РСКГ
Текст: Константин Михайлов

Лужа на крыше и коварный «бублик»

Авария – не самый приятный момент в жизни гонщика. Но когда всё позади, многие пилоты вспоминают об инцидентах с улыбкой…
20 августа 2014, среда. 14:00. Авто
Злостное гоночное хулиганство. Как получить от судей дисквалификацию на год

В ближайшие выходные на трассе «Смоленское кольцо» под Дорогобужем состоится очередной этап РСКГ – Российской серии кольцевых гонок, самого масштабного и престижного турнира в этой категории автоспорта. Без вылетов, столкновений и других инцидентов наверняка не обойдется – увидеть их смогут как зрители на трибунах, так и подключившиеся к видеотрансляции на сайте рскг.рф. Впрочем, садясь за руль, каждый пилот верит, что самая-самая авария в его карьере уже позади. Мы попросили пятерых участников РСКГ выбрать аварии, которые запомнились им не меньше, чем победы…

Алексей Дудукало, выступает в классе «Туринг» за команду «Лукойл Рейсинг Тим Лада»

— Это случилось больше 10 лет назад, когда я чуть ли не впервые реально претендовал на победу в чемпионате России. Нашим (я уже тогда выступал за «Лукойл») главным соперником была заводская команда «АвтоВАЗа», и предпоследняя гонка проходила на городской трассе в Тольятти – то есть «на чужом поле», где победить особенно приятно. Я лидировал в квалификации, но попытался проехать круг еще быстрее – и допустил ошибку. Машина подпрыгнула на поребрике, после чего считать кувырки я не успевал. Мы тогда выступали на вазовских «десятках» в кузове седан, но мой автомобиль после аварии с некоторых ракурсов выглядел как купе, а с некоторых – даже как пикап.

Не все верили, что машину можно восстановить, но мы решили попытаться – к счастью, каркас безопасности не пострадал (с повреждённым каркасом автомобиль не допустили бы к старту, а заменить его в полевых условиях невозможно. – Прим. «Чемпионата»). Правда, для начала, чтобы сохранить хороший квалификационный результат, надо было предъявить автомобиль на взвешивание. Поскольку многие детали «десятки» разбросало по трассе, был велик риск, что машина окажется легче чем надо – и чуть ли не вся команда отправилась на поиск обломков. На всякий случай собирали даже осколки разбитых стекол! Восстанавливали автомобиль всю ночь: вытягивали лонжероны, восстанавливали форму крыши, меняли на новые чуть ли не все внешние кузовные детали – да и подвеска с двигателем по ходу аварии успели пострадать.

Боксы при этом были закрыты: все понимали, что мы работаем с машиной, но как далеко продвинулись и насколько велики шансы стартовать в гонке – всем оставалось только гадать. И когда мы выкатили не просто восстановленный, а еще и должным образом обклеенный логотипами спонсоров автомобиль, думаю, удивили этим многих. Не беда, что при начавшемся дожде моя машина, как шутили механики, была единственной с лужей на крыше – в итоге мы выиграли и гонку в Тольятти, и чемпионат в целом. Это был мой первый чемпионский титул – и неудивительно, что та авария запомнилась мне сильнее всех.

Сергей Коронатов, выступает в классе «Туринг-Лайт» за команду «Зенит Моторспорт»

— Я пришёл в кольцо довольно поздно и поэтому искал возможность увеличить «накат». Знакомые посоветовали итальянский кубок, где все выступают на Seat Ibiza: отличные трассы, по умолчанию хорошая погода, вменяемые цены… И вот уже начинается первая тренировка, и я еду по легендарной Монце, прохожу те самые знаменитые повороты, которые до этого столько раз видел в трансляциях «Формулы-1». Круга четыре все шло хорошо, а в начале пятого на подходе к первому повороту я, видимо, ошибся с торможением… И тут же допустил вторую ошибку: зачем-то попытался отловить машину и все-таки запихнуть её в поворот, хотя вполне мог срезать по прямой, как в такой ситуации поступают другие, более сообразительные пилоты.

Одним словом, не успел я в первой тренировке первого своего зарубежного гоночного уик-энда проехать и пяти кругов, а моя новенькая (только что получили с фабрики!) машина уже летит в отбойник. Я успел сгруппироваться, но боль через несколько мгновений после удара пришла дикая – настолько сильная, что я как-то умудрился за считаные секунды отстегнуться (что не так-то просто) и свернуться в кресле в позу эмбриона. Подбежавший маршал открыл дверь и зачем-то схватил меня рукой за шлем – а я его в ответ бью по рукам, ведь боль адская! Начали задавать обычные в таких случаях вопросы: «Как вас зовут? Знаете ли вы, где находитесь?». Потом пошли вопросы повеселее: пока меня везли в медицинский центр трассы, один из фельдшеров хитро подмигнул и предложил каких-то «драгз», чтобы болело меньше.

Закончилось всё для меня повреждениями позвоночника и лёгкой истерикой в команде. К счастью, именно перед той гонкой я впервые решил застраховать машину, поэтому авария меня не разорила. И вкуса к выступлениям в Италии не отбила: до сих пор регулярно туда езжу, только выступаю теперь за другую команду….

Владимир Черевань, выступает в классе «Туринг-Лайт» за команду «Зенит Моторспорт»

— В моей жизни было много гонок, и аварий тоже хватало. И на горных гонках так далеко улетал вниз по склону, что двух тросов от спасательных «КАМАЗов» не хватало, чтобы меня достать. И на ралли крыши ловил – как-то за сезон не меньше 50 раз умудрился «сделать уши». А зимний трек – это вообще отдельная история: там часто недостаток мощности мотора или сцепления с трассой приходится компенсировать отчаянной ездой – со всеми вытекающими, а то и вылетающими последствиями. Бывало, мороз под минус тридцать, машина что мятая консервная банка, лобового стекла нет – и не беда: газеток под комбинезон натолкаешь, очки наподобие пилотских оденешь – и вперед!

Помню, однажды на ежегодной «Гонке звёзд» на ипподроме в Раменском мне так сильно наподдали, что я не только снежный бруствер перелетел – чуть не долетел до служебной железнодорожной ветки, которая проходит рядом с ипподромом. Забавно, что до аварии гонка шла ни шатко ни валко, а когда после аварии машину оперативно починили, я начал выигрывать один заезд за другим. Машина, кстати, была арендована у одного раллиста – так он чуть ли не шире всех улыбался, увидев, как его автомобиль помяли в аварии.

Если же говорить о кольце, то вспоминается гонка в эстонском Пярну лет девять назад. Тогда мы ездили на автомобилях Honda Civic, которые до сих пор выступают в классе «Супер-продакшн». Вскоре после старта столкнулись с Алексеем Дудукало, но оба остались на ходу. Более того – темп у обоих был хороший, поэтому мы начали догонять и обгонять уехавших вперёд. При этом одни пластиковые детали просто трепыхались на ветру, другие волочились по асфальту – саундтрек был специфический, но на скорость это не влияло. Кто-то из нас в результате даже на подиум приехал.

Павел Кальманович, выступает в классе «Туринг» за «Лукойл Рейсинг Тим Лада»

— Думаю, эту аварию не я один помню: она попала и в объективы фотографов, и на видео – пару недель после гонки только о ней и говорили. Всё произошло пару лет назад на трассе Moscow Raceway во время гонки Кубка Lada Granta. В какой-то момент постепенно начали «уходить» тормоза – впрочем, со второго или с третьего нажатия на педаль они полноценного схватывали, поэтому я решил продолжать гонку. Но спустя круг в точке, где скорость со 160 км/ч надо сбросить до 60 км/ч, я понял, что тормозов просто нет. Выхода не было: я попытался поставить машину боком, чтобы погасить скорость – но автомобиль наткнулся на «бублик» (раньше на Moscow Raceway были поребрики такой своеобразной формы) и начал кувыркаться.

Всё происходило словно в замедленной съёмке, но не помню, чтобы я успел о чём-нибудь подумать и как-нибудь зафиксировать свои ощущения – просто всё происходило очень медленно. А вот службы автодрома отреагировали оперативно: скорая прибыла на место инцидента секунд через 40. Сразу после аварии со мной всё вроде бы было в порядке, но на следующий день заболела спина – и выяснилось, что повреждён позвоночник. В итоге полностью восстановился я только к старту следующего сезона, то есть через полгода.
Кульбит Павла Кальмановича

Кульбит Павла Кальмановича


Владимир Шешенин, выступает в классе «Национальный»

— Если вспоминать аварии, в которые я попал, сидя в кресле пилота, то больше всего запомнился инцидент на автокроссе «Серебряная Ладья», который регулярно проходит в Тольятти. Я начинал с картинга, потом долго выступал в кольцевых гонках, и на кроссовую трассу решил выйти уже в зрелом возрасте, скажем так, из любопытства. В какой-то момент слишком быстро вошёл в поворот, угодил передним колесом в достаточно глубокую яму – и опомниться не успел, как машина уже перекувырнулась через морду. Причем после переворота снова встала на колеса, и я поехал дальше!

Что касается кольца, то я нередко выступаю в роли тренера, поэтому порой попадаю не только в свои, но и в чужие аварии. И от них ощущения самые яркие. К примеру, пару лет назад один из моих подопечных выступал в Кубке Lada Granta – и на тренировках на «Смоленском кольце» у него вдруг пропали тормоза на подходе ко второму повороту. Я сижу в право кресле, вижу, что машина летит в отбойник именно стороной, — а сделать ничего не могу. Любому будет не по себе, а гонщику, который привык все держать под контролем, особенно некомфортно. К счастью, автомобиль развернулся не на 90, а на 180 градусов – и врезался в отбойник задом.

Мне было пострашнее, чем пилоту, сидевшему за рулем. Но расстроился он больше: ведь всё случилось на тренировках, ещё до начала гоночного уик-энда. И механикам пришлось основательно поработать, чтобы восстановить автомобиль к началу квалификации.

P.S. Очередной этап РСКГ состоится в ближайшие выходные на трассе «Смоленское кольцо» под Дорогобужем. Вход для зрителей традиционно бесплатный (схему проезда можно найти на сайте трассы) – впрочем, за ходом гонок можно смотреть из любой точки мира с помощью трансляции на сайте рскг.рф. Все четыре гонки состоятся в воскресенье, предстартовая церемония перед началом первой из них будет запущена в 10:30.
Радости и кошмары гоночного механика
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 1
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →