Виталий Петров
Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»
Текст: Евгений Кустов

Петров: я готов выступать, но нужна долгосрочная программа

Первый российский гонщик Формулы-1 в гостях у «Чемпионата» рассказал, чем занимается, какие серии ему интересны и что он думает о Формуле-Е.
20 мая 2015, среда. 14:00. Авто
После трёх лет выступлений в Формуле-1 и годичной практики в DTM Виталий Петров взял небольшую паузу: пока в сезоне-2015 россиянин нигде не выступает. Ситуация понятная: после стольких лет на высшем уровне Петрову хочется найти некий долгосрочный вариант, при котором будет уверенность, что он пойдёт в ту или иную серию на несколько лет и сможет спокойно прогрессировать, а не каждую зиму ждать, найдутся ли спонсоры для продолжения или нет.

Физическая форма Виталия от 6-месячного простоя никуда не делась, вопрос только в появлении подходящих предложений от команд или партнёров, которые позволят Петрову сосредоточиться на гонках и не думать о финансовой стороне дела. Переговоры ведутся, движение есть, ну а пока ничего не подписано и Виталий оказался в Москве, мы пригласили его в гости в редакцию «Чемпионата».
Виталий Петров в редакции «Чемпионата»
Фото: Дмитрий Голубович, "Чемпионат"

Виталий Петров в редакции «Чемпионата»


«В DTM были неприемлемые условия, и мы отказались»


— Виталий, как дела, чем сейчас занимаетесь?
— Всё отлично, работаем с российским «Мерседесом»: вот в Сочи ездил, где тестировали новый GT-класс. У нас расписаны совместные планы на весь год — в частности, поедем на российский этап Формулы-1 и, скорее всего, на DTM.

Ещё активно занимаюсь развитием интернет-магазина на своём сайте vitalypetrov.com. Запланировано многое, но начать продажи решили с двух-трёх вещей: мини-копии моего шлема и книги. Эту книгу моя семья и друзья подарили на 30-летие: в ней собраны вырезки почти всех материалов, которые были посвящены моей спортивной карьере — от её начала до 2014 года. Книжка весит 5-7 кг, там очень красивые, качественные снимки. Книга действительно интересная, надеюсь, болельщикам понравится.

— Ждём начала продаж! Возвращаясь к «Мерседесу» — раз есть сотрудничество с российским подразделением, то почему всё-таки вы не остались в DTM?
— Когда мы договаривались перед прошлым сезоном, то изначально речь шла о трёхлетнем цикле сотрудничества. Они сами говорили: тебе придётся тяжело, сначала ничего не будешь понимать. Бывшие пилоты Ф-1 тоже рассказывали, что не надо торопиться и волноваться. Плюс я знал, что машиной будет тяжело управлять, но планируются улучшения ближе к сезону-2015 — так что не нервничал. Но когда уже пошли переговоры насчёт 2015-го, то начали выскакивать некоторые нюансы, из-за которых мы не согласились продлевать контракт. Были неприемлемые условия, и мы отказались.

Я абсолютно не расстроен первым сезоном. Да, результаты могли быть и лучше, но я знаю, где мы проигрывали, а где сумели сделать большой шаг вперёд, пусть даже он и не отразился в протоколах. Бывало, найдёшь что-то новое, правильное, но тут привезут новинку — а машина настолько чувствительная к любым изменениям, что опять требовалось время, чтобы подстроиться. Так что мне было тяжело «вкатываться», но прогресс и потенциал точно были. Автомобиль DTM очень специфичный. Я по ходу карьеры много где выступал: GT, GP2, Ле-Ман… Когда я готовился к Формуле-1, то ездил почти на всём — и везде был быстр, быстро всё осваивал. Но DTM — столь своеобразная машина, что с ней было нелегко найти общий язык.

— На бюджете «Мерседеса» в DTM не сказываются большие затраты на Формулу-1?
— Думаю, нет. К тому же почти у каждого гонщика есть свой спонсор: вы же видите, что все машины в DTM расклеены под конкретных спонсоров. Может, иногда речь идёт не о чистых деньгах, а каком-то бартере — например, банк даёт концерну скидки на кредиты, или часовщики всех обеспечивают дорогими часами — но что-то имеется. Так что не обязательно речь идёт о деньгах. Главное — найти взаимовыгодные отношения между спонсором и командой.

— Если представить, что вы сидите перед телевизором, а там по разным каналам стартуют гонки Формулы-1 и DTM, вы бы что включили?
— Формулу-1, конечно. DTM посмотрел бы в записи. В немецком чемпионате есть правила, которые я бы пересмотрел. Например, если дважды четырьмя колёсами заезжаешь за белую линию, то потом обязан проехать круг на две секунды медленнее. Получается, ты должен сбросить скорость, но при этом не пропустить соперника – довольно опасная ситуация. На это многие пилоты обращали внимание.

Кстати, я тоже участвовал в обсуждениях насчёт изменений в регламенте DTM: на брифингах гонщики настаивали, чтобы в сезоне-2015 за этап проводились как минимум две гонки.

— Формула-1 — ваша любимая серия. А ещё какие вы включили бы в свою тройку лучших?
— Трудно сказать… В 2014-м я выбрал DTM, потому что слышал о нём как одном из самых сложных и интересных чемпионатов. Я даже не думал о других вариантах: всегда выбираю самые непростые и конкурентоспособные серии, с борьбой. Хочется, чтобы все были равны — примерно как в Формуле-Е. А то, например, в GT «Ауди» всегда выигрывает, если не возникает проблем: как ни выступай на другом автомобиле, а победы не будет.

— В целом какие серии вам наиболее интересны, куда хотелось бы пойти?
— Знаете, сколько времени я задаю себе этот вопрос? Готов везде выступать, попробовать себя в разных классах — например, интересен чемпионат мира по гонкам на выносливость. Когда я выступал в Ле-Мане в классе LMP2, то сразу быстро поехал. Жаль, что у команды была хроническая проблема с коробкой передач: через пять с половиной часов коробка всегда ломалась, и мы никак не могли решить проблему. Я участвовал в трёх гонках: если бы не технические проблемы, то мы вполне могли бы выиграть и в Валенсии, и в Спа, и в Ле-Мане. Наша машина была быстра, состав экипажа тоже был серьёзным, но коробка ломалась. Помню, в Ле-Мане разбудили в шесть утра, залез в машину — и приходилось использовать ручную коробку, потому что лепестки уже не работали. Но и ручная долго не могла выдержать.

— Кстати, у вас по ходу 24-часового марафона получалось поспать?
— Да, я легко вырубаюсь! Если правильно готовишься к гонке, то всё в порядке. Отработав смену, уходишь, надеваешь наушники и спокойно ложишься спать. Да, сохраняется адреналин, думаешь, как там ребята, но помочь же ты никак не можешь, а инженеры знают своё дело.

В общем, Ле-Ман — это тоже интересно. Вообще, хочется, чтобы больше зависело от тебя самого, твоего умения работать с машиной и инженером. Когда ещё есть напарники, всё усложняется. С другой стороны, ты получаешь важный опыт, ведя командную игру: надо думать не только о себе, ведь если разобьёшь машину, то подведёшь всех.

— Есть ли шанс когда-нибудь увидеть вас в заявочном списке «24 часов Ле-Мана»? (вопрос от ochkareff)
— Я бы с радостью принял предложение и с удовольствием проехал эту гонку. «24 часа» — знаменитая гонка. Кто никогда на ней не был, советую съездить, ведь борьба идёт круглосуточно. Важна и работа гонщиков, и правильная стратегия, и работа всей команды. Никто не имеет права допускать ошибку: любой просчёт может привести к плохому результату.
Виталий Петров в редакции «Чемпионата»
Фото: Дмитрий Голубович, "Чемпионат"

Виталий Петров в редакции «Чемпионата»


«Формула-Е? Готов рассматривать все варианты»


— Очень многие спрашивают про ваше отношение к Формуле-Е. В частности, пользователь championship.
— С Формулой-Е мы вели переговоры в начале сезона, они сами вышли на меня. Но команда, с которой мы общались, в итоге призналась, что выбрала гонщика с бюджетом.

— А как вам звук «электроформулы»?
— За электродвигателями, конечно, будущее. Мы видим, что Формула-Е уже показывает неплохую скорость, а потенциал такой техники только растёт. С удовольствием поделился бы впечатлениями от машины, но ни разу на ней не ездил. Давайте дождёмся российского этапа, когда я пообщаюсь с гонщиками и смогу всё понять.

— Организаторы российского этапа обещали, что на нём точно будет отечественный пилот...
— Стоит ли мне вклиниваться в середине чемпионата ради одного этапа в Москве? Всё-таки остальные гонщики провели уже больше половины сезона, поэтому не факт, что даже на одинаковой технике мне удалось бы побороться с ними за победу.

— Может, всё сложится в следующем сезоне?
— Почему бы и нет? Мы будем рассматривать все варианты, я всегда открыт для переговоров.

— С Формулой-1 какую-то связь поддерживаете?
— Вот сейчас собираюсь на Гран-при Монако. У меня в чемпионате осталось много друзей, переписываемся с инженерами. Они объясняют мне какие-то нюансы, о которых, понятно, я никогда не расскажу. Интересно послушать, какие есть новые технологии, как ведёт себя машина, куда всё это идёт. Жалко, что у них всегда мало времени, но главное — пообщаться, увидеться.

— С кем наиболее тесные контакты поддерживаете?
— Со всеми в «Лотусе» у меня остались хорошие отношения. «Кэтерхэма» больше нет, до этого и с ними общались, заходил пообедать. Да вообще все друг друга знают в паддоке, там царит отличная атмосфера. У меня ни с кем нет плохих отношений, со всеми жмём руки.

«Хэмилтон быстрый и действительно талантливый»



— За кого болеете в Формуле-1, не считая Квята?
— За Хэмилтона. Он мне нравится как гонщик. Быстрый и действительно талантливый.

— Берни Экклстоун сказал, что Льюис делает для пиара куда больше, чем Феттель. Согласны?
— Для пиара — может быть, да. У Феттеля свои хобби, он не хочет быть публичным человеком, ему неинтересны эти тусовки. Льюису эта «движуха» нравится. Феттель ближе к Шумахеру, который тоже скорее предпочитал потренироваться или с семьёй побыть, чем находиться на публике. Но не думайте, что Хэмилтон что-то делает в ущерб выступлениям. На вечеринке ты всего час, сфотографировался со звёздами — и всё, остальной день свободен. Вы ведь видели, какая у него физическая форма?! Тут не нужно осуждать ни Хэмилтона, ни Феттеля.

У меня вон тоже аккаунт в «Инстаграме» — кто-то спрашивает, зачем я там что-то выкладываю. Но это моя жизнь, ну вот нравятся мне фотографии собственной кошки, которую два года назад подобрал на улице. Мне девочка со слезами вручила котёнка, который помещался в ладошку. И всё, эта кошка сейчас дома всегда ходит за мной: иду на диван — она за мной, сажусь за компьютер — ложится рядом, иду мыться — за дверью сидит, ждёт (улыбается).

— Кстати, были у вас фотографии в образе Джеймса Бонда. Это что такое?
— Если б я знал, что там получится! Насколько я слышал, будет серия короткометражных постановок с участием звёзд, которые выступают в непривычных для себя ролях. Очень сложно быть актёром, за всего пять часов съёмки я это понял. Страшно будет смотреть отснятый материал! Но мне сказали, что не пожалею.

— Виталий, а нет ощущения, что вот эта «мирная» жизнь, без гонок, несколько засасывает? В том плане, что чем дольше пауза, тем менее охотно будете думать о выступлениях где-либо?
— Повторюсь: я готов выступать и знаю, на что способен. Меня ведь не просто так взяли в Формулу-1, и не случайно я боролся за титул в GP2. Должен существовать план, должна быть глобальная цель. Сначала была цель — попасть в Формулу-1. Когда она была решена, появились новые: стараться стабильно выступать, попадать на подиумы и в конечном счёте бороться за звание чемпиона мира. Точно такое же должно быть и в любой другой серии и команде. И я готов выступать дальше, но на интересных и разумных условиях. У меня с командой или людьми, которые меня поддерживают, должна быть одна цель: победа. Другой и быть не может.

Не думайте, что у меня богатая семья. У нас до сих пор остались незакрытые вопросы по кредитам в банках! В 2004 году карьера даже почти останавливалась, встал вопрос: если в 2005 году я не стану чемпионом России, то поддержки больше не будет. Мы бросились сразу за двумя титулами, оба их завоевали и доказали, что заслуживаем продолжения.

— В России есть и программа «СМП Рейсинг», и команда G-Drive Racing в WEC. С ними объединить усилия не выйдет?
—В 2013-м Роман Русинов предлагал поехать в Ле-Мане и ещё нескольких гонках — возможно, с моей стороны было ошибкой, что я не согласился. Тогда я работал только над возвращением в Формулу-1, тратил много времени на встречи, переговоры. В тот момент я боялся перейти в какую-то другую серию: со стороны могло сложиться впечатление, что всё, Петров ушёл и не думает о возвращении в Формулу-1. Может, если бы вернуться сейчас в то время, я бы и поехал. Но тогда объяснил Роме: очень бы хотел, спасибо за предложение, но давай пока возьмём паузу.

Ну а с «СМП Рейсинг» переговоров у нас не было.

— Менеджера у вас сейчас нет? (вопрос от minin2003)
— Нет.

— А не считаете, что вот его, быть может, и не хватает, чтобы сформировать новый план, всё свести воедино? В 2013-м у вас же были какие-то советники, не так ли?
— В 2013-м был у меня неофициальный западный менеджер, который очень сильно помогал. Я предлагал ему хоть какой-то контракт заключить, но он работал без соглашения, абсолютно бесплатно. Общался с командами, было много предложений, презентаций. Легко можно было вернуться в Формулу-1, это чистая правда. Просто нужен был бюджет, чтобы после относительного отдыха в 2013-м вернуться в сезоне-2014 боевым пилотом. Можно было даже предварительный контракт подписать, но мы решили, что это неправильно: зачем обнадёживать каких-то людей, если поддержки нет?

Сейчас мы с этим человеком созваниваемся, но в 2014-м перестали детально что-то искать — зачем общаться с командами, если нет поддержки? Будет конкретика — я с ним свяжусь.

— Спонсоров под Формулу-1 больше не ищете?
— Да нет, наверное. Искали-искали… Кто-то говорил, что ему не интересна Формула-1, кто-то не понимал, что такое Формула-1 и зачем на неё тратить такие большие деньги.
Виталий Петров
Фото: Дмитрий Голубович, "Чемпионат"

Виталий Петров


«В 2011-м говорил искренне, от сердца»


— Многие читатели, вспоминая ваш уход из «Лотуса», спрашивают, не стоило ли всё-таки отказаться от критики команды в конце 2011-го? (вопрос от ftr-73)
— Я не жалею: это было искренне, от сердца. Возможно, сейчас я бы сдержался, но после гонки эмоции могут взять своё. Знаете, не хочу возвращаться к этой теме. Можно жалеть о каждом своём шаге, но главное – делать выводы. Нужно всем вместе двигаться дальше и работать. А если возвращаться к одним и тем же вопросам, то можно сойти с ума.

— На ваш взгляд, чего всё-таки не хватило «Кэтерхэму», чтобы закрепиться в Формуле-1?
— Бюджета, инфраструктуры. Нужна была полная реконструкция базы, улучшение всех компонентов. К сожалению, то же самое случилось и с «Марусей».

— Экс-владелец «Кэтерхэма» Тони Фернандес иногда производит впечатление довольно наивного человека в вопросах спорта. А что вы о нём можете сказать?
— Тони всегда обещал нам с Ковалайненом, что не прекратит вкладывать деньги в развитие машины. И в 2012 году это так и было. Мы с Хейкки надеялись, что в дальнейших сезонах всё продолжится так же, но теперь все знают: Тони не потянул команду, либо не увидел дальнейших перспектив.

В недавнем интервью Ковалайнен пожаловался: с ним «Кэтерхэм» попрощался, даже не прислав никакой бумаги… А у вас как было?
— Я тоже никакого письма не получал. В том же «Лотусе» у меня было официальное письмо о прекращении сотрудничества, благодарность за сезон и так далее. Вот у меня часы, их мне на день рождения подарил лично Жерар Лопес. А ещё за третье место, которое я завоевал в Австралии, он подарил автомобиль GT-R. Как-то в 2010 году он мне сказал: «Завоюешь подиум — подарю эту машину!» Я и забыл про это, а Жерар после подиума позвонил и напомнил. Машина была мощная, ездил на ней в Англии, привозил в Россию.

— В 2014-м вы рассказывали о планировавшихся тестах в ралли. Эти планы так и не реализовались?
— У меня была одна договорённость о тестах с финнами, но там буквально за день до поездки просто размыло дороги: испытания стали бессмысленными, зачем кататься по каше? А так — в ралли тоже нужны спонсоры. Да и вообще оно никуда не денется: я люблю борьбу, люблю «притирку», обманывать соперников в поворотах. Может быть, со временем ещё попробуем в ралли, почему нет. Время покажет.

— А ведь на заре карьеры вы вроде бы мечтали именно о ралли?
— Я тогда просто не знал, что такое кольцевые гонки! Что такое слики, как следить за температурой колёс… Это же такой кайф, когда у тебя получается внести правильные изменения в машину и она едет быстрее!

— Выходит, вы получаете большее удовольствие от удачной работы над настройками, чем от собственно пилотажа на скорости 300 км/ч?
— Да нет ощущения такой скорости. Может, это только у меня. На скорость я смотрю только в том плане, чтобы проверить, не проигрываю ли я напарнику по мотору или аэродинамике. А 320, 330 — не имеет значения. Важно, как машина слушается тебя в повороте, как она в нём «стоит». И получаешь удовольствие, когда после изучения телеметрии вносишь верные поправки.

Некоторое время назад вы написали в социальной сети: «Ждите хороших новостей»...
— Да, действительно, я написал эту фразу, потому что пришло приглашение на проведение тестов в Формуле-Е. Но затем мы получили сообщение о переносе испытаний на неопределённый срок. Понимаете, мне всегда хочется побыстрее поделиться с болельщиками радостью. Скорее всего, в следующий раз в такой ситуации я лучше промолчу, дождавшись подтверждения.

За последние несколько месяцев мы направили очень много писем в различные серии, включая ралли-кросс. Это один из интересных чемпионатов, набирающих обороты. Было бы неплохо попробовать свои силы в этом чемпионате. Кстати, интересно, что об этом думают читатели! Где бы хотели меня видеть? Можете писать в комментариях, я прочитаю.

Во второй части интервью в пятницу читайте мнение Виталия Петрова о нынешнем сезоне Формулы-1, о том, кого он считает своим лучшим напарником по Ф-1, и о ряде вопросов, не совсем связанных с гонками.
Виталий Петров в редакции «Чемпионата»
Фото: Дмитрий Голубович, "Чемпионат"

Виталий Петров в редакции «Чемпионата»

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 40
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →