки иллюстрирует ещё один положительный момент сегодняшней Формулы-1, перенасыщенной разговорами о спонсорах и деньгах. «Маруся» выжила и без спонсорских денег Разии, а выступления Бьянки показали, что блеснуть в рядах слабых команд можно и сейчас, как раньше это удалось Алонсо и Уэбберу.

Формула-1 и тест на гибкость

В последние годы Формула-1 часто критиковалась за непоследовательность и неповоротливость — скандалы вспыхивали один за другим, судебные разбирательства затягивались на месяцы, а внятных объяснений некоторым решениям не поступало вовсе. Но в этом году, похоже, администрация чемпионата переломила тенденцию.
Выступления Бьянки показали, что блеснуть в рядах слабых команд можно и сейчас, как раньше это удалось Алонсо и Уэбберу.

Пока нельзя с уверенностью сказать, чья это заслуга — Берни Экклстоуна и его соратников или администрации Жана Тодта, но в текущем сезоне Формула-1 сделала большой шаг вперёд и по части внутренней юриспруденции, и по части реверансов в адрес болельщиков.

Скандал с тестами «Мерседеса», хоть и завершился решением, многим показавшимся спорным, решение было принято достаточно оперативно и положило конец большинству пересудов по этому поводу. Немаловажен и тот факт, что вердикт трибунала сложно заподозрить в фаворитизме по отношению к кому-либо из участников чемпионата.

По возможности оперативно была решена и проблема с шинами, взрывавшимися на «Сильверстоуне» будто наступил новый год. При этом изменения в конструкцию резины можно было бы внести и быстрее, если команды договорились быстрее. Текущий сезон также показал, что машины могут ездить по трассам и без подписанного Договора согласия.

Новшества были привнесены и в телевизионную графику по ходу трансляций, сделав контекст немного разнообразнее, ярче и ближе болельщикам. Конечно, каких-то радикальных изменений в подаче гонок по телевидению не произошло, но хочется верить, что это лишь первые среди свежих идей ФОМ.

В свете предполагаемого IPO Формула-1 продемонстрировала неожиданную гибкость и разумность, и всё это в период тесного общения Берни Экклстоуна с правоохранительными органами. Конечно, в чемпионате мира по-прежнему масса проблем, но, кажется, сейчас устроители первенства дозрели до разумных решений.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 10
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →