Владимир Путин и Берни Экклстоун
Фото: Getty Images
Текст: Дмитрий Захарченко

Дар Берни. История главного казначея Формулы-1

Он сделал Формулу-1 такой, какой мы её знаем, любим и ненавидим. Речь об идеологе Ф-1 Берни Экклстоуне, которому исполнилось 84 года.
28 октября 2014, вторник. 13:30. Авто
«Для меня деньги — это показатель результата, просто цифра, демонстрирующая, чего мы добились, — говорит Экклстоун. — Моя работа — это всего лишь выгодные сделки, вот и всё. Люди придают этому слишком много значения». Состояние Берни оценивается в $ 4,8 млрд. В марте журнал Forbes поместил Берни Экклстоуна на 12-ю строчку списка богатейших людей Великобритании.

Он единолично управляет финансами Формулы-1 на протяжении вот уже 40 лет. За это время «королева автоспорта» проделала путь от соревнований адреналиновых маньяков со склонностью к самоубийству до престижного вида спорта, понаблюдать за которым готовы короли и президенты.
«Экклстоун не выиграл чемпионат как босс команды, но перепродал «Брэбэм» в 40 раз дороже».

На фоне размашистых и всегда резонансных интервью Экклстоун точен даже в мельчайших деталях. При приписываемой ему прижимистости он без раздумий подписывает чек при разводе с женой, а его дочери могут заниматься всем, чем заблагорассудится. Берни раскованно держится в компании арабских шейхов, а последнюю гонку смотрел бок о бок с Владимиром Путиным. Президент России не скрывал радости, что Формула-1 наконец приехала в Россию.

«Он не согласился на командную тактику, и мы просто недолили парню топлива. Он не доехал до финиша»
Из интервью после гонки в Малайзии, 2013 год.


Гран-при Монако 1957 года завершался так же, как и начался — чистым безумием. Уже на четвёртом круге лидировавший Мосс разбил машину в шикане, а пытавшийся избежать столкновения Коллинз «приехал» в отбойник. Фанхио и Брукс вышли в лидеры, но за девять кругов до финиша у шедшего третьим фон Трипса сгорает двигатель. Вслед за лидерами отправляется Джек Брэбэм, но у того тоже ломается мотор. В результате третье место занимает «Мазерасти» Грегори, а четвёртым приезжает дебютант Стюарт Льюис-Эванс на частном «Коннауте». Это была первая гонка Берни Экклстоуна в Формуле-1.

Он пришёл в гонки в качестве менеджера Льюиса-Эванса. Они оба гонялись в Формуле-3, но Стюарт был несравненно быстрее. Берни же кое-что понимал в бизнесе, и его дилерский центр приносил определённую прибыль. Экклстоун купил для Льюиса-Эванса автомобиль, и когда гонщик блеснул в Монте-Карло, они оба перешли в «Вэнуолл» — Берни в качестве менеджера пилота.

В «Вэнуолле» дела шли неплохо — Льюис-Эванс завоёвывал подиумы. Но в октябре 58-го Стюарт погиб. Авария произошла на последнем этапе сезона в Касабланке. Автомобиль вылетел в отбойник и загорелся. Гонщика еле живым доставили в британский госпиталь, но через шесть дней он скончался от сильных ожогов. Девять лет спустя Экклстоун снова будет менеджером, и у него на глазах погибнет другой гонщик — Йохен Риндт. Кроссовок с ноги австрийца Берни хранит до сих пор. Именно в те годы Экклстоун понял о гонках основные вещи.

В 1971 году Экклстоун выкупил в недавнем времени чемпионскую команду «Брэбэм». Сумма сделки составила $ 120 тыс. Помимо собственной команды это давало англичанину членство в ассоциации конструкторов Формулы-1. Уже через год Берни стал самым влиятельным человеком в организации и начал консолидировать вокруг себя команды — цель заключалась в контроле над коммерческими правами и перераспределении прибыли между командами.

Международная автоспортивная федерация делиться с Экклстоуном и командами не хотела. Противостояние FOCA и FISA оказалось настолько ожесточённым, что от Формулы-1 готовы были отвернуться и спонсоры, и телевизионщики. Но две трети команд поддерживали Берни, и это стало решающим фактором. Под угрозой забастовки и организации альтернативного чемпионата, у которого якобы уже был календарь из 15 этапов, Жан-Мари Балестр передал Берни Экклстоуну коммерческие права на Формулу-1.

В этот же период за рулём машины его команды — «Брэбэм» — чемпионом стал Нельсон Пике. Бразилец выиграл титул дважды, в то время как в Кубке конструкторов «Брэбэм» так и не поднялся выше второй строчки — вторые машины часто не доезжали до финиша. Сам Экклстоун не выиграл чемпионат как босс команды, но перепродал «Брэбэм» в 40 раз дороже — за пять миллионов долларов.

«Я исполнительный директор ФОМ и ФОА, управляющих всеми делами в Формуле-1. С этой точки зрения Формулой-1 владею я»
Из интервью Financial Times, 2004 год.


Прежде чем прийти во власть в Формуле-1, Берни Экклстоун консолидировал команды и создал что-то, что было выгодно всем. Фактически до 1980 года у разных гонок могли быть разные организаторы, единого центра управления не было, кто-то всегда упускал что-то из виду и возникали накладки.

В виде FOCA, ассоциации конструкторов Формулы-1, дал соперничающим по своей природе организациям общее место. Противостояние 1982 года с сопутствовавшими бойкотами Гран-при привело Экклстоуна и его хорошего друга Макса Мосли в высшие эшелоны автоспорта.

Берни привлёк к гонкам большие, а затем очень большие деньги. В случае сомнений, в какую команду инвестировать деньги, правильное направление подскажет Экклстоун. Если надо пристроить хорошего гонщика в хорошие руки — Берни подскажет, куда обратиться.
«На суд Экклстоун явился в приподнятом настроении».

Он в курсе каждой мелочи Формулы-1 — от нюансов контрактов самых знаменитых гонщиков до заминки с доставкой чистого белья в номера одной из команд. Пройдя путь снизу пищевой цепочки автоспорта, Экклстоун как никто изучил этот мир.

С момента его прихода индустрия Формулы-1 на основе растущих цен на трансляции развивалась опережающими темпами. Чемпионат мира открывал новые страны и горизонты. Гонки начали проходить в Японии и Восточной Европе, появлялись новые супергерои — Айртон Сенна, Ален Прост, Жиль Вильнёв, Найджел Мэнселл. Миллиардеры выписали чеки на всё большие и большие суммы.

В Формулу-1 скопом пришли табачные компании, IT-бренды, банки, автопроизводители. Со временем на гонки обратили внимание все крупные бизнесмены и политики мира. Проведение Гран-при почитают за честь в США и на Ближнем Востоке, в Европе и России.

И Экклстоун знает, как это использовать, чтобы машина Формулы-1 не останавливалась. Национальные промоутеры платят всё больше денег за проведение гонки, выступления становятся всё более дорогостоящими. Постепенно заезды Гран-при стали привилегией, которую может предоставить лишь Берни.

У него есть всё: самые профессиональные и продвинутые инженеры, самые талантливые гонщики, отобранные ещё в подростковом возрасте, разветвлённая логистическая система для доставки оборудования. Есть даже свой придворный архитектор трасс. За сумму, которая устроит Экклстоуна, Формула-1 приедет куда угодно.

На недавнем Гран-при России Берни Экклстоун и Владимир Путин вместе смотрели гонку. Такое едва ли себе сможет позволить даже премьер-министр Великобритании.

«Знаете, у меня есть одна хорошая идея: почему бы женщинам не одеваться во всё белое, чтобы не отличаться от другой бытовой техники»
Из интервью Los Angeles Times, 2005 год.


Авторитет Экклстоуна неоспорим, в паддоке его любят за характер и энергию. Будучи в курсе всего, на вопросы ему приходится отвечать часто, но всякий раз он точно знает, что говорит, будь это высказывание о Гитлере или массовых демонстрациях в Бахрейне.

Несколько лет назад Экклстоун открыто призывал к введению в Формуле-1 медальной системы, а затем — дополнительных дорожек для обгонов. «Почему нет? Зрелищнее же будет», — примерно так отвечал Берни. Всё это происходило на фоне введения вспомогательных систем KERS и DRS – непопулярных у болельщиков и иногда действенных методах повысить зрелищность.

В прессе на полном серьёзе обсуждалось, как драматично медальная система ударит по старинным традициям Формулы-1, болельщики внезапно узнали о ралли-кроссе и его правилах. А DRS и электрогенераторы потихоньку прижились.

Весной Берни Экклстоуна судили за дачу взятки немецкому банкиру Герхарду Грибковски. Тот утверждал, что за это по наводке Берни должен был продать активы управляющей компании определённым людям. На суд Экклстоун явился в приподнятом настроении. «Люблю вспоминать о разводе», — улыбнулся он, когда судья спросил о семейном положении. Впоследствии защита Берни добилась оправдания по ключевым обвинениям, грозивших подопечному тюрьмой, а от остальных он откупился. Мюнхенское правосудие согласилось на компенсацию в $100 млн.

Примерно также Экклстоун разводился со своей второй женой — Славикой. Тогда Берни пробыл в зале суда меньше минуты — зашёл, оставил подписи под нужными бумагами и удалился.

«Славика — это важнейшая часть моей жизни»
Из интервью 2001 года.

«Если вы не способны хорошо делать своё дело, вам здесь не место», — Берни Экклстоун.

Формулой-1 Экклстоун управляет с прежним энтузиазмом. Сейчас чемпионат переживает трудные времена, осталось менее десяти команд, и отчасти это объясняется политикой Берни.

На протяжении всех сорока лет Формула-1 завоёвывала всё новые и новые рынки, и теперь расти ей уже некуда. С этим тоже связаны проблемы чемпионата.

В июне у Экклстоуна спросили, не переживает ли он, что некоторые команды могут не дожить до конца сезона. «Знаете, мне всё равно. Если вы не способны хорошо делать своё дело, вам здесь не место», — ответил тогда Берни. В этом весь он.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 11
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →