Алексей Попов
Фото: sochiautodrom.ru
Текст: Виталий Крысанов

«Мало кто понимает, как нам повезло с Сочи»

Во второй части беседы Алексей Попов признался, что заменил бы в Ф-1 двойные очки Чейзом, и поделился мнением о переходе Квята в «Ред Булл».
8 января 2015, четверг. 12:00. Авто
Часть 1. «В Формуле-1 слишком много этапов? Гонщик должен гоняться!»

«Сингапур и Валенсия в подмётки не годятся Сочи»


В 2014-м Формула-1 наконец добралась до России – то, чего вы ждали больше двух десятилетий. Момент, когда вы вышли на подиум после финиша перед своими зрителями, – самый эмоциональный в вашей карьере?
— Нет, что вы… Мне кажется, зрителям это было куда приятнее, нежели мне. Это не значит, что мне не было приятно, но по реакции болельщиков и даже моих коллег в паддоке я понял, что для них это было чем-то большим, чем для меня лично. Этот факт, если честно, удивил. Но почему-то получилось именно так. Если спросите, какой же тогда самый эмоциональный, я не отвечу – не могу выделить какой-то один.

— В какой момент вы поверили, что сочинский проект доведут до конца и Ф-1 приедет к нам?
— Когда Путин с Экклстоуном подписали контракт. Тогда для меня всё стало очевидно.

— А какой из оставшихся нереализованных проектов Гран-при России казался вам наиболее реальным?
Думаю, все согласятся, что в Сочи и днём шикарные планы. Но если толком всё осветить, получится не менее привлекательно и ночью
— Нагатино. Я верил в это всерьёз. Географически это не так далеко от Шаболовки, кстати. Тот проект был действительно неплохим. Живописнейший район города, пойма реки, рядом со станцией метро и Третьим кольцом. Полуостров и сейчас практически не занят. Тот вариант был действительно интересным. Но если бы сейчас мне предложили выбор – Сочи или любой другой проект, ни секунды не сомневаясь, я выбрал бы Сочи. Мало кто до конца понимает, как нам повезло. Не было бы Олимпиады – не было бы и ничего этого.

— Другая российская трасса, Moscow Raceway, с недавних пор также имеет лицензию на проведение этапов Формулы-1. В этом есть какой-то практический смысл?
— Мне кажется, нет. Очень жаль, что они потеряли Мировую серию «Рено», но, надеюсь, в скором времени чемпионат вернётся в Волоколамск. Обратите внимание, трибуны там были заполнены, и это несмотря на то, что туда не очень удобно добираться. А возвращаться в город в выходные – и вовсе ад! Тем не менее несколько десятков тысяч человек на трибунах. Хорошо, что остался DTM, дай бог, чтобы вернулся «Супербайк». Трасса всегда занята, там проводится огромное количество трек-дней, когда каждый имеет возможность проехаться по ней на своей машине. Но сейчас зима, а вот на «Сочи Автодроме» снег не лежит, там можно тренироваться круглогодично.

— Если вернуться к Сочи, вам нравится конфигурации трассы?
— Перед Тильке стояла задача построить фактически городскую трассу, вписать её в Олимпийский парк, между уже построенными дворцами спорта. Когда их «расставляли», его мнения не спрашивали. Так что когда говорят, что там слишком много медленных поворотов, – ну какие есть, ребята. Исходя из того, что могло бы быть и как в итоге получилось, результат просто потрясающий! Ещё раз отмечу, если бы «Пирелли» привезла сюда не такие жёсткие шины, то и гонка была бы куда интереснее. В GP3, в GP2, даже в РСКГ гонки получились шикарными. «Сочи Автодром» гораздо интереснее с точки зрения конфигурации, чем другие городские трассы Тильке. Сингапур, Валенсия – всё это в подмётки не годится.

— Валенсия ведь сейчас пребывает в заброшенном состоянии?
— Трасса заброшена полностью. А город живёт своей, «доформульной» жизнью. Надо понимать, что контейнерный порт – не самое эротичное место, потому и не вышло ничего путного из затеи сделать из Валенсии второе Монако. Вот старинный центр города красив, да. А здесь… Знаете, когда немцы показывают биатлон, они вешают на ёлку шарик и снимают через него. А в Валенсии, к примеру, на балкон одного из домов поставили надувной бассейн, посадили в него четырёх девушек-моделей в купальниках и через них снимали. Но если бы люди видели, как выглядят эти дома снаружи…

— Вы поддерживаете идею провести в Сочи ночную гонку?
— Было бы здорово. Но, думаю, все согласятся, что здесь и днём шикарные планы. К слову, и Сингапур днём выглядит здорово. Бахрейн вот совсем другой, но в этом тоже своя прелесть, понимаете. Там настоящая пустыня. В Абу-Даби, например, этого нет. Они-то как раз всё застроили, а вот в Бахрейне мы видим действительно потрясающие планы. На самом деле на некотором удалении там есть университет, но всё снято так, что мы видим каменистую местность, восточный колорит…

А Сочи – это олимпийский колорит. Причём на одном плане, с вертолёта, мы видим и море, и горы, и Олимпийский парк. Очень красиво. Но если толком всё осветить, получится не менее привлекательно и ночью. Проблема в том, что необходимо построить огромное количество мачт освещения, новые подстанции, а это потребует очень больших вложений. Уже было объявлено, что минимум одна из гонок будет ночной, но не думаю, что это будет в 2015-м.
Даниил Квят на «Сочи Автодроме»
Фото: Getty Images

Даниил Квят на «Сочи Автодроме»


«Сделал бы в Ф-1 Чейз, как в NASCAR»


— С технической точки зрения в 90-х между лидерами и аутсайдерами была огромная пропасть. Сейчас же всех пытаются уравнять, но маленьким командам от этого не легче. Почему?
— Знаете, я тоже очень люблю упорядоченность. Но не далее как в этом году я наконец начал понимать, что был неправ, когда хотел равных условий для всех. Я сейчас был бы очень рад, если бы команды имели возможность прийти в чемпионат с любым бюджетом, с одной машиной и бороться в своём классе, если хотите. Но понимание этого приходит с опытом. Если бы в мире была шикарная экономика, тысячи спонсоров боролись бы, два десятка мотористов стояли бы в очереди за командами, а на стартовой решётке выстраивалась очередь из желающих сесть за руль… Но ничего этого нет! «Макларен» целый год проездил без титульного спонсора, две команды мы потеряли. Поэтому я за то, чтобы кто хочет и может выставляли третью машину, а кто не может – одну-единственную.

— Маленьким командам не удаётся добраться до очков из-за потрясающей надёжности. Не убивает ли это спорт?
— Представьте себя на месте гонщика. Едешь полтора часа, сил нет уже никаких, но ты пытаешься заставить себя ехать быстро. За пару кругов до финиша у тебя внезапно что-то ломается. Ты останавливаешься. Тот, кто хотя бы раз ощутит эти эмоции, никогда не будет радоваться, когда кто-то сходит с дистанции. Когда комментирую, мне очень трудно говорить отстранённо о технических проблемах у кого-то из пилотов. Это же трагедия каждый раз для человека! Нельзя радоваться ненадёжности. Она делает гонки более интересными, непредсказуемыми, согласен. Но давайте лучше расширим очковую зону и будем давать очки всем, как в NASCAR.

— Как вы относитесь к наказаниям за жёсткую борьбу на трассе, к системе штрафов?
Наказания необходимы. Такого уважения между пилотами, которое могло быть в 70-х, сегодня нет
— Очень сложный вопрос, у меня нет однозначного мнения на этот счёт. Откровенное хамство должно быть наказуемо, сомнений нет. Проблема в том, как и кто будет определять грань между дозволенным и недозволенным. К тому же гонщиков часто наказывают скорее за репутацию. У Хэмильтона был период, когда он постоянно попадал в аварии, затем у Мальдонадо, Грожан в какой-то момент через это прошёл. И это тоже неправильно.

Каждый эпизод надо рассматривать беспристрастно, но как? Помните, в Канаде Масса и Перес показывали взаимные скриншоты? Но машина не всегда едет прямо, её нужно постоянно отлавливать корректирующими движениями руля, поэтому оперировать отдельными кадрами не имеет смысла. Или в Спа — смотрите, Нико едет в Льюиса! Да ничего подобного, он просто пытается компенсировать снос задней части машины. Но скриншот делается в нужный момент, и на этом основании делаются выводы. Если бы в футболе так рассматривался каждый подкат, мы бы далеко не уехали.

— Тогда, может быть, стоит вообще отменить наказания?
— Они необходимы. Такого уважения между пилотами, которое могло быть в 70-х, когда гонщики погибали, когда трассы и машины не были настолько безопасными, сегодня нет. Сейчас ребята приходят из картинга в GP3, GP2 и творят там такие вещи, что волосы встают дыбом. Некоторых персонажей я вообще никогда и близко не подпустил бы к трассе. И если оставлять это без внимания, рано или поздно всё закончится трагедией. И вот тогда все сразу будут требовать жёстких мер, как в случае с Бьянки. Его даже до больницы довезти не успели, а вокруг все уже оказались виноватыми: одни не тем флагом махали, другой пейс-кар не выпустил…

— Вы упомянули эпизод между Хэмильтоном и Росбергом в Спа. Не стоит ли борьбу между напарниками как-то прописать в регламенте?
— Нет, каждая команда должна принимать решение самостоятельно. У «Мерседеса» в минувшем сезоне было солидное преимущество над соперниками, и они легко могли позволить своим пилотам бороться между собой.

— Вы поддерживаете идею двойных очков в последней гонке сезона?
«Мерседес» имел подавляющее преимущество, но я слышал от Лауды: «Слава богу, у «Уильямса» не было Алонсо»
— Я бы сделал – и, кстати, я уже давно об этом говорю – что-то вроде Чейза, как в NASCAR. Допустим, за четыре гонки до финиша сезона выделил бы пятёрку лидеров, обнулил их очки, и они с нуля начали бы борьбу за титул. И у тех, кто не слишком здорово начал чемпионат, кто проиграл первые гонки, был бы шанс. Кто-то скажет, что такая интрига искусственна, но Формула-1 не является спортом на все сто процентов. Даже в тех видах, где всё вроде зависит от человека, есть миллионы тонкостей. А здесь – технический вид спорта. Не будет ничего страшного в том, чтобы рискнуть и сделать интересную концовку из четырёх супергонок, которую весь мир будет смотреть с замиранием сердца.

«Вернь – очень хороший гонщик, но…»


— Если не брать в расчёт тот факт, что Даниил Квят наш с вами соотечественник, вы согласны с выбором «Ред Булл»?
— Окажись я на месте Матешица, взял бы его, сто процентов. Здесь очень важен потенциал на будущее. И мне кажется, тот факт, как быстро он, минуя GP2 и Мировую серию «Рено», освоился в Ф-1, говорит о многом. Что же до Верня – он очень хороший гонщик, но… Нет точки отсчёта, которая наверняка позволяла бы говорить: этот — хороший пилот, этот — гениальный, этот — средний. Если бы в прошлом году в «Ред Булл» взяли его, а не Риккьярдо, всё сейчас могло быть иначе. Он мог бы и не поехать на фоне Феттеля, и тогда Себ, быть может, не ушёл бы в «Феррари». Или, наоборот, адаптировался бы к болиду так же легко, как и Дэн. Ведь в 2013-м разница между ними была минимальной. Но взяли Риккьярдо, и в этом году он выстрелил, одержал три победы, а ведь машина была практически весь год не быстрее «Уильямса»!

— В «Торо Россо» в следующем сезоне поедет Макс Ферстаппен, которому всего 17 лет. Если парень талантливый, не стоит обращать внимание на возраст?
— «Торо Россо» – молодёжная команда. Если говорить языком игровых видов спорта, это, если хотите, фарм-клуб, только выступающий в той же лиге. И с этой точки зрения – всё правильно. Именно поэтому они отказались от услуг Верня. Я, скорее, удивлён, как стремительно «Ред Булл» взял Ферстаппена в свою программу и привёл в Ф-1 в обход своих пилотов, которых вёл годами.
Макс Ферстаппен
Фото: Getty Images

Макс Ферстаппен


— «Макларен», напротив, делает ставку на опыт. Но так ли им был нужен Алонсо, если в итоге остался и Баттон?
— Нельзя не заметить одну вещь: в паддоке Алонсо ценится на порядок выше, чем любой другой пилот. Два года назад я слышал, как в «Ред Булл» говорили: «Слава богу, у «Лотуса» не было Алонсо». В этом году «Мерседес» имел подавляющее преимущество, но я слышал от Лауды: «Слава богу, у «Уильямса» не было Алонсо». И это весьма показательный момент. Фернандо переходит в «Макларен», будучи очень голодным до побед, но если машина «не поедет», боюсь, у него опустятся руки. Все эти годы в «Феррари» он отдавал всего себя, без остатка, а у каждого человека есть предел как возможностей, так и энтузиазма. Что до Баттона, то никто не ждёт, что он разобьёт Алонсо. Однако его опыт команде необходим.

«Нынешняя Ф-1 – наиболее конкурентоспособная»


— Напоследок небольшой блиц. Самый красивый болид Ф-1?
— «Феррари» 641 Проста и Мэнселла, 90-й год. Когда вижу фотографии этой машины в каких-то исторических «твиттерах», не могу не добавить их в избранное.

— Вызвавший наибольшее уважение поступок?
— Скажу так: если правда, что Шумахер покинул «Феррари» ради того, чтобы в команде остался Масса, это именно этот поступок. Но у меня есть подозрение, что это просто красивая версия, которую создала пресса и подхватили болельщики.

— Самый страшный момент?
— Австрия-2002, где во втором повороте Хайдфельд едва не разрубил болид Сато пополам. В какой-то момент действительно было непонятно, что вообще происходит. И это было действительно страшно, учитывая вектор и скорость удара.

— Самая запомнившаяся гонка?
— Херес-97, весь уик-энд был невероятным. 1:21.072. Попросите меня назвать хотя бы одно время в этом году… (Улыбается.) А тут 17 лет прошло.

— Какая Формула-1 вам больше по душе — 1990-х, 2000-х или наших дней?
— Нынешняя, однозначно. Она наиболее конкурентоспособная. Такой плотности в пелотоне, как сейчас, не было никогда. Посмотрите на второй сегмент квалификации – там же порой в секунде все эти 16 машин, вдумайтесь! А в 92-м, если Патрезе не понимал, как на той или иной трассе надо использовать активную подвеску, Мэнселл только ему «вёз» больше.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 85
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
1 декабря 2016, четверг
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →