Николя Прост
Фото: Lotus F1 Team, fiaformulae.com, Getty Images, Евгений Кустов
Текст: Евгений Кустов

«Результаты Квята показали, что он достоин Ф-1»

Резервный гонщик «Лотуса» и соавтор яркой аварии на первом этапе Формулы-Е Николя Прост рассказал о текущем сезоне Ф-1 и своей карьере.
2 октября 2014, четверг. 13:15. Авто
Сын знаменитого чемпиона Формулы-1 Алена Проста Николя – настоящий многостаночник. В последние годы француз, удивительно похожий на отца, совмещал работу резервным гонщиком «Лотуса» с выступлениями за команду «Ребельон» в чемпионате мира по гонкам на выносливость (включая «24 часа Ле-Мана»). Теперь же Прост ещё и участник Формулы-Е, где на первом в истории этапе был максимально близок к победе, но буквально перед последним поворотом попал в зрелищную аварию с Ником Хайдфельдом – по иронии судьбы, напарником по «Ребельону». Воспользовавшись приглашением бренда Rexona Men, продолжающего поддерживать «Лотус», мы расспросили Проста о его выступлениях и общих впечатлениях от всех серий, к которым он имеет отношение.

– Николя, как оцениваете нынешний сезон Формулы-1?
– Как вы сами знаете, в этом году существенно изменился технический регламент, это повлияло на баланс сил. Роль двигателя стала ещё важнее. «Мерседес» со своим мотором сумел сделать существенный шаг вперёд по сравнению с «Рено», чей мотор на втором месте, и «Феррари», которая, к счастью или сожалению, пока отстаёт. Да и вообще заводская команда «Мерседеса» здорово поработала, что позволяет ей доминировать. Но и «Рено» — в частности с «Ред Булл» — тоже добилось некоторого прогресса, что показывают выигранные гонки.

«В «Лотусе» уже сконцентрированы на машине 2015 года, понимая, что нынешняя вышла неудачной».
Может быть, в плане конкуренции нынешний сезон получается не таким удачным, как предыдущие два-три, хотя впереди идёт интересная борьба за личный зачёт. Сейчас разрывы между топ-командами выросли, но я уверен, что очень быстро они опять сократятся и в следующем году у нас опять будут фантастические гонки. В этом чемпионате тоже были замечательные Гран-при — например в Канаде и Венгрии.

– Как оцените этот сезон Формулы-1 для всех французских пилотов?
– Очевидно, что я ближе всех общаюсь с Роменом. Думаю, ему нелегко: когда у тебя нет машины, позволяющей продемонстрировать потенциал, то приходится нелегко. Но я считаю, что он проводит хороший сезон, почти всегда опережает Мальдонадо. Он делает то, что может. Если болид не позволяет побороться за подиум, то ты с этим ничего не поделаешь.

Бьянки работает очень хорошо, набрал очки для «Маруси» — это прекрасно. У Верня ситуация сложнее: Квят пришёл в очень молодом возрасте и часто превосходит Жан-Эрика по темпу. Так что для него это довольно разочаровывающий сезон.

– А вы вообще удивлены таким результатам Квята или, может, ожидали от него нечто подобного?
– Если посмотреть на его результаты в молодёжных сериях, то можно было предположить, что он хороший гонщик. Но всегда трудно предсказать, как всё будет. Знаете, когда я увидел его в Бахрейне, он выглядел очень молодо! В такой момент возникает вопрос, готов ли пилот к давлению Формулы-1, но результаты показывают: да, готов. Он показал, что достоин, и в «Торо Россо» правильно решили посадить его за руль.
Николя Прост

Николя Прост


– Что можно сказать про вашу команду «Лотус»? Трудный сезон, не правда ли?
– Любому всегда трудно добиваться максимума. Прежде всего люди должны понимать, что «Лотус» не такая крупная команда, как «Ред Булл» и «Мерседес». В прошлом году в середине и конце сезона команда делала максимум возможного в борьбе за высокую позицию в Кубке конструкторов, ведь был шанс стать вторыми. Возможно, такая борьба до победного в сезоне-2013 тоже несколько повредила нашим результатам в 2014-м, отвлекая на себя ресурсы.

Нынешний сезон стал серьёзным испытанием из-за мотора. Кто-то всё сделал правильно, кто-то — нет. Мы, вероятно, не всё сделали как надо — это видно по результатам. Кроме того, мы несколько рисковали в некоторых вещах — например с двойным носом. И всё вышло не так хорошо, как мы ожидали. Но если вы посмотрите на историю команды из Энстоуна, то у нас регулярно были то взлёты, то падения. Были очень хорошие годы и у «Бенеттона», и у «Рено», и «Лотуса». Скажем, 2011-й в итоге получился плохим, но уже в 2012-м команда боролась за победы. Так что из-за неудачного нынешнего года не стоит думать, что сезон-2015 не может получиться хорошим.

Конечно, когда ты оказываешься при новом регламенте впереди, то тебе проще, чем догоняющим. В «Лотусе» уже сконцентрированы на машине 2015 года, понимая, что нынешняя вышла неудачной. Надеюсь, у нас будет очень сильный болид. Думаю, мы поняли, в чём была проблема нынешнего автомобиля, и в следующем году мы можем отыграться.

– Можете рассказать о нюансах своей работы резервным гонщиком «Лотуса»?
«Я не ожидал, что Ник тоже направит машину по траектории словно к пит-лейну! Вы знаете, shit happens!»
– С течением времени она несколько меняется. В последние два года я мог участвовать в тестах новичков, но в этом сезоне я в основном сконцентрирован на работе на симуляторе, тем более что с новой машиной немало проблем. Нужно добиваться того, чтобы симулятор максимально соответствовал тому, что происходит на трассе — после этого с его помощью можно проверять обновления.

Но надо признаться, что из симулятора можно было выжать больше, например, с прошлогодней машиной — машиной, которая хорошо изучена и понятна. А в случае с автомобилем-2014 команде сначала нужно было решить различные технические проблемы, чтобы удостовериться, что вот теперь показатели на симуляторе и на трассе близки. В последние пару месяцев мы этого добились, ну а сейчас работаем и на этот сезон, и с прицелом на следующий.

– А вам нравится работать на симуляторе? Кими Райкконен его не любит, а Михаэля Шумахера, говорят, укачивало...
– По-разному. Одна работа может быть очень интересной, другая — довольно скучной. Но нужно понимать, что при таких ограничениях на тесты будущее именно за симуляторами. Бюджеты должны уменьшаться, а когда вы настраиваете симулятор, как надо, то дальше он уже не требует серьёзных средств. Мне работать интересно.

– Какие у вас были чувства после первой гонки Формулы-Е? Что преобладало: разочарование после столкновения с Хайдфельдом на последнем круге или оптимизм по поводу высокой скорости?
– Насчёт скорости вы правы: я был на поул-позишн и лидировал 24 круга. Но на последней прямой на моей машине возникли проблемы, которые и привели к аварии, причём с одним из моих лучших друзей! Что я могу сказать? По крайней мере, у нас с Ником нет никаких проблем, он всё понял.

Конечно, я был очень сильно разочарован. Ты лидируешь, делаешь фантастическую работу, а потом — такое в последнем повороте. Я просто потерял мощность на прямой. Посмотрите сами: после предыдущего поворота у меня была секунда в запасе, а потом Ник взял и оказался прямо позади. Я думал, что он будет обгонять меня справа, а в итоге мы оба сместились влево. Я ведь смещался влево, думая заехать на пит-лейн — вероятно, машина всё равно не доехала бы до финишной черты. И я не ожидал, что Ник тоже направит машину по траектории словно к пит-лейну! Вы знаете, shit happens! Но я постараюсь отыграться и победить в Малайзии!

– А уже спустя неделю вы с Ником в одном экипаже выступали на этапе WEC...
– Скажу больше: мы в день аварии вместе ужинали! Когда он узнал, что именно произошло, то никаких проблем между нами не осталось. Повторюсь, я думал, что он обгонит меня справа, ведь я уже был в середине трассы. Ник в порядке, это самое главное.
Машина Ника Хайдфельда после аварии с Простом

Машина Ника Хайдфельда после аварии с Простом


– Как считаете, «электрические» гонки в итоге вытеснят традиционные?
– Формуле-1 более 60 лет, а Формула-Е пока провела одну гонку — так что выводы делать рано. И я не думаю, что эти чемпионаты будут конкурировать. Формула-1 всегда будет быстрее, она проводится на в большинстве своём стационарных трассах. В Формуле-Е концепция иная: здесь, в отличие от Ф-1, стараются взять максимум не от всех возможных технологий, а именно от того, что связано с экологией.

«Я думаю, если у Алонсо есть вариант перейти в «Мерседес», то ему стоит над этим подумать!»
Да, например, в Ле-Мане всё больше заводских команд использует «гибриды», но пока слишком сложно сказать, в каком направлении в итоге пойдёт автоспорт. Но всё же сейчас Формула-1 существенно выше в иерархии, чем всё остальное. Посмотрим.

– К слову, про гонки на выносливость. Не становится ли вам иногда скучно в частной подкатегории LMP1? Конкурентов раз-два и обчёлся...
– Действительно, у нашего класса есть серьёзная проблема. Раньше — пару лет назад – было шесть-семь машин, то есть иногда даже больше, чем заводских. Но сейчас… Мы выиграли 11 из 13 последних гонок — то есть по сути все, когда у нас ничего не ломалось, тем более что у нас и машина очень хорошая, и пилоты в моём экипаже сильные. В любом случае, мы должны давать результат. И при этом я надеюсь, что изменения в регламенте дадут нам шанс на борьбу с гибридами. Но сейчас ситуация действительно разочаровывающая.

– Ваш папа даёт вам какие-то советы, связанные с гонками?
– И да, и нет. Он уже очень давно в автоспорте, но скорее его советы касаются отношения к гонкам, работы с командой. А вот сами машины очень отличаются от тех, которыми управлял он, а потому ему сложно что-то посоветовать. Так что он может обучить тому, как вести себя за пределами болида, но в нём — делай всё сам.

– Как считаете, ваша фамилия больше помогает вам в гонках или мешает?
– И то, и то. Вначале это было скорее недостатком, потому что люди ждали от меня очень многого. Вы знаете, это зависит от страны: у нас во Франции людям очень не нравится, если ты пошёл по стопам известного отца, потому что многие начинают думать, что тем самым ты получил большое преимущество. В Америке, как я понимаю, к этому относятся по-другому. В целом не могу сказать, что фамилия Прост как-то сильно повлияла на мою карьеру. Может, когда я был моложе, то от неё что-то зависело, но сейчас — нет.

– С кем из гонщиков вы больше всего общаетесь?
– Думаю, самые близкие отношения у меня с Роменом — мы гоняемся вместе с 2004 года, он очень хороший парень. Вообще я восхищаюсь многими гонщиками. Иногда я катаюсь на велосипеде с Алонсо, к которому тоже испытываю большое уважение. Я считаю, что он, Хэмилтон, Феттель и Баттон — фантастические пилоты. Кими я тоже восхищаюсь. Но при взгляде со стороны самым впечатляющим пилотом для меня является Алонсо.

– А стоит ли ему оставаться в «Феррари»? Может, он вам что-то рассказывал?
– (Смеётся.) Я думаю, если есть вариант перейти в «Мерседес», то ему стоит над этим подумать! Мне во время велопрогулок он ничего не говорил.

– Какие у вас самого планы на следующий год?
– В Формуле-Е всё очевидно: там гонки до июня 2015 года, и я ожидаю, что и дальше буду там выступать, потому что это очень интересно. Надеюсь, я останусь резервным гонщиком «Лотуса»: я здесь уже шесть лет, мне очень интересно, а команда в каком-то плане стала для меня семьёй. В «Ребельоне» я тоже давно, с 2009 года… Надеюсь, всё будет стабильно.
Николя Прост за рулём «Лотуса» 2013 года

Николя Прост за рулём «Лотуса» 2013 года

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 1
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →