Чагин, Мардеев, Шибалов — о грузовике и планах
Фото: Александр Сафонов, «Чемпионат»
Текст: Евгений Кустов

«Хотим, чтобы капотник «КАМАЗа» поехал в июле»

Во второй части беседы Владимир Чагин, Айрат Мардеев и Антон Шибалов рассказали о капотном «КАМАЗе» и о том, как отходят от ралли-марафонов.
24 января 2015, суббота. 15:15. Авто
Часть 1. «Проснулся ночью, собрался ехать — а «Дакар»-то уже кончился»

«Желания сесть за руль нет совершенно»


— Владимир Геннадьевич, у вас теперь три молодых победителя «Дакара». Нет желания сейчас помериться с ними силами? Например, на полигоне сравнить скорость?
В.Ч.: Я ушёл из спорта в 2011 году и с тех пор за руль не сажусь. На тренировочных сборах сижу в кабине справа. Темп ребят я чувствую, и не находясь за рулём. Подсказываю, на что обратить внимание. Я знаю скорость и манеру пилотажа соперников, с которыми сам боролся прежде, и представляю, что нужно делать, чтобы ехать быстрее их.

Желания сесть за руль нет совершенно. Четыре года не садиться за руль – серьёзный срок. Чтобы вернуться в свой прежний темп, мне нужно будет ну хотя бы день поездить — это как минимум. Понятно, что сразу я не поеду так же, как четыре года назад. Точно так же прыгун в длину не улетит так далеко, как прежде, а хоккеист не ударит по шайбе так же точно и сильно…

— Неужели никакой ностальгии вообще нет? Не рано закончили?
Владимир Чагин: «Все очень ждут «Шёлковый путь», об этом было много разговоров на «Дакаре-2015», особенно на финише».
— Я же не ушёл из спорта в принципе. Если бы я не находился в этой среде, не сидел в кабине, то, наверное, какая-то ностальгия была бы. А так я занимаюсь тем же самым, только не сажусь за руль. Поэтому ностальгии нет.

— Антон и Айрат, а вам бы не хотелось посоревноваться с Владимиром Геннадьевичем? Условно, на спор, на 1000 рублей или бутылку коньяка?
А.Ш.: Не думали об этом!

В.Ч.: Мы же в одной команде, зачем нам соревноваться. Если оставить за скобками, что мы из одной команды, то, думаю, любому спортсмену хотелось бы победить семикратного чемпиона «Дакара». Помню, в 2011 году очень сильно расстроились соперники, когда я ушёл из спорта: им хотелось победить меня на трассе. Грустный был Жерар де Рой, ведь он лишился возможности когда-нибудь меня обойти. Я его, как спортсмена, понимаю.

— Забавный вопрос от нашего читателя из «ВКонтакте» Михаила Романова. Что легче: ехать по раллийным трассам или по российским дорогам?
В.Ч.: Территория у России большая, и потому нет возможности все дороги сделать хорошими. В итоге россиянам больше, чем жителям других стран, приходится ехать по разбитому асфальту, бездорожью. Но это нас закаляет и потом помогает в ралли-рейдах! Например, когда в гонке начинается дождь и становится очень скользко, то всегда наши российские пилоты чувствуют себя увереннее, чем зарубежные соперники. Так что бездорожье нам помогает.

— Вот Зелим Улубаев хочет бороться с бездорожьем с помощью вашего грузовика. Он спрашивает, за сколько можно купить раллийный «КАМАЗ»?
В.Ч.: Автомобиль стоит около 700 тыс. евро. Машина готовится несколько месяцев, купить в принципе можно. Но если вы хотите участвовать в гонках, то просто покупки автомобиля мало, это лишь входной билет. А дальше нужна система подготовки, тренировок, технического обслуживания во время гонки. Очень немаленькие деньги! Автомобильный спорт дорогостоящий.

— А что происходит с машинами прошлых лет? Об этом спрашивает Евгений Суханов.
В.Ч.: Те, что нами больше не используются, мы продаём – это нормальная практика в спорте. Покупают состоятельные люди, бизнесмены, которым хочется в своей коллекции иметь спортивный «КАМАЗ» с хорошей «родословной» — например, победитель «Дакара» такого-то года. Есть такие ценители техники. Но только учитывайте, что за пять лет выступлений на автомобиле меняется 75-80 процентов деталей, после каждой гонки происходит обслуживание. Даже рамы мы меняем раз в два-три года: не выдерживают длительной эксплуатации.
Айрат Мардеев на «Дакаре»
Фото: Getty Images

Айрат Мардеев на «Дакаре»


«Сильно пострадали из-за падения рубля»


— Геннадий Калашников интересуется, насколько много в спортивном «КАМАЗе» российских разработок? Это ведь вечная тема, не правда ли?
В.Ч.: При подборе узлов и комплектующих мы всегда в первую очередь обращаем внимание на российских производителей: хочется, чтобы было побольше отечественных деталей. Но если на нашем рынке не видим изделий должного уровня и качества, то обращаем свой взор на зарубежных производителей – это нормальная практика. Немецкий автомобиль не состоит на 100о процентов из деталей, выпущенных в Германии. По такому принципу идёт и наш завод.

Если в советское время прямо на заводе выпускались, например, сиденья, провода и так далее, то сейчас взгляды поменялись. И серийный автомобиль стал гораздо более конкурентоспособным. Мы на спортивной машине используем комплектующие тех же производителей, что поставляют свои изделия на конвейер: коробки передач, раздаточные коробки, карданные валы, пневмоаппаратуру… Очевидно, что если в спорте изделия не подводят, то и в обычной жизни они будут работать долго-долго.

— А можете навскидку сказать, сколько в процентном соотношении в спортивном «КАМАЗе» российского и зарубежного?
В.Ч.: К большому сожалению, российского меньше половины. Этот показатель даёт нам всем повод задуматься насчёт того, что наши производства слабенькие. Даже обычный листовой металл мы не делаем высокого качества: добываем руду, перегоняем составами, а готовые детали уже покупаем из-за границы. К сожалению, это факт. Надо развивать производство – не только конечное в виде автомобилей и телевизоров, но и сами комплектующие. Это же и рабочие места. Зачем мы платим деньги за границу? Лучше оставлять их у себя.

— Сейчас же и курс рубля упал, это ведь бьёт по команде…
В.Ч.: Конечно. Мы сильно пострадали из-за этого. Осенью курс начал подниматься бешеными темпами, а мы очень сильно связаны с этим: транспортировка, логистика, топливо — всё же в валюте! Очевидно, что наш финансовый план рассчитывался с расчётом на другой курс.

«На капотнике я бы проехал за рулём»


— Серия вопросов от читателя Захара Ковалёва. Он спрашивает насчёт планов по капотному грузовику. Что можете рассказать?
В.Ч.: Первую машину планируем сделать уже в этом году. На «Дакаре» всё больше капотников: если бы такая конструкция была хуже, наверное, такой тенденции не возникло бы. Вот
Антон Шибалов: «Когда мы недавно делали новую облицовку грузовиков, то тоже машина казалась какой-то непривычной, смешной».
на капотнике я бы проехал за рулём, да. Посмотрел бы, что это такое. Поедем, посмотрим, есть ли преимущество капотной компоновки. Если обнаружим его, то в дальнейшем будем участвовать на подобной машине.

— Но ведь они некрасивые, не правда ли?
В.Ч.: Главное – это «бедуин»!

А.Ш.: Капотники, скорее, непривычные. Когда мы недавно делали новую облицовку грузовиков, без больших фар, то тоже машина казалась какой-то непривычной, смешной. А сейчас по-другому уже не представишь.

— Есть точные сроки дебюта капотника?
В.Ч.: Хотим, чтобы он поехал в июле. Для начала просто поездим у нас по бездорожью вокруг города. Если понравится, то будем думать, не отправить ли его на «Дакар» в 2016-м. Естественно, мы машину делаем не просто так, а с перспективой участия в «Дакаре».

— А кто из пилотов, скорее всего, первым сядет за руль?
В.Ч.: Даже я ещё не знаю! Надо для начала машину сделать, а потом будем смотреть.

— Двигатель на капотнике будет V-образным или рядным? Тоже читатель спрашивает.
В.Ч.: Сразу скажу, что рядным. Невозможна компоновка V-образного двигателя с капотной кабиной — мы это проверили. Двигатель поставим другой – какой, пока не решили, но это
Айрат Мардеев: «Здорово осознавать, что ты занимаешься своим любимым делом и ещё за это зарплату получаешь!».
будет рядная «шестёрка». Читатель, задавший этот вопрос, правильно обратил внимание. Технически грамотный, молодец.

— Было бы здорово испытать капотник на «Шёлковом пути»? Но шансов, что ралли-марафон пройдёт в этом году, почти нет?
В.Ч.: Шансы есть. Безусловно, мы хотели бы, чтобы эта машина прошла «Шёлковый путь» — ведь тогда будет шанс, что она пройдёт и «Дакар». Все очень ждут «Шёлковый путь», об этом было много разговоров на «Дакаре-2015», особенно на финише. Я знаю, что у команды «Пежо» в календарный план включено участие в «Шёлковом пути», команда «МАН» с удовольствием поехала бы. Гонка интересная, все её ждут. Одного «Дакара» для сезона мало: в мире много специальной спортивной техники, много профессионалов, а соревнований почти нет.

Решение по «Шёлковому пути» обычно принималось в феврале-марте. Конечно, в этом году сложная экономическая ситуация. Но если проект состоится, приедут иностранные участники, то это станет плюсом в том числе и для внешнеполитического положения нашей страны. Для России будет хорошо, если приедет много зарубежных участников.

«Здорово, что наше хобби совпало с работой»


— Вопрос от Альхазура Манакова. Многие спрашивают, что самое тяжёлое, трудное в том, что вы делаете? А вот он хочет узнать — что же самое лёгкое в вашей профессии? Или, быть может, приятное?
А.Ш.: Наверное, возвращение домой.

А.М.: Ехать приятно! Наше хобби совпало с нашей работой. Мы и ходим не на обычную работу, а на дело всей нашей жизни. Здорово осознавать, что ты занимаешься своим любимым делом и ещё за это зарплату получаешь!
Селфи в редакции
Фото: Александр Сафонов, "Чемпионат"

Селфи в редакции


— Традиционный вопрос, на сей раз его задал Алексей Черепанов. Как попасть в команду «КАМАЗ-мастер», если это является мечтой всей жизни?
В.Ч.: Нельзя сказать, что эта мечта несбыточная. Как сделать первый шаг? Перед началом гонок любой команде не хватает времени и собственных сил, чтобы подготовить машины, собрать запчасти и так далее. Работы очень много! Мы привлекаем людей со стороны – и опытных специалистов, и тех, кто ещё умеет очень мало, но хочет быть рядом.

Самая горячая пора — октябрь, когда технику пора отправлять в Европу на дакаровский паром. Вот там и можно оценить потенциал. Видишь молодого паренька, для начала дашь ему стекло протереть. Смотришь – сделал быстро и идеально. Ага, значит, можно дать ему запчасти заматывать. Либо он кое-как это сделает, либо быстро и качественно. О, красиво сделал. Значит, можно попросить на техничке какую-то деталь прикрутить или поставить на место. Вот так человек и растёт прямо на глазах.

Если видно, что он справляется, то появляется мысль, что человек может быть полезен команде, что стоит взять его на испытательный срок. Если видим, что коллектив принял и сам человек чувствует, что попал по адресу, то так и получается новый член «КАМАЗ-мастера». А если ты в самом начале стекло протёр кое-как, то понятно, что ничего другого мы тебе не доверим. Лучше заняться чем-то ещё.

— Антон Калиничев спрашивает, не хочет ли команда вернуться в трак-рейсинг?
— Более 20 лет назад у нас была команда в чемпионате Европы, но затем было принято решение полностью переориентироваться на ралли-рейды. В трак-рейсинге своя специфика, своя жизнь, другие машины. Явной необходимости в этом мы не видим, со стороны руководства завода таких предложений не поступает. Мы уверенно чувствуем себя на бездорожье, на
«Дакаре» — лучше мы будем здесь держать позиции и применять свой опыт.

— Айрат и Антон, а не хотели бы попробовать себя в какой-то другой дисциплине? Понятно, в свободное от основной работы время.
А.М.: Естественно, попробовать хочется всё! Мне классическое ралли всегда нравилось. Если будет предложение где-то прокатиться на тестах, я с удовольствием. К тому же на «Дакаре» сейчас много участков, похожих на «классику», и там очень быстро едут пилоты, у которых есть опыт вождения раллийных машин — Ханс Стейси, Вязович.

А.Ш.: Мне тоже хотелось бы попробовать – не только ралли, но и трак-рейсинг. Мы были на одном этапе чемпионата Европы в Германии — думаю, никто бы не отказался попробовать.

— Владимир Геннадьевич, какие дальше планы на сезон?
В.Ч.: Естественно, будем участвовать в этапах чемпионата России. Важно показать болельщикам машину вживую, а не только по телевизору.

Экскурсия по дакаровскому «КАМАЗу».
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 13
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →