Жан Алези
Фото: Getty Images
Текст: Ольга Селезнёва

Алези: Квят доставляет Верню проблемы

Экс-пилот Формулы-1 Жан Алези прокомментировал ход сезона-2014, вспомнил яркие моменты карьеры, оценил французских пилотов и Лёба в WTCC.
15 июля 2014, вторник. 17:00. Авто
Знаменитый французский гонщик Жан Алези стал одним из топ-гостей автошоу Moscow City Racing, прошедшего в минувший уик-энд. «Чемпионат» не упустил возможности задать целый ряд вопросов бывшему пилоту «Тиррелла», «Феррари», «Бенеттона», «Заубера», «Проста» и «Джордана».

— Жан, что вы думаете о современной Формуле-1 с ERS, DRS турбомоторами и так далее?
— Для Формулы-1 это большая эволюция, в чемпионате много новых технологий. Формула-1 всегда впереди по этому показателю. Гибридные двигатели этого года — это новое поколение. Сначала их звук, конечно, шокировал. Он был совершенно другим по сравнению с тем, что мы слышали ранее. Но гонки показали, что всё не так плохо. Через некоторое время мы привыкнем и перестанем обсуждать этот момент.

— На какого гонщика и на какую команду вы сделали бы ставку в этом сезоне?
— Простой вопрос (смеётся). Очевидно «Мерседес». Что же касается гонщиков, то они идут весьма плотно. Им может помешать только их машина.
«Новый напарник Жан-Эрика Верня доставляет ему неудобства. У него идёт напряжённая борьба с партнёром».
Перед последней гонкой у Хэмилтона было отставание в 29 очков, но Росберг сошёл в гонке, и сейчас отставание всего четыре очка. Они очень-очень близко идут.

— Теперь вопрос про «Уильямс». Что думаете об их прогрессе в нынешнем сезоне?
— Знаете, «Уильямс» — это историческое название для Формулы-1. У них был очень сложный период, но сейчас команда возвращается вперёд — и я думаю, это хорошо. У таких больших команд, как «Ред Булл», «Мерседес», «Феррари», гораздо большие бюджеты, чем у «Уильямса». Но команда смогла построить хорошую машину с двигателем «Мерседес». Что ж, это хорошо для всей Ф-1.

— Что вы думаете о выступлениях своих соотечественников — Грожана, Бьянки, Верня?
— Грожан из них самый известный, он много раз поднимался на подиум. Сейчас же у него не самая качественная машина. Жан-Эрик Вернь тоже пытается найти общий язык с новыми двигателями. Жюль Бьянки шикарно выступил в Монако, где завоевал первые очки. Они все хорошие гонщики, но, как и любому хорошему пилоту, им нужна хорошая машина, чтобы показать достойный результат.

— Кто из них мог бы быть быстрее на одинаковой машине?
— Сложный вопрос. Жюль и Жан-Эрик больше думающие гонщики, Роман же скорее полагается на инстинкты и интуицию. Сделать выбор трудно, но понятно, что они показали бы разные результаты.

— Есть ещё молодой Пьер Гасли, но у «Ред Булл» не хватит на всех места в Формуле-1...
— Гасли — новая звезда. Очень молодой гонщик, очень хорошо едет в Формуле «Рено» 3.5. У «Ред Булл» есть способность увидеть хороших гонщиков. Это единственная компания, которая поддерживает от начала карьеры и до завершения. И, в конце концов, гонщик получает шанс оказаться в боксах «Торо Россо», где компания проверяет, готов ли гонщик к Формуле 1. Как с Жаном-Эриком: они заметили его в Формуле-3, затем он победил в британском чемпионате, потомм занял хорошее место в Формуле «Рено» 3.5 и попал в Формулу-1.

— Что вы думаете о сражении между французскими гонщиками и их напарниками по команде: Вернь против Квята, Грожан против Райкконена, а теперь Мальдонадо, Бьянки против Чилтона?
— Все гонщики во всех командах в первую очередь соревнуются с напарником. Новый напарник Жан-Эрика Верня доставляет ему неудобства. У него идёт напряжённая борьба с партнёром, который очень конкурентоспособен, несмотря на то что это его первый сезон в Формуле-1.

У Грожана нет проблем с текущим напарником Пастором Мальдонадо. Райкконен же был неудобным соперником. Но он сейчас в «Феррари», и я думаю, там больше шансов выиграть внутрикомандное противостояние у Алонсо, нежели у Райкконена. Мы все знаем, что Райкконен хорош, но машина, видимо, ему не подходит.

— В какой гоночной серии вы хотели бы погоняться сейчас?
— Я? Сейчас? (Смеётся.) Я не в той форме. В гонках нужно поддерживать свою физическую форму. У меня есть сын, которому 14 лет.
«Прост был одним из немногих, кто составил конкуренцию Айртону Сенне — это многого стоит».
Он гоняется, а я слежу за ним. И не больше.

— Ваш дебют в Формуле-1 состоялся на Гран-при Франции в 1989 году. Вы помните тот день?
— Конечно помню. Первая гонка в Формуле-1 — это было исполнением мечты! Сначала ты смотришь её по телевизору, а потом сам оказываешься в паддоке. Я занял тогда четвёртое место. У меня тогда был контракт всего на одну гонку. Но, показав хороший результат, я остался в чемпионате, и так началась моя карьера.

К слову, мой первый Гран-при — самый запоминающийся момент во всей карьере. Я был молод, неопытен. Надеялся, что не будет проблем и всё пройдёт как надо. Первая гонка — самый эмоциональный момент. Также выделю победу в Канаде за «Феррари». Но первая гонка всё же выше.

— В «Феррари» вашим напарником был чемпион мира Ален Прост. Какие у вас были отношения между собой как между напарниками? Научились ли вы у него чему-нибудь?
— Да, он был чемпионом мира, а я был новичком. Недаром мы его называли Профессор. Гоняться с ним в одной команде — это большой вызов. Нужно было составлять конкуренцию. Знаете, он был одним из немногих, кто составил конкуренцию Айртону Сенне — это многого стоит.

— А кто вообще был вашим гоночным кумиром?
— В молодости — Жиль Вильнёв, он привил мне любовь к автоспорту. Впоследствии, когда я занялся гонками, гонялся в Формуле-3 и далее — это был Айртон Сенна.

— Большинство команд в Формуле-1 британские либо базируются в Великобритании. Хотели бы вы снова увидеть французские команды, как «Лижье», «АГС», «Матра»?
— Да, в прошлом у нас была команда «Лижье». Но надо смотреть правде в глаза: сердце автоспорта находится в Великобритании.

— А российский автоспорт?
— Если говорить о российской команде Формулы-1, то ещё слишком рано. Вообще, когда создаёшь команду, то в первую очередь начинаешь заниматься поиском инженеров. Большинство квалифицированных кадров для автоспорта проживает в Англии. У них есть семьи, и зачастую они не хотят переезжать. Это главная проблема. Проблема не в технологиях. Русские первыми вышли в открытый космос, США побывали на Луне. В технологиях нет недостатка. Но сердце именно автоспорта находится в Англии.

— Что вы думаете о том, что бывшие гонщики становятся директорами или владельцами команд? Как в случае с Аленом Простом и его командой «Прост», Себастьеном Лёбом и его Sebastian Loeb Racing, а сейчас Кристианом Альберсом и «Кэтерхэмом». Собственный опыт выступлений даёт какое-то преимущество?
— Нет, я так не думаю. Знаете, у каждого гонщика есть мысль: «Однажды я сделаю свою команду». Но я не думаю, что это работает. По-моему, лучше всего с такой работой справился Джеки Стюарт. Он создал команду, а потом продал её (смеётся).

— Что скажете о ещё одном знаменитом французе Себастьене Лёбе?
— Лёб — раллийная легенда, нет вопросов. Теперь он в WTCC, это несколько иной чемпионат. Передний привод вместо полного, новые условия борьбы. Команда «Ситроен», безусловно, построила отличную машину. Но в этом чемпионате Иван Мюллер всё-таки лучше.
«Знаете, у каждого гонщика есть мысль: „Однажды я сделаю свою команду“. Но я не думаю, что это работает».

— Сейчас много обсуждают Формулу-Е, что думаете об этом чемпионате?
— Новая гоночная серия — почему нет? Но я не знаю, что там получится.

— Назовите вашу любимую гоночную и дорожную машины.
— Гоночная — это «Феррари». А с дорожной сложнее. Думаю, сейчас это «Макларен».

— А какой была ваша первая машина?
— Fiat 500. До сих пор у меня стоит.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 22
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →