Тимо Готтшальк
Фото: Red Bull, Getty Images
Текст: Рината Керайн

Готтшальк: я думал, с Сайнсом будет непросто

Штурман Карлоса Сайнса Тимо Готтшальк рассказал о совместной работе с Матадором и Нассером Аль-Аттиёй, "Дакаре-2014" и своей карьере.
25 декабря 2013, среда. 17:01. Авто
Чего можно ожидать от человека, которого самые быстрые пилоты ралли "Дакар" желают видеть своим штурманом? Пожалуй, всего. Кроме слов: "Каждый раз после очередного "Дакара" я говорю себе: всё, это в последний раз"…

Готовясь к интервью с Тимо, я наткнулась на "преддакарное" видео, где Филипп Гаш, владелец Red Bull SMG Rally Team, говорит: "У нас один из лучших пилотов (имея в виду Карлоса Сайнса) и лучший штурман. У нас нет выбора, нет отговорок. Все должно работать!". Тем не менее "лучший штурман" предпочитает оставаться в тени и заниматься своим делом, предоставляя своим звёздным напарникам красоваться перед публикой. Имея сравнительно небольшой опыт выступлений на "Дакаре" (дебют в 2007 году), этот скромняга привёл Volkswagen Touareg Нассера Аль-Аттии на второе место "Дакара" в 2010 году и к победе в этой легендарной гонке в 2011-м…

— С тех пор как мы в последний раз встречались, прошло уже почти четыре года, столько всего произошло за это время…
— Как? Уже четыре? Время летит нереально. Этот год для меня вообще так промчался, как один месяц. Постоянно в каких-то разъездах. Столько было работы в "Фольксвагене" для чемпионата мира по ралли, плюс тесты. Потом этот проект с "Дакаром" во второй половине года возник. Я так грубо посчитал, в этом году я был 230 дней в командировке. 230, представляете? Вообще ничего не успеваешь. Приезжаешь домой, разбираешь вещи, стираешь их и снова складываешь в чемодан. Бумаги всякие на столе копятся. Времени совершенно не хватает.

— Да, но, я думаю, больше чем пару недель сидения на одном месте вы бы всё равно не выдержали.
В 2011 году Готтшальк выиграл "Дакар" с Нассером Аль-Аттией

В 2011 году Готтшальк выиграл "Дакар" с Нассером Аль-Аттией

— Да, наверное. Разобрался бы с накопившимися делами и снова бы с удовольствием дальше поехал. Но пока это всё из области фантастики.

— В 2011-м вы с Нассером успели выиграть "Дакар" на "Туареге", и это был последний год, когда заводская команда "Фольксваген" участвовала в "Дакаре". 2012 год пришлось пропустить, а в прошлом году вы вдруг появляетесь в одном экипаже с Карлосом Сайнсом в составе команды Qatar Red Bull Rally...
— Так вышло, потому что в 2012 году я участвовал в WRC – на "Шкоде", с одним немецким юниором. Кроме того, я ещё работал для "Фольксвагена". Это была довольно насыщенная программа. Плюс ко всему у нас были ещё и тесты с "Фольксвагеном". У меня просто не оставалось времени для "Дакара". И так получилось, что Нассер поехал, но поехал с Лукасом. Так как я занят был, то поехал Лукас.

— Странно вообще-то получилось, они же такими соперниками были, Сайнс с Аль-Аттией. А тут вдруг обмен штурманами!
— Да нет, не думаю. Просто Карлос не поехал, я не мог. А Нассеру был кто-то нужен. Поэтому он с Лукасом и поехал. В позапрошлом году так сложилась ситуация. А в 2013-м было так – Карлос хотел поехать со мной, так как Лукас не хотел больше с Карлосом ехать: он хотел с Нассером остаться.

— Почему?
— Ну, у них там не всё так гладко складывалось. Я тогда просто пришел к Нассеру, сказал, давай – мы поменяемся. Лукас пойдёт к Карлосу, я — к тебе. Но Лукас не захотел. Тогда я, честно сказать, от этого не в восторге был. Я тоже не особо хотел с Карлосом ехать. Думал, он такой сложный человек. Но, должен признать, я ошибался. Оказалось, напротив, он очень даже приятный. Относится очень хорошо, с большим уважением, и он, скажем так, большой профессионал. Мы отлично сработались.

— Насколько это вообще важно — взаимоотношения между пилотом и штурманом?
Приезжаешь домой, разбираешь вещи, стираешь их и снова складываешь в чемодан. Бумаги всякие на столе копятся. Времени совершенно не хватает.
— Очень важно.

— Влияет на результат?
— На результат — не могу сказать. Просто должен быть определённый базис обхождения друг с другом. Чтобы можно своё честное мнение высказать – это было хорошо, а это плохо. С Нассером так не всегда получалось. Бывало, мы могли повздорить во время гонки. Но потом договаривались, всё было в общем-то нормально. Но с Карлосом всё по-другому, он не настолько вспыльчивый, может себя контролировать. Он выкладывается по полной, но и от тебя ожидает такой же отдачи. Ты должен быть подготовлен на все 110%, иначе он не доволен. Но мне нравится такой подход.

— Да, они всё-таки очень разные…
— Да, Нассер несколько более хаотичный, не такой зрелый. Думает не так много, как Карлос. У Карлоса больше опыта, он старший из них двоих, и он уже большего добился в жизни. Он тоже, конечно, безумец, без этого в гонках никак. Но мы нашли общий язык, в чём с Нассером я не был так уверен.

— А в чём ваша мотивация на "Дакаре"?
— Не знаю. С одной стороны, я всё время думаю, что в последний раз участвую в "Дакаре", что мне это не надо. Но как-то снова туда еду. Сам не знаю почему. Может быть, чтобы самому себе что-то доказать, побороть лень-матушку. Потому что это всё-таки довольно серьёзная нагрузка.

Скажем так, если бы у меня был только "Дакар", тогда я бы без всяких сомнений этим занимался. Но так как у меня сейчас организационная работа в "Фольксвагене", которая меня устраивает, ралли-рейд — это как что-то дополнительное, как вечный вызов. Это, конечно, классное чувство, когда всё получается. Но потом снова это напряжение перед гонкой и мысли — да зачем мне всё это, собственно, нужно?

— Какие качества необходимы хорошему штурману?
— Нужно уметь сопоставлять, что говорит карта с тем, как ландшафт выглядит. Нужно уметь чувствовать, в каком направлении ты движешься. Штурман должен уметь правильно читать карту. Все эти условные знаки. Должен понимать, что они на практике означают. Кроме того, надо уметь чувствовать расстояние. Это важно тоже, ощущение дистанции. Всё это, в основном, приходит со временем. На "Дакаре" с годами вырабатывается это чувство. Прежде всего, надо понять, как легенда написана. Что там прописано, а что нет. Ну и на местности надо уметь ориентироваться. Иногда просто понимаешь – дальше путь лежит только туда. Это все со временем приходит, с опытом.

— Хотелось ли вам самому сеть за руль гоночного авто?
"Дакар-2014", как он нам сейчас представляется, хуже для нашего автомобиля, чем "Дакар-2013". В 2013-м в Перу была очень подходящая местность для багги, много дюн и бездорожья.
— Думаю, что я в этой роли был бы не особенно хорош. Я люблю ездить, я много езжу на мотоцикле. Но никогда мне не хотелось перестать быть штурманом и самому сеть за руль гоночного авто. Не знаю почему. Может, надо попробовать, просто так, из интереса. Но чтобы я решил переквалифицироваться в пилота – нет. Точно нет.

— А не бывает штурманам обидно? Если экипаж победил в гонке, все говорят: это Петерансель победил или Сайнс, например. Хотя это всегда заслуга всей команды, а не только пилота.
— Напротив, мне это нравится. Если говорить о Карлосе, все на нём просто зациклены. Все бегут за Карлосом и оставляют меня в покое. Такое количество обращённых на тебя глаз не всегда приятно. Я не люблю быть на виду. Тогда я спокойно могу делать свою работу. Особенно на "Дакаре" – у нас так много дел и так мало свободного времени. Это даже хорошо, что мне не приходится каждый день по 10-15-20 минут отвечать на вопросы.

— Возвращаясь к предстоящему "Дакару", расскажете об автомобиле, на котором вы с Сайнсом будете участвовать в гонке?
— Это Buggy SMG, построенный компанией Филиппа Гаша, с мотором V8 от Chevrolet. Задний привод, шестиступенчатая коробка. Мотор и коробка установлены в задней части автомобиля. Гидравлический домкрат позволяет быстро поднять машину, чтобы поменять колеса или когда застрянешь в дюнах. Кроме того, в машине установлена специальная система, которая позволяет нам понижать давление в шинах прямо на ходу. Это экономит много времени. Такие системы разрешены только на багги, так что в этом наше преимущество перед внедорожниками.

В первый раз мы выезжали на тесты в Марокко летом, потом ещё на пару недель осенью. И перед тем, как отправить машину в Аргентину, мы провели контрольные тесты в начале декабря, во Франции.

— Говорят, что маршрут "Дакара-2014" будет во многом идентичен маршруту 2010 года?
— Да, более-менее. Это тот же регион. Я думаю, кроме Сальты, где будет новый участок, особенных сюрпризов не предвидится. Чего-либо совершенно незнакомого, где мы ещё ни разу не были, не будет. Это, конечно, не значит, что будут те же самые спецучастки, что в 2010, нет. Хотя так сложно получить хоть какую-то информацию о маршруте. Это всё под грифом "совершенно секретно". Немного больше доступной информации не повредило бы.

— Будут ли при таком раскладе преимущество на стороне полноприводных внедорожников или на стороне багги, с задним приводом?
— Скажем так, "Дакар-2014", как он нам сейчас представляется, хуже для нашего автомобиля, чем "Дакар-2013". В 2013-м в Перу была очень подходящая местность для багги, много дюн и
Сайнс и Готтшальк на тестах перед "Дакаром-2014"

Сайнс и Готтшальк на тестах перед "Дакаром-2014"

бездорожья. А сейчас, похоже, первая неделя подходит больше для полного привода, зато вторая для нас. Первый день – это раллийный участок. Это вообще не для нас. Там можно много времени потерять. Извилистая, узкая и медленная трасса, много поворотов. Для багги лучше, когда дорога пошире, открытая и быстрая. На второй день будет немного песка. А третий-четвертый дни обещают быть уже лучше. Но в целом маршрут этого года для нас не совсем оптимальный. В первую неделю надо постараться потерять минимальное количество времени, а второю неделю везде, где возможно, наверстывать.

— Вы сам помимо участия в "Дакаре" следите за другими гонками или ещё каким-нибудь видом спорта?
— Нет, нет. Вообще нет. Совсем. Ноль целых ноль десятых.

— А как же Формула-1? Германия сейчас может гордиться своими пилотами, тот же Феттель ставит рекорд за рекордом.
— Да, супер. Он классный тип. Но это не мой спорт. Я вообще редко телевизор смотрю. По-разному, конечно, бывает. Например, я не большой фанат футбола, но если это чемпионат мира, то я смотрю. Тогда интересно. Или если с друзьями где-то в баре и там трансляция идет, то это в удовольствие. Или зимой – прыжки с трамплина или биатлон, тоже интересно бывает, когда делать нечего. А так – не особо. Самому спортом заниматься – это да, а смотреть, это не мое. На мотоцикле люблю ездить, по бездорожью тоже. Редко получается, но если получается – то всегда в радость.

— Кроме "Дакара" планируете ещё где-нибудь принимать участие в следующем году?
— Пока не могу сказать, после гонки станет ясно.

— В России Новый год, наверное, самый важный праздник в году. И в полночь, когда часы бьют 12, надо успеть загадать желание. Какое желание загадали бы вы?
— Сложный вопрос, тут всегда два варианта. Или человек желает что-то высокомерно – для себя. Или для всех людей, чтобы мир во всем мире и всё такое. Что бы я загадал? Наверно, эгоистичное желание. Чтобы, когда я состарюсь, у меня было ощущение, что я в своей жизни всё, что должен был достичь, достиг. Чтобы не было угрызений совести – надо было бы всё-таки это сделать, а это я сделал зря. Чтобы я мог сказать: "Эй, я попробовал сделать всё лучшим образом".
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 5
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →