Чагин, Николаев, Сотников, Мардеев – о «Дакаре»
Текст: Евгений Кустов

"Никогда не проедем мимо перевёрнутой машины"

Глава "КАМАЗ-мастера" Владимир Чагин и гонщики команды Николаев, Мардеев и Сотников рассказали о "Дакаре-2014", успехах и трудностях.
24 января 2014, пятница. 00:00. Авто
После возвращения команды "КАМАЗ-мастер" в Россию "Чемпионат.com" расспросил главу команды Владимира Чагина, а также гонщиков Эдуарда Николаева (третье место на "Дакаре-2014"), Дмитрия Сотникова (четвёртое место) и Айрата Мардеева (сход на втором этапе) о том, как складывался очередной ралли-марафон. Начинаем, конечно же, с Владимира Чагина

— Владимир Геннадьевич, прокомментируйте итоги "Дакара"?
— Начало "Дакара" складывалось для нас не совсем удачно. Почти всю гонку лидерство удерживал голландский экипаж, но в последние дни наш экипаж Андрея Каргинова сделал всё, чтобы вырвать из рук голландцев этого "золотого бедуина". И мы счастливы, что вот уже в 12-й раз смогли привезти золото "Дакара" к нам в Россию. Спасибо большое всем нашим болельщикам. Мы видели, какие баталии шли в Интернете, как все переживали. Также спасибо всем нашим партнёрам. Всем нашим олимпийцам хочется пожелать удачи в Сочи.

— Можете сложность этого "Дакара" и тех, что были в Африке?
— "Дакар" этого года стал самым сложным из южноамериканских. Это шестое издание уже сравнимо с теми, что были в Африке: длинные спецучастки, очень много камней. Проколов колёс было намного больше, чем в предыдущие годы. Экипажи провели в боевом режиме в полтора раза больше времени, чем год назад: 60 часов против 40. "Дакар" оказался испытанием на выносливость людей и на надёжность техники.

Владимир Чагин: Все наши конкуренты – команды "Ивеко", "МАН", "Татра" – сделали новые машины, и у них есть преимущество, а нам надо не отставать.
— На этом "Дакаре" вы использовали новые двигатели с электроникой…
— На трёх автомобилях у нас стоял двигатель "Либхерр", на двух – проверенный тутаевский. На грузовике Андрея Каргинова стоял тутаевский мотор, но и "Либхерр" проявил себя на удивление хорошо. С первого же раза новый двигатель по сложнейшему маршруту "Дакара", не имея механических проблем. Мы очень довольны сотрудничеством с компанией "Либхерр" и будем его продолжать.

— Вы наверняка видели в Интернете эпизод с переворотом Айрата Мардеева?
— Да. Там было очень узкое место… Наверное, надо было поехать по-другому, но он ехал первым из грузовиков, там было очень узко. Очень непростая ситуация.

— Какие планы на этот сезон?
— В течение года нам нужно работать над усовершенствованием техники. Все наши конкуренты – команды "Ивеко", "МАН", "Татра" – сделали новые машины, и у них есть преимущество, а нам надо не отставать. Кроме того, надо дальше работать с нашими ребятами. Да, они уже многого добились, но остаются молодыми пилотами.

Николаев: "Новый двигатель показал себя очень неплохо"

— Эдуард, какими видите для себя итоги "Дакара"?
— В 2014 году предстоит много работы. Новый двигатель показал себя очень неплохо: впервые на таком ралли и сразу попал на подиум. Это хороший результат для мотора. Конечно же, приходилось терять время. Теряли и по двигателю, и по навигации, и немножко по езде — например, проколы колёс из-за меня. В общем, везде по чуть-чуть. Минуты уходили, и догонять было сложно. Мы понимаем, что нужно работать с подвеской, когда будем строить новую машину. Видим, что конкуренты на шаг впереди, применяют очень серьёзные амортизаторы с пружинами. Есть над чем работать.

— К слову, насколько хорошо сработались со штурманом Евгением Яковлевым?
— Я очень доволен, мне очень нравится его работа. Это его первый "Дакар", и было видно, как он переживал, волновался. Был пятый спецучасток, где мы не смогли сразу взять злополучную точку. Он сильно нервничал, но мы с механиком его поддержали: "Жень, спокойно, сейчас мы её найдём". Он уже думал, что этой точки просто нет! Мы говорим: "Нет, такого не бывает на "Дакаре". Точка все равно есть". Он взял себя в руки, и мы её нашли. Я очень рад, что нам удалось это сделать: теперь он сделал работу над ошибками, понял, где была эта точка, разобрался во всём — это самое главное. Я очень доволен работой и штурмана, и механика Володи Рыбакова.

Да, у нас были небольшие простои на спецучастках, но это были капризы двигателя — те нюансы, которые мы ещё не успели выявить в течение года. Просто не хватило времени. Конечно же, дала о себе знать высота над уровнем моря: в высокогорье мотору было тяжело, мы будем над этим работать. На высоте чувствовалось, что мотор слабее, чем у конкурентов. Выжималось из него всё, и вылезали свои нюансы: то патрубки рвало, то ещё что. Но всё встанет на свои места.

— То есть пока на сколько процентов реализован потенциал мотора?
— Ну, под конец гонки он уже в принципе реализовал себя. Когда мы спустились с высоты, то мотор начал себя хорошо чувствовать. Думаю, на следующий год всё должно быть нормально. Я как пилот могу сказать, что мотор имеет перспективу и очень нравится команде.

Эдуард Николаев: Штурман сильно нервничал, но мы с механиком его поддержали: "Жень, спокойно, сейчас мы её найдём". Он уже думал, что этой точки просто нет! Мы говорим: "Нет, такого не бывает на "Дакаре". Точка все равно есть.
— Можно сказать, что под конец гонки вы прикрывали тылы Андрея Каргинова?
— Да, мы ещё до старта говорили, что, когда будет выявлен лидер команды, все затем будут работать на него. Конечно, на завершающих этапах все мы ехали, поддерживая Андрея. Вся команда работала на результат.

— Какие у вас были мысли, когда Каргинов стоял на последнем этапе и помогал переворачивать "МИНИ"?
— Мы сами помогали цеплять машину. Ну, что… Мы никогда не проезжаем мимо. Де Рой сказал, что там можно было проехать, но все мы видели, как он это сделал. Так нельзя. Он даже не узнал у экипажа, как у них со здоровьем — может, они в шоковом состоянии там ходили. Наша команда никогда не проедет мимо перевёрнутого автомобиля.

Мардеев: "Очень обидный сход, ведь всё так классно начиналось"

— Айрат, ваше резюме по столь скоротечному "Дакару"?
— Естественно, в сходе моя вина. Конечно, обидно, ведь всё хорошо начиналось: в первый день победили, во второй лидировали. Всё было классно, машина ехала… Так уж вышло, что мы первыми подъехали к этому оврагу. Были бы не мы, возможно, там бы лежал де Рой или другой экипаж.

— Легенда вела чётко на эту дорогу?
— Да, она вела именно туда. Левее был очень узкий овраг, где грузовик не прошёл бы. Мы поехали по "полке", но она обвалилась — сначала под задним колесом, а потом, естественно, и под передним.

— Официально вас сняли с гонки из-за неработавшего датчика GPS. Что с ним было?
— Отрубило у нас GPS. Когда упала машина, произошёл сбой. Именно при падении вырубило GPS. Автономное питание датчика или не сработало, или очень быстро кончился заряд. И всё, нас не допустили. Организаторам нужна была зацепка, и они её нашли.

— Хоть чуть-чуть оценили работу нового двигателя "Либхерр"?
— Да. Мы ведь катались на нём в Марокко на тренировках. Очень хороший двигатель, классно едет в песках. Вот на высоте ему было плохо: он очень грелся, не хватало воздуха. Даст бог, найдём мы настройки. Понятно, что нужны отдельные настройки под высокогорье, нельзя на одних и тех же настройках ехать на разной высоте.

— Что вы делали после схода? Это ведь худший момент – впереди почти вся гонка, все остальные экипажи едут, а ты — нет…
— Конечно, тоже хотелось стартовать. Мы перешли в "ассистанс", сопровождали ребят до старта спецучастка и встречали на финише. Пытались оказать любую помощь — к счастью, она никому особо не потребовалась. Так что всю гонку проехали на своём грузовике.

— Сейчас какой-то отпуск будет?
— Да нет, наверное. Сразу работать — чего нам отдыхать?

Айрат Мардеев: Левее был очень узкий овраг, где грузовик не прошёл бы. Мы поехали по "полке", но она обвалилась — сначала под задним колесом, а потом, естественно, и под передним.
Сотников: "До "Дакара" ещё год, но время летит быстро"

— Дмитрий, вы, наверное, абсолютно довольны своим четвёртым результатом?
— Да, нашей главной задачей было доехать до финиша и постараться показать хороший результат. В итоге удалось занять четвёртое место, это отлично при таком составе соперников. Было очень интересно посмотреть, на каком уровне мы находимся. Были сложные и интересные этапы. Где-то что-то не задавалось, приходилось терпеть — мы видели, что и соперники в какие-то моменты отставали, потому что мы были готовы лучше. Мы работали на команду, а наши более опытные коллеги сразу шли на результат.

— Но и ваш экипаж в какой-то момент был переведён из разряда "быстрой технички" на роль одного из тех, кто тоже работает на себя?
— Да, нас разгрузили, передав часть запчастей Антону Шибалову. Часть инструментов, впрочем, у нас оставалась. Мы находились на более высоком месте в турнирной таблице, старались держаться рядом с Андреем и Эдиком и должны были оказывать какую-то помощь, если у них вдруг что-то произойдёт. Но всё-таки запчасти перегрузили Антону, потому что они были в полутора часах позади. Это было понятно: если бы вдруг что-то случилось с лидерами, то мы передвинулись бы вверх и позволили команде сохранить позиции. Решение было принято по ситуации.

— Насколько можно судить, у вас только один этап не задался — когда были серьёзные технические проблемы?
— Да. Куча технических проблем, час двадцать мы проиграли. Тяжёлый день, в том числе физически. Долго стояли, ремонтировались, 400 километров спецучастка, плюс дорожные связки были длинные, а ещё надо было в зоне нейтрализации два колеса поменять, починиться — еле успели на старт второй части этапа! Отдохнули только вечером на бивуаке. Тяжело было восстановиться, тем более когда кушаешь один раз в день и накапливается усталость. Но мы были хорошо готовы физически и по этой причине время не теряли.

— А сейчас сколько нужно времени на восстановление? Или уже опять хочется на "Дакар"?
— Ну, пока не хочется! Надо немножко отдохнуть, подумать над ошибками и снова начинать готовиться. Будем строить дальнейшие планы под руководством Владимира Геннадьевича. Уже в ближайшее время начнём подготовку к следующим гонкам. Вроде бы до "Дакара" целый год, но время пролетает очень быстро!

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 3
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →