Айртон Сенна
Фото: Getty Images
Текст: Дмитрий Захарченко

Айртон и история. Что значил Сенна для Формулы-1

Гибель Сенны ровно 20 лет назад изменила мир, особенно — мир Формулы-1. Вспоминаем бразильского героя в этот печальный юбилей.
1 мая 2014, четверг. 13:15. Авто
Когда через два с половиной месяца после трагедии в Имоле сборная Бразилии в серии послематчевых пенальти победила итальянскую команду, футболисты посвятили триумф погибшему соотечественнику. На могилу Сенны приходит больше народу, чем к Джону Кеннеди или Элвису Пресли. Как на днях признался бывший президент ФИА Макс Мосли, после Гран-при Сан-Марино политики всерьёз заговорили о запрете Формулы-1 как таковой. Считается, что незаменимых нет, но заменить Айртона Сенну было невозможно — после его гибели меняться пришлось Формуле-1, а остальному миру — лишь скорбеть об утрате настоящего героя…

Расцвет автоспорта


Во времена Айртона Сенны Формула-1 переживала один из бурных периодов расцвета. Началась эра турбодвигателей, гонщики и инженеры были одержимы скоростью, компромиссы здесь презирались. Когда пришёл Сенна, на трассах блистал Ники Лауда, «Макларен» был неудержим. Но в 1986-м на тестах погиб Элио де Анжелис, с которым Айртон выступал в «Лотусе».

Нельзя сказать, что это стало большой неожиданностью. Всего четыре года назад погибли Жиль Вильнёв и Рикардо Палетти. Публика помнила, что автогонки сами по себе небезопасны. Правда, граунд-эффект к тому моменту уже был запрещён: хотя генерируемая им прижимная сила и давала явное преимущество, недостатки идеи делали машину неуправляемой и опасной.

После сезона 1988 года — через два с половиной года после гибели де Анжелиса — в Формуле-1 запретили турбодвигатели. Вместо укрощения мощностей инженеры занялись тем, чтобы оптимизировать поведение машины. Появилось множество электронных помощников — активной подвески, антипробуксовочной системы и ряда других. В гонки добавился элемент программирования, «Макларен» потерял лидерство в чемпионате, и на первый план вышел «Уильямс».

С «Маклареном» Сенна выиграл уже три чемпионата, но последние два года уверенно доминировал «Уильямс», приведший к титулу Найджела Мэнселла и Алена Проста. Перед сезоном 1994 года в Гроув перебрался и Сенна. Правда, вспомогательные системы тоже запретили, и Эдриану Ньюи пришлось перестраиваться и менять подход, как и всем остальным.

Без трэкшн-контроля и активной подвески FW16 была практически неуправляемой — очень нервной и нестабильной. Автомобиль был эффективен лишь в очень узком диапазоне условий, и стоило им измениться — машину срывало с траектории. Тем не менее Сенна намерен был сражаться за чемпионский титул и завоевал поулы к трём первым Гран-при сезона.
Сенна шёл в "Уильямс" за четвёртым титулом

Сенна шёл в "Уильямс" за четвёртым титулом

Чёрный уик-энд в Имоле


Гран-при Сан-Марино начался с жёсткой аварии Рубенса Баррикелло в тренировках. Бразилец отделался повреждением рёбер и сломанным носом. Уже на следующее утро Баррикелло был в паддоке, хотя за руль не садился. Однако в квалификации после удара об отбойник на скорости 315 км/ч погиб Роланд Ратценбергер — перелом основания черепа. Он умер не приходя в сознание.

На следующий день на втором после рестарта круге Айртон Сенна вылетает в «Тамбурелло» и врезается в отбойник. Гравийная ловушка немного сбила скорость, но в момент столкновения она составляла свыше 200 километров в час. Рычаг подвески пробил шлем и вошёл в череп Сенны. Когда его доставили в больницу, мозг был уже мёртв, врачи оказались бессильны.

Существует несколько версий о причинах аварии. По одной из них, сломалась рулевая колонка, автомобиль просто не мог повернуть. Другие связаны с шинами — у Айртона мог быть медленный прокол или просто недостаточно прогретая после рестарта резина. Так или иначе, гибель двух пилотов, один из которых по всеобщему мнению был лучшим в тот момент, за этот Гран-при не на шутку напугала. Пришло время перемен.
Медики пытаются помочь Айртону Сенне

Медики пытаются помочь Айртону Сенне

Борьба со скоростью


Когда первый шок прошёл, ФИА поняла, что с безопасностью нужно что-то делать. Полностью исключить из гонок риск невозможно, но снизить опасность — вполне. Уже в следующем сезоне автомобили оснащались двигателями меньшего объёма: 3,0 литра вместо 3,5. По бокам от кокпита появились элементы защиты: если посмотреть на фотографии 94-го и, например, 96-го годов, то разница очевидна. Несколько позже была введена система поддержки шеи и головы HANS.

Под другим углом устроители первенства посмотрели на трассы. Многие опасные места были изменены. Например, поворот «Тамбурелло» разделили ещё одним апексом, и теперь трасса представляет собой «эску». Отбойники теперь почти везде прикрыты слоем отработанных покрышек — во многом благодаря этому Михаэль Шумахер на Гран-при Великобритании 1999 года отделался в «Стоуве» лишь переломом ноги и уже к концу сезона вновь был в строю.

Резко повысились требования к пилотам. Теперь им необходимо сдавать нормативы на скорость покидания автомобиля. На всех трассах работают бригады профессиональных медиков, в то время как маршалам в сложных случаях запрещено прикасаться к пилоту: при травмах позвоночника, и не только, лишние манипуляции могут только повредить.

Современные трассы изначально проектируются так, чтобы у длинных скоростных изгибов были широкие зоны вылета, которые в последние годы делают заасфальтированными. В таких условиях, даже вылетев с трассы, гонщик сможет погасить скорость и избежать столкновения. Да, ужесточение требований отдалило трибуны от гоночного полотна и привело к появлению так называемых — зачастую скучных — «тилькедромов», но безопасность — превыше всего.

Сейчас продолжают происходить крупные аварии, как, например, кульбиты Роберта Кубицы на Гран-при Канады 2007 года, но серьёзных травм пилотам удаётся избегать. Во многом за счёт крэш-тестов ФИА и прочности материалов, из которых выпекается монокок.

Чуть не завершился трагедией инцидент с участием Фелипе Массы на «Хунгароринге», когда пружина от шедшего впереди «Брауна» на скорости 200 км/ч попала в стык забрала и самого шлема, всё-таки добравшись до головы гонщика. Бразилец получил травмы головы, но его состояние быстро улучшилось, и к старту сезона-2010 все последствия остались позади. При этом не исключено, что при использовании более старой модели шлема — скажем, десятилетней давности — травмы могли бы оказаться более серьёзными или даже фатальными…
Поворот "Тамбурелло" спустя год

Поворот "Тамбурелло" спустя год

Значение


До Гран-при Сан-Марино 1994 года трагедий на этапах Формулы-1 не случалось 12 лет — это был рекордный для чемпионата мира период. Со времени Сенны прошло уже 20 лет. За это время закончилась одна из великих эпох. Лишь в конце 1994 года свой первый чемпионский титул выиграл Михаэль Шумахер, лишь затем блеснул Жак Вильнёв, уже после этого взошла звезда Мики Хаккинена, и уже в начале этого тысячелетия под управлением нынешнего президента ФИА Жана Тодта родилась непобедимая «Феррари».

Формулу-1 ждёт еще немало прекрасных сезонов и выдающихся десятилетий, но люди всё равно продолжат вспоминать Айртона и его эпоху — такой, в том числе в плане её бардака с безопасностью, больше не будет.
Айртон Сенна на Гран-при Сан-Марино

Айртон Сенна на Гран-при Сан-Марино

«Имя Сенны позволит не забыть о Ратценбергере»
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 18
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
1 декабря 2016, четверг
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →