Сергей Сироткин
Фото: Sauber F1 Team, Renault Sport
Текст: Евгений Кустов

Сироткин: я могу ехать в темпе пилотов «Заубера»

Гонщик WSR и тест-пилот «Заубера» Сергей Сироткин рассказал о многочисленных технических проблемах, работе в Формуле-1 и перспективах.
25 июня 2014, среда. 17:30. Авто
Старт сезона-2014 Мировой серии «Рено» для Сергея Сироткина не задался. От россиянина, перешедшего в сильную команду «Фортек», ожидали стабильного попадания в топ-3 и чуть ли не борьбу за чемпионство, но регулярные технические проблемы привели к тому, что пока Сироткин занимает лишь 12-е место. После трёх попаданий в очки Сироткина поджидали четыре «баранки», но Сергей рассчитывает, что ситуация исправится уже на ближайшем этапе на автодроме Moscow Raceway. Ну а одним из самых приятных моментов 2014 года для Сироткина, безусловно, является работа с «Заубером» на тестах в Бахрейне, давшая Сергею право на получение суперлицензии.

«Обращаться надо к Zytec или кто там отвечает непосредственно за электронику. Команда никак на это не влияет».
— Сергей, не ошибёмся, если скажем, что вы недовольны первой половиной чемпионата?
— На самом деле, это просто unbelievable, невозможно поверить. Реально не то, на что мы рассчитывали. В четырёх гонках из семи был сход из-за технических проблем. Причём в большинстве случаев дело было не в каких-то узлах машины, а в сбое электроники, который в дальнейшем приводил к сбою уже каких-то механических систем. Например, в Монако ещё до старта у меня возникли две или три разные проблемы, не связанные друг с другом. Мотор у меня в первый раз заглох ещё до старта, когда я только подъехал на решётку. Были перебои и во время прогревочного круга.

Сейчас мы наконец-то нашли, в чём дело. Виноваты не провода или узлы, поскольку всё это было заменено, и не раз. Люди из «Рено» подтвердили, что проблема в программном продукте – обеспечении, которое перед каждым этапом закачивается в машину. К Москве нам обещали как-то его обновить, чтобы одни и те же проблемы не повторялись. Если никаких технических сбоев не будет, то скорость машины позволяет бороться за победы.

Надо понимать, что на прошедших этапах мы в большинстве случаев просто думали, как бы нам успеть до гонки просто всё починить, и машина элементарно ехала. Соответственно мы меньше работали над настройками. Сейчас если всё пойдёт хорошо, то мы сможем больше акцентировать внимание на других вещах. А то, например, в Монце мы из-за проблем с мотором начали мудрить с какими-то вещами, пошли в не совсем верном направлении, а потом выяснилось, что двигатель просто «закончился».

— Если на Moscow Raceway техника не подведёт, то чего мы можем ожидать?
— Нам по силам бороться за поул, за топ-3. Мы с командой знаем трассу, знаем, какие требуются настройки. Мы думаем, что наша машина с нашей базой настроек очень неплохо подходит для этой трассе. Так что мы должны быть достаточно быстры.

«Учитывая финансовую ситуацию команды, трудно было рассчитывать на что-то большее, тем более на фоне такого глобального изменения регламента».
— Когда болельщики смотрят на ваши проблемы и сравнивают с относительно надёжной работой болида вашего напарника Роуленда, то у них иногда возникают мысли даже о каком-то заговоре. Что можете на это ответить?
— Знаете, многие мне пишут, что надо поменять команду и так далее. Это полный бред. Например, в Спа команда один раз вообще не поехала ночевать в гостиницу, чтобы работать с моей машиной. Да, понятное дело, что Роуленд раньше подписал контракт и ему досталась, возможно, более сильная часть гаража, прежде работавшая с Фрейнсом и Вандорном, а мне — те, кто работал со, скажем так, более медленными пилотами. Возможно, в каких-то моментах мы немножко им уступаем, но все делают всё от них зависящее. Проблемы никак не связаны с командой, как я уже говорил. Обращаться надо к Zytec или кто там отвечает непосредственно за электронику. Команда никак на это не влияет.

— Пожалуй, побороться за титул в этом сезоне уже нереально. А что ещё возможно?
— Да, я думаю, что при такой езде «ДАМС» и Сайнса вместе взятых догнать их нереально. Вообще среди всех наиболее сильных пилотов чемпионата почти все неудачи выпали именно на мою долю. Всё, что могло, уже случилось со мной – и по несколько раз. Но в какой-то момент ситуация должна поменяться: ни у одного пилота не бывает идеального сезона, бывают и положительные моменты, и отрицательные. Так что кому-то другому тоже может начать не везти. Думаю, попадание в топ-3 ещё вполне по силам.

На всех тестах мы были в первых рядах. Если мы все шесть дней на испытаниях были более чем конкурентоспособны, а в Хересе и вовсе являлись чуть ли не быстрейшими по ряду параметров, то это не может быть случайным. Потенциал есть, но мешает сумасшедшее невезение.

— По Мировой серии понятно. А как сейчас протекает совместная работа с «Заубером»?
— Всё в силе, но я сейчас не очень хочу отвлекаться. Приоритет – Формула «Рено» 3.5, и когда у меня этап на следующей неделе, то я не хочу куда-то лететь и на что-то отвлекаться, а потом из-за этого быть менее готовым физически и морально к своей гонке. Но после «Нюрбургринга» у нас будет очень длинная пауза в чемпионате, и вот в этот момент мы будем предпринимать какие-то шаги, которые видны на публике.

«Даже машины Формулы «Рено» в поворотах гораздо быстрее — по крайней мере «Заубера».
Пока мы ежедневно поддерживаем контакты с командой, мы с менеджером регулярно решаем какие-то вопросы, обсуждаем. После «Нюрбургринга» ситуация будет иной. Как раз хорошо: не на курорте пузо греть, а работать.

— Чего сейчас скорее ожидать – участия в пятничных практиках Гран-при или в тестах?
— Практики прописаны контрактом. Мы знаем, где хотим ехать, но пока не всё решено окончательно. О чём-то мы не можем говорить, о чём-то мы ещё сами не решили. Работа ведётся.

— А суперлицензию вы уже официально получили?
— Идёт процесс оформления. Я не очень в этом разбираюсь и не могу сказать, на каком этапе это всё находится, но всё в силе, всё идёт по плану.

— Не чувствуете внутри «Заубера» подавленности после такого провала на старте сезона?
— Учитывая финансовую ситуацию команды, трудно было рассчитывать на что-то большее, тем более на фоне такого глобального изменения регламента. Новые машины очень сложные. Думаю, команда пытается вылезти из этой ситуации и лучше подготовиться к следующему сезону. Посмотрим, насколько будет хватать финансовых возможностей для развития машины. У команды богатая история в Формуле-1, так что, думаю, они со всем справятся и будут постепенно возвращаться в лидирующую группу.

— Какие у вас на данный момент планы касательно сезона-2015?
— Понятное дело, мы рассматриваем все варианты. Идёт поиск финансов, ведутся разговоры с «Заубером». Всё открыто, но пока мы больше сосредоточены на Мировой серии. Надо показать, что мы достойны того, чтобы вести речь о Формуле-1. На тестах Ф-1 в Бахрейне я показал достойное время – особенно если учитывать, как трудно управлять нынешними машинами. Я более чем уверен, что после нескольких дней тестов могу ехать в темпе боевых пилотов «Заубера». Я отметил для себя, что это не та ступенька, которую стоит бояться.

Даня Квят был очень быстр в молодёжных сериях, пришёл в Формулу-1 и ничуть не затерялся. Напротив, он показал, что раз прежде он боролся за лидирующие позиции, то и в Ф-1 можно сразу хорошо выступать. Если ты быстрый пилот, то в состоянии быть быстрым и в Формуле-1.

— К слову, насколько сильно отличаются болид Формулы-1 2014 года и те, которыми вы управляли прежде?
— Очень сильно отличается. Глобально уменьшилась прижимная сила, при этом мощность мотора стала чуть выше. Сопротивление воздуха стало ниже, так что скорость на прямых возросла, но в поворотах сильно упала. Даже машины Формулы «Рено» в поворотах гораздо быстрее — по крайней мере «Заубера». В общем, новые болиды разгоняются быстрее, но по скорости ощущение, что медленнее.
Карлос Сайнс-младший и Сергей Сироткин

Карлос Сайнс-младший и Сергей Сироткин


Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 1
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
1 декабря 2016, четверг
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →