Владимир Мельников
Текст: Константин Михайлов

Мельников: быстро ездить научился по книжкам

Гонщик из Москвы Владимир Мельников смог стать одним из главных героев нижегородского этапа РСКГ, хотя ни разу не поднялся на подиум.
25 июня 2014, среда. 21:00. Авто
Владимир Мельников – наглядная демонстрация преимуществ профессии автомобильного журналиста. Сегодня он тестирует ралли-рейдовый MINI в пустыне, а через неделю на кольцевой трассе садится за руль BMW категории GT. В прошлом году москвич провел полный сезон в Кубке Lada Granta, а в этом регулярно стартует на этапах раллийного Кубка VW Polo…

«В самом начале выступлений казалось, что самый сложный элемент – это старт, но оказалось, что не так уж он и страшен».
От журналиста в принципе не требуется быстро ездить, но Мельникова об этом, видимо, забыли предупредить. На очередном этапе РСКГ в Нижнем Новгороде он за рулем немолодого Ford Fiesta без особого пиетета вмешался в борьбу опытных кольцевиков – и чуть было не вышел из нее победителем. Подвел затроивший двигатель. Но, рассказывая о своём выступлении, Владимир говорил о машине в комплементарном тоне…

— Fiesta – очень послушная и понятная машина. Прошлый сезон я провёл за рулем Lada Granta, автомобиля более норовистого, – и за счёт турбомотора, на который нужно делать скидку при работе с газом, и из-за усилий, которые надо прикладывать – в частности, переключение передач происходит отнюдь не легко и непринуждённо, рычагом надо ворочать с силой. Одним словом, Fiesta отлично подходит для начинающего гонщика: можно не заморачиваться особенностями машины, сконцентрироваться полностью на свой езде, своих ошибках и способах их исправления…

— Кстати, о езде начинающего гонщика. Вы не так много ездили в кольце, но сразу показали себя весьма быстрым пилотом. Откуда взялась эта скорость?
— Из книжек. Я рано стал задумываться о физике процесса, о том, как едет автомобиль, почему он именно так поворачивает, что влияет на скорость прохождения поворотов. Главным источником знаний стали знакомые многим книги профессора Цыганкова. Никто меня персонально не тренирует, ни в какие гоночные школы я не ходил – даже в обычной автошколе лекций не слушал, а экзамен сдал экстерном…

— Вы чувствуете себя на трассе на сто процентов уверенно или какие-то элементы ещё надо подтягивать?
— Во время гонки проблем нет. В самом начале выступлений казалось, что самый сложный элемент – это старт, но оказалось, что не так уж он и страшен. Наоборот, мне доставляет удовольствие езда в толпе, борьба с соперниками.

«В прошлом сезоне освоиться за рулем «Гранты» мне сильно помог Владимир Шешенин. Его выделяет определенная интеллигентность на трассе».
А вот в квалификации есть определенные проблемы. У шины ведь есть свой пик формы, на котором она держится очень недолго. Профессиональный гонщик выезжает из боксов, прогревает шины, доводит их до кондиции, выкладывается на максимум в течение одного-двух кругов – и в принципе, можно ехать в боксы: покрышки уже прошли пик формы, и время на круге, скорее всего, дальше будет только падать. У меня же не получается «снять шину» — у меня в самом начале квалификации времена так себе, потом начинают улучшаться. Получается, что когда шина на пике формы – я ещё раскачиваюсь, когда я на пике – шина уже «сникла».

— Свою уверенность при езде в толпе вы ярко продемонстрировали в первом заезде. Перед вами ехал один очень опытный гонщик, Борис Шульмейстер, а сзади накатывал ещё один опытный спортсмен – Андрей Севастьянов. И вы в этой ситуации не только сохранили позицию, но и опередили Бориса…
— Мне там помог круговой, которого Шульмейстеру пришлось объезжать. Может быть, из-за него Борис чуть раньше замедлился перед поворотом, может быть, выход из поворота получился у него не самым идеальным… Плюс надо отметить, что Борис в момент обгона не стал жестко перекрывать мне траекторию, выдавливать с трассы. В целом же я чувствовал уверенно, потому что не гнался за Борисом на ушах, из последних сил, а стабильно был быстрее его. Было на трассе несколько участков, где я заметно его догонял.

— Кстати, как вы относитесь к «Нижегородскому кольцу»? Нравится эта трасса?
— Одна из любимых, если не самая любимая. Здесь нет длинных прямых, а покрытие достаточно скользкое – значит, скорость не так сильно зависит от мощности мотора, всё решает мастерство водителя. Один важный минус – проблемы с дренажом, которые становятся очевидны при мокрой погоде…

«Нет какой-то захватывающей динамики, но тот факт, что машина «съедает» кажущиеся убойными препятствия, впечатляет».
— Второй заезд как раз проходил под дождем: сначала было несколько кругов за автомобилем безопасности, потом буквально пара боевых кругов, несколько аварий – и снова выезд сейфти-кара, который водил пелотон до финишного флага. Не слишком же осторожничали судьи? Действительно ли воды на трассе было так много, что полноценной езды и борьбы все равно не вышло бы?
— Тут дело в шинах. В одном заезде участвуют два класса. На машинах моего класса стояли специальные дождевые покрышки. С ними на мокром асфальте можно чувствовать себя уверенно. В лужах и они не помогут, но лужи можно и объехать. А вот на машинах класса «Национальный» стоят универсальные шины, которые на мокрой трассе не работают вообще. Думаю, судьи именно из-за этого так активно использовали автомобиль безопасности.

— Удалось ли поработать с настройками автомобиля?
— Да, мне повезло с командой – в частности, с опытным инженером было приятно работать. Поначалу машина так и норовила съехать с траектории в медленных поворотах, передние шины то и дело скользили. Сделали подвеску помягче – и этот неприятный эффект исчез. Для меня было открытием, что машина может быть быстрой и одновременно комфортной — я привык думать, что чем быстрее машина, тем она норовистее, неудобнее. Вдобавок удалось полноценно поработать с давлением в шинах: команда регулярно измеряла температуру асфальта и температуру резины, что делают далеко не все на российском кольце.

— Кого из пилотов российского кольца вы могли бы выделить?
— В прошлом сезоне освоиться за рулём «Гранты» мне сильно помог Владимир Шешенин. Его выделяет определённая интеллигентность на трассе. Считается, что в «кузовах» без контактной борьбы не обойтись, и некоторые гонщики не чураются толчков и пинков, регулярно ездят на грани фола. Владимир же едет чисто и аккуратно, без контактов. Он говорит, что «обгон должен быть чистым».

— Благодаря своей работе вы ездили на многих гоночных машинах. Какая из них запомнилась больше всего?
— MINI, на котором выступают в ралли-рейдах. Подкупает вседозволенность, когда ты можешь ехать, буквально не разбирая дороги. Нет какой-то захватывающей динамики, но тот факт, что машина «съедает» кажущиеся убойными препятствия, впечатляет. Даже на ралли гонщик все-таки привязан к дороге: здесь будем тормозить, здесь – скользить. А за рулём ралли-рейдовой машины тебе почти везде дорога.

— Кстати, вы достаточно часто выступаете на ралли. Что больше нравится и где выступать сложнее – на ралли или в кольце?
— Ралли интереснее в силу того, что каждый этап непохож на другой, каждая гонка – своя мини-история, новое приключение. А на кольце сложнее, потому что здесь надо все крохи подбирать, чтобы ехать на уровне лидеров. В ралли я еду весьма быстро – и при этом понимаю, что есть какой-то запас, что при необходимости могу прибавить. На кольце вроде все соки из себя выжал, выложился по максимуму – а тут вдруг соперники ни с того ни с сего едут сразу на секунду с круга быстрее тебя.

Как много в боевых машинах остаётся от серийных
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 4
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →