Андрей Масленников
Фото: Пресс-служба РСКГ
Текст: Константин Михайлов

Масленников: поездив в кроссе, кольца не боюсь

Лучший по версии «Чемпионата» гонщик второго этапа РСКГ Андрей Масленников рассказал о своей карьере и победе на Moscow Raceway.
11 июня 2014, среда. 13:30. Авто
«…на тракторе «Беларусь» ведь две педали тормоза — можно, как на гусеничных машинах, заблокировать только правые или только левые колеса. Нажмёшь одну из педалей до упора, поддашь газу – и крутишься на месте как угорелый», — Андрей Масленников в свои 20 лет учится на инженера по автомобильному транспорту в костромской сельхозакадемии. Так что ему много с какой техникой приходится иметь дело по жизни.

И он неплохо справляется. В прошлом году – второе место по итогам сезона в классе «Национальный» за рулём простенькой «Калины». В этом – переход в более мощный и быстрый класса «Супер-продакшн» (где Масленников пилотирует автомобиль «Хонда Сивик» команды «Подмосковье Моторспорт») — и почти сразу же первая победа. Впрочем, начинался сезон для Андрея не особо радужно – поэтому в минувший уик-энд на трассе Moscow Raceway молодой гонщик на подиум особо не рвался.

— Если честно, я не ставил перед собой каких-то особо амбициозных задач на второй заезд, который в итоге выиграл. Так получилось, что первые гонки этого сезона для меня сложились не лучшим образом.
«Мы в прошлом году с Егором Саниным как раз здесь на Moscow Raceway несколько поворотов проехали бок-о-бок – по мокрой трассе, между прочим!»
Пару недель назад на открытии сезона на «Смоленском кольце» я в первом заезде столкнулся с одним из соперников, повредил радиатор – мало того что финишировать не смог, так и вторую гонку пропустил, так как оперативно починить автомобиль не получилось. Здесь, на Moscow Raceway, уже мотор подвел меня: перегрелся из-за проблем с клапанами. Поэтому для меня главной задачей было просто добраться до финиша. К примеру, я очень хорошо стартовал и мог в первом повороте опередить одного из пилотов «БМВ». Но это ведь машина более мощная и быстрая, по ходу заезда этому пилоту пришлось бы возвращать позицию, при этом неизбежно возникли бы какие-то риски… Поэтому я и не стал обгонять.

— Зато с обгонами тех, кто выступает в одном классе с вами, особых проблем не было…
— Для начала мне помогла авария на старте, когда с трассы вылетел Павел Яшин. Получается, даже дважды повезло: и один из соперников вылетел с трассы, и я в этот момент находился достаточно далеко, чтобы не попасть под раздачу. После этого я как-то быстро вошёл в ритм и стал в среднем по одному обгону за круг совершать. Конечно, без боя соперники не сдавались, но в целом всё закончилось хорошо.

— Борьбы в эти выходные было достаточно, но в первом повороте обгонов, контактов и других инцидентов было ощутимо больше, чем на других участках трассы. В чём причина этого – в какой-то провоцирующей на обгон конфигурации? Или на любой трассе борьба в первом повороте более плотная, чем во всех остальных?
— Два самых подходящих места для атаки на этой трассе – первый и последний поворот. К примеру, если в последнем повороте ты не смог совершить обгон, то можешь попытаться повторить атаку в первом. А если тебя в последнем повороте обогнали – можешь попытаться контратаковать в первом. Если же ты останешься позади на выходе из первого поворота, то есть риск, что весь следующий круг будешь ехать сзади, не имея хорошей возможности для атаки. Наверное, поэтому в первом повороте гонщики себя ведут более агрессивно.

— А какой отрезок Moscow Raceway вы бы назвали самым сложным?
— Поворот перед трибуной Mercedes-AMG. Сначала идёт затяжная, достаточно быстрая дуга на спуске, а в конце её – гораздо более медленный поворот. Получается, что ты постоянно движешься по кривой, передние колеса всегда повернуты влево, но если с повернутыми колесами тормозить – одно, а то и два колеса оторвутся от земли, машина будет хуже цепляться за асфальт и легко может поскользнуться. Поэтому надо перед самым поворотом в какой-то момент спрямить траекторию и затормозить на прямых колесах. Выполнить все действия быстро и точно здесь не так-то просто…

— Уже привыкли к своей новой машине? Чем она отличается от «Калины», на которой ездили раньше?
— «Хонду» надо жёстче, чётче контролировать. «Калину» порой надо на выходе из поворота немного распустить, дать ей самой найти траекторию – поэтому некоторые повороты под спуск «Калина» может проходить получше, повеселее, чем «Хонда».
«40 человек выстраиваются в одну шеренгу – и после старта пытаются втянуться в узкое «горлышко». По сравнению с этим старт гонки РСКГ – детский лепет».
Плюс мотор у японки мощнее, хорошо прёт с низких оборотов – значит, в случае потери сцепления передними колесами снос получается более «глубоким», машину труднее отловить и вернуть на нужную траекторию.

Но пока главная проблема для нас – не в управляемости, а в надёжности. Опять же, первый этап показал, что «Сивик» — не особо прочный автомобиль. Я слегка зацепил один из «Сеатов» — а у них сзади очень сложный обвес с кучей маленьких элементов, один из которых попал в центральный воздуховод. Получилось, что бампер целый – а радиатор пробит. Мне кажется, он вообще там непривычно далеко сдвинут вперед и риск его повредить гораздо выше, чем на «Калине».

— То есть на «Калине» толкаться было сподручнее?
— Ну да, в «Национальном» классе контактов больше – там больше молодых пилотов, которым надо выпустить пар, или просто пилотов, которым не жалко машину. Но и аккуратистов тоже хватает: мы в прошлом году с Егором Саниным как раз здесь на Moscow Raceway несколько поворотов проехали бок-о-бок – по мокрой трассе, между прочим!

— Давно болеете быстрой ездой?
— У меня отец связан с автоспортом, поэтому и я стал им заниматься с пяти лет. Точнее, мотоспортом: десять лет гонял на кроссовых мотоциклах. Но мотокросс – травмоопасный вид спорта, и у меня травмы тоже были, поэтому со временем решил переходить на автомобили. Начал с автокросса, а потом и до «паркетных» гонок дошел…

— В чём ярче всего проявляется разница между мотокроссом и кольцевыми автогонками?
— Здесь, если говорить грубо, трасса всегда одна и та же, а в мотокроссе она может сильно меняться от круга к кругу из-за того, что мотоциклы пробивают колею. Из-за этого нет какой-то накатанной идеальной траектории, приходится всё время ее менять. Процедура старта тоже сильно отличается. Там сорок человек выстраиваются в одну шеренгу – и после старта пытаются втянуться в узкое «горлышко». По сравнению с этим старт гонки РСКГ – детский лепет. Плюс из-за травм кроссмены более суеверны. Когда на соревнованиях скорые постоянно туда-сюда ездят, то как-то сам собой начинаешь желающих сфотографироваться от мотоцикла отгонять: мол, все фото – после гонки.

— Если добьётесь успеха в «Супер-продакшне» — будете пробиваться в «Туринг»?
— Да я хоть в DTM готов! Весь вопрос в бюджете. С выступлениями в этом году мне сильно помог Владимир Стрельченко (экс-мэр подмосковных Химок, постоянно принимающий участие в соревнованиях и финишировавший в победном заезде сразу следом за Масленниковым. – Прим. «Чемпионата»), которому принадлежит машина и который взял на себя многие расходы.

— А что в жизни приносит удовольствие кроме гонок?
— Хоккей – потому что скоростной вид спорта, в отличие от футбола, к примеру. Так как родом из Костромы – болею за ярославский «Локомотив». Но самые важные матчи – это когда играет сборная.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →