«Гонка». Эпоха 70-годов в Формуле-1
Фото: Getty Images
Текст: Дмитрий Захарченко

Компромиссы с жизнью. Какой была Формула-1 70-х?

В широкий прокат выходит фильм "Гонка", посвящённый дуэли Ханта и Лауды. В связи с этим вспоминаем, в какой атмосфере проходили гонки 70-х.
15 октября 2013, вторник. 19:30. Авто
Сражение Джеймса Ханта и Ники Лауды – одна из жемчужин истории Формулы-1, но это не единственный яркий эпизод в истории чемпионата мира. Более того – всё десятилетие 70-х годов было пропитано духом бескомпромиссной тяги к совершенству на предельных скоростях. Это была борьба не только с соперниками, но и с самим понятием предела возможностей и предела человека.

На третий десяток лет Формула-1 ушла в не лучшем расположении духа – в 1970 году лидер чемпионата Йохен Риндт разбился в "Параболике" на тренировках к Гран-при Италии. Риндт — в стремлении бороться с машинами "Феррари" на прямых — настоял на том, чтобы с его машины сняли антикрылья. Его напарник заявил, что в таком виде "Лотус" 72C "даже прямо не едет", но Йохен оставался невозмутим: "У меня нет с этим проблем".

Ники Лауда стал для Формулы-1 представителем новой формации мышления. Австриец анализировал сложившуюся обстановку с точки зрения долгосрочной перспективы.
На момент гибели Йохен Риндт на 26 очков опережал Жаки Икса, который затем выиграл две гонки, но так и не смог опередить австрийца. Риндт стал первым и пока единственным чемпионом Формулы-1, выигравшим титул посмертно. Йохен был одним из самых отважных и смелых представителей своего поколения, и именно его стремление к постоянному совершенствованию и повышению оборотов во многом предопределило облик той эпохи.

Из шестидесятых машины Формулы-1 вышли в своём "пубертатном" состоянии – они уже показывали зубы, были очень быстры и демонстрировали задатки технического прогресса. К этому моменту Колин Чепмен уже применил двигатель как несущий элемент конструкции, центральным элементом которого был монокок, а также прикрепил к гоночному автомобилю антикрылья, прижимавшие машину к асфальту, увеличивая сцепление. Команда "Лотус" привнесла в чемпионат ещё одно новое явление – их машины были раскрашены в цвета табачного бренда.

На пороге семидесятых годов весь мир Формулы-1 был в начале настоящей революции, которая за десять лет полностью изменила облик автоспорта. Но мало кто из профессионалов от мира гонок мог предвидеть это тогда. Впереди был ещё долгий путь, вымощенный техническими инновациями, ростом скоростей и призовых, а также непрерывным поиском. Участниками чемпионата в то время двигали смелость и любопытство – инженеры ставили на кон карьеру и репутацию, чтобы проверить то или иное решение, а гонщики вели эти конструкции на всё больших и больших скоростях в стремлении оказаться быстрее всех.

Десятилетие прошло под знаком войны двух технических гениев того времени – новатора Колина Чепмена из "Лотуса" и технического директора "Феррари" Мауро Форгьери, консерватора, способного довести до идеала любое решение при наличии необходимых объёмов данных. Один своими идеями и решениями в буквальном смысле менял облик спортивных машин, другой же планомерно превращал их в произведения искусства – доведённые до совершенства механизмы.

Йохен был одним из самых отважных и смелых представителей своего поколения, и именно его стремление к постоянному совершенствованию и повышению оборотов во многом предопределило облик той эпохи.
В 1970 году, после гибели Йохена Риндта, лидером "Лотуса" стал 25-летний бразильский гонщик Эмерсон Фиттипальди, продолживший выступления на модернизированной 72-й модели. Поначалу пилоту никак не удавалось совладать с машиной, но последовавшие небольшие доработки позволили ему обрести уверенность за рулём, которая вылилась в пять побед в 12 гонках и звание чемпиона мира 1972 года.

На следующий год инициативу перехватила команда "Тиррелл", выставившая модель 006 в сезоне 1973 года. Конструктор Дерек Гарднер не побоялся аляповатого внешнего вида машины, выведя на новый уровень взаимодействие машины с воздухом. Вокруг огромного воздухозаборника на заднем обтекателе двигателя машина представляла собой полностью обтекаемую воздухом конструкцию. Начиная с третьего этапа Джеки Стюарт за рулём этого автомобиля выиграл три гонки из четырёх, после чего оформил свой второй чемпионский титул, однако год был омрачён гибелью талантливого француза Франсуа Севера.

Север выступал вторым номером в "Тиррелле", помогая Стюарту в борьбе за чемпионат. Шотландец втайне от других собирался завершить карьеру по окончании сезона 1973 года, и со следующего сезона лидером коллектива стал бы Север. К финальному этапу Стюарт уже обеспечил себе чемпионский титул, а потому Север мог бороться без оглядки на напарника. Гонка проходила на трассе "Уоткинс-Глен", где двумя годами ранее Франсуа выиграл свою первую гонку.

В квалификации Север боролся с гонщиком "Лотуса" Ронни Петерсоном и, пытаясь отыграть доли секунды, чуть острее атаковал в связке "Эссес". "Тиррелл" Севера коснулся обочины трека, после чего машину бросило в противоположную сторону — и под углом 90 градусов она ударилась в отбойник. Франсуа Север скончался на месте от полученных травм.

Джеки Стюарт и Франсуа Север

Джеки Стюарт и Франсуа Север

Формула-1 становилась всё более зрелищным видом спорта, скорости росли, а спонсоры, стремившиеся к тому, чтобы их бренды ассоциировались с отважным образом спортсмена, всё больше поддерживали команды. Приток денег в спорт подстёгивал гонку вооружений, инженеры стремились быстрее других найти эффективные новинки, а пилоты становились всё более бесстрашными.

В 1974 году на первые роли в чемпионате вернулись "Макларен" и "Феррари". С самого начала сезона всеобщее внимание привлёк 25-летний новичок "Скудерии" Ники Лауда. Уже с третьего этапа он начал штамповать поул-позиции, победил в Испании и Голландии и возглавлял чемпионат за пять гонок до окончания первенства. Однако нехватка опыта и ненадёжность "Феррари" 312B привели к тому, что титул уплыл к новому лидеру "Макларена" Эмерсону Фиттипальди. Годом позже, одержав пять побед, Лауда взял реванш у Фиттипальди, а уже в 1976-м его соперником стал Джеймс Хант, заменивший в "Макларене" бразильца.

Ники Лауда стал для Формулы-1 представителем новой формации мышления. Австриец анализировал сложившуюся обстановку с точки зрения долгосрочной перспективы в ущерб борьбе здесь и сейчас. "Мне просто нравилось жить и гоняться, а для Лауды победа в чемпионате была превыше всего", — рассказывал напарник австрийца Клей Регаццони.

Впрочем, доминирование двух команд долго продолжаться не могло. В 1977 году в Формулу-1 заводской командой пришла компания "Рено". Французы оснастили свои машины двигателями с газотурбинным надувом, добившись от полуторалитрового двигателя V6 мощности свыше 500 л.с. Правда, французские агрегаты перегревались и постоянно выходили из строя, но новая тенденция была заложена.

В это же время шинники из "Мишлена" начали поставлять своим командам радиальные шины, дававшие значительное преимущество над диагональными "Гудьир". Правда, "Рено" только набирало силу, а "Феррари" перешла на французскую резину лишь в 1978 году, когда на трассах Формулы-1 вновь доминировал "Лотус".

Шектер стремился переиграть оппонента, рассматривая весь сезон как марафон, Вильнёв же, напротив, был одержим победой в каждой отдельной гонке.
Колин Чепмен продолжил изыскания в области аэродинамики и в 1977 году представил автомобиль "Лотус" 78. В этой машине было реализовано одно из революционных открытий инженера – "граунд-эффект". Его суть заключалась в том, что под днищем автомобиля создавался столь разреженный воздух, что машина попросту притягивалась к асфальту, увеличивая прижимную силу и улучшая управляемость машины.

Тёмной стороной изобретение стало то, что поведение машины было непредсказуемым в том случае, если под днище попадало слишком много воздуха. В 1978 году Марио Андретти за рулём этого автомобиля выиграл чемпионский титул, но в кокпите этой машины в фатальную аварию угодил напарник американца Ронни Петерсон. Трагедия произошла на старте Гран-при Италии – после крупной аварии швед был доставлен в больницу с переломами обеих ног. Хотя врачи утверждали, что жизни гонщика ничего не угрожает, он скончался от жировой эмболии, приведшей к закупорке многих сосудов.

К 1979 году в "Рено" научились доводить свои машины до финиша, что вылилось в победу Жабуя в домашней гонке в Дижон-Пренуа, но в чемпионате тон задавали "Феррари". Борьба за титул свелась к дуэли напарников – Джоди Шектера и Жиля Вильнёва. Шектер, как и Лауда, стремился переиграть оппонента, рассматривая весь сезон как марафон, канадец же, напротив, был одержим победой в каждой отдельной гонке. Победу в итоге одержал Шектер – этот титул для "Феррари" стал последним вплоть до прихода в команду Михаэля Шумахера в середине 90-х.

В семидесятые годы Формула-1 повидала многое – это были истории триумфов и поражений, жизни и смерти, новаторства и компромиссов. Это время подарило гонкам турбированные двигатели и совершенную аэродинамику, шестиколёсный "Тиррелл" P34 и "Брэбэм" BT46/46B с вентилятором в задней части. Это десятилетие подарило чемпионату мира небывалый рост скоростей, который позже организаторы первенства вынуждены были ограничивать, запрещая многие изобретения и идеи. Тем не менее 70-е годы остались в истории Формулы-1 самым бескомпромиссным, отважным и рискованным десятилетием…

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 9
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →