Виталий Петров
Фото: vitalypetrov.com
Текст: Станислав Пототский

«В Формуле-1 работы больше, но работать проще»

Гонщик DTM Виталий Петров в неформальной беседе с журналистами рассказал о работе со спонсорами, изучении немецкого языка и многом другом.
4 июня 2014, среда. 15:00. Авто
После этапа DTM в Будапеште у Виталия Петрова было, по сути, два раунда общения с несколькими российскими журналистами. Понятно, что сначала россиянина побольше расспросили про прошедшую гонку, ну а дальше пошли более общие вопросы, не всегда связанные со спортом и самыми свежими позициями. Ответы на них мы и приберегли для отдельного материала.

Гонщик пребывал в неплохом настроении, несмотря на не самый хороший результат, и удалось узнать немало любопытных вещей.

Как оказалось, Виталий и российское представительство «Мерседеса» уже начали совместное сотрудничество: они запланировали несколько мероприятий в этом году. О каких именно мероприятиях идёт речь, Виталий, к сожалению, не уточнил.
«Работа по привлечению спонсоров идёт, но пусть «Мерседес» улучшает машину».

«Мы уже планируем несколько мероприятий в России вместе с «Мерседесом». Но то, что они хотят сделать, совпадает по датам с гоночными этапами. К концу сезона уже более-менее к чему-то придём», — сказал Петров.

Также речь коснулась и спонсоров, ведь на машине россиянина пока нет ни одной наклейки с названием российской компании. И неважные выступления «Мерседеса» в начале сезона никак не помогают с привлечением отечественного финансирования. Но, как считает гонщик, «Мерседес» – сильный бренд, у которого за спиной много побед, и это должно рано или поздно привлечь внимание российского бизнеса.

«Работа по привлечению спонсоров идёт, но пусть «Мерседес» улучшает машину, — говорит Петров. — Спонсор не захочет поддерживать команду, которая занимает семь последних мест. Конечно, «Мерседес» — это бренд, это круто, а DTM — отличная реклама для него, лучше разве что Формула-1 или футбол. Чтобы привлечь спонсоров, нужны результаты, всегда так было. Мы надеемся, что они откликнутся».

Виталий ещё раз признался, что очень опасался откровенного провала на первых двух этапах из-за отсутствия опыта. Во время зимних тестов отставание от коллег по «Мерседесу» и правда было велико, но темп в первых трёх гонках обнадёжил: россиянин способен бороться с другими «Мерседесами».

«Когда ехал первые две гонки, очень сильно боялся, что буду отставать от напарников: на тестах я ехал реально медленнее, чем партнёры в боевом режиме. Они были стабильнее и быстрее. У них был «вкат». И я боялся, что в первых двух гонках я отстану от них. Слава богу, в итоге мы ехали в том же темпе, а венгерская гонка показывает, что мы ехали даже быстрее некоторых», — порадовался гонщик.

По мнению россиянина, работы в Формуле-1 хоть и больше, чем в DTM, но зато там она легче. Телеметрия в DTM доступна только лишь после гоночного уик-энда и не в полном объёме — в отличие от «Королевских гонок», где огромное количество данных поступает инженерам во время каждого круга.
«Сейчас я не знаю, как объяснить поведение машины на немецком, а иногда это было бы полезно».

«В Формуле-1 работы больше, но работать проще. Машины ведут себя более-менее предсказуемо, потому что есть телеметрия. Здесь нет телеметрии: во время гонки команды не могут следить, что происходит с машиной. У нас нет огромного массива данных об этой машине. Даже когда мы что-то меняем – а мы поменяли в Ошерслебене очень много, — то трудно быть уверенным в результате. Теоретически это должно было работать, но всё пошло под откос: абсолютно не оправдались настойки, которые мы поставили в квалификации».

Как известно, в этом году Виталий переехал поближе к базе своей команды — в Берлин. Это было его личное решение, которое должно помочь с адаптацией к новой машине и чемпионату. Правда, пусть даже уже прошло три этапа, Виталий был в своей квартире в немецкой столице всего три раза: перед Ошерслебеном, а также два дня до Будапешта.

В связи с переездом россиянин решил начать учить немецкий язык. По его словам, это должно помочь при общении с инженерами «Мерседеса», да и вообще не помешает.

«Пока времени на изучение немецкого нет. Сейчас надо домой, в Берлин. Когда вернусь, у нас там уже есть договорённость, что дадут учителя, буду с ним заниматься. Всю жизнь общаюсь с инженерами на английском. Сейчас я не знаю, как объяснить поведение машины на немецком, а иногда это было бы полезно», — объяснил россиянин.

Гонщик также рассказал, что получил возможность тренироваться на симуляторе «Ред Булл» — том самом, где занимаются участники молодёжной программы «быков» и не только (в частности, Николай Марценко).

«Я успел поездить на симуляторе «Ред Булл», только не на основном, — поведал Петров. — Только трассу поучил полдня и поработал с базовыми настройками.
«Нам надо улучшить темп в квалификациях на жёстких колесах и вообще улучшить прижимную силу».
Говорят, когда ускоряешься на основном симуляторе «Ред Булл», то ветер дует в лицо, а когда тормозишь — ремни поджимают тебя. Но и стоит он много денег».

В конце беседы Виталий рассказал, в каком компоненте «Мерседесу» надо постараться прибавить в ближайшее время. При этом Петров вновь призвал не ждать скорых чудес от себя и напарников.

«Нам надо улучшить темп в квалификациях на жёстких колесах и вообще улучшить прижимную силу, — признался Виталий. — «Ауди» тоже жалуется на жёсткую резину. В прошлом году Роккенфеллеру ставили мягкую резину, и он просто улетал от всех. Скорость «Мерседеса»? Я думаю, что на ближайших этапах глобальных изменений не будет».
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
1 декабря 2016, четверг
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →