История «Лотуса» после Колина Чэпмена
Фото: Reuters
Текст: Дмитрий Захарченко

Последний расцвет «Лотуса». Как погибало детище Колина Чэпмена

30 лет назад пара «Лотусов» в последний раз стояла на первом ряду стартового поля. Вспоминаем финальный период в истории великой команды.
16 июня 2015, вторник. 14:15. Авто
Во второй квалификации Гран-при Канады Элио де Анжелис на «Лотус» 97T с турбомотором «Рено» опередил лучшую из «Феррари» на шесть десятых. Напарник итальянца Айртон Сенна показал второе время и расположился рядом на первой линии стартовой решётки. «Лотус» надеялся биться с «Феррари» за победу и впоследствии — за чемпионский титул. Как и прежде.

Команда без отца


Смерть Колина Чэпмена в декабре 1982-го стала ударом для всей Формулы-1. Спорт потерял одного из самых талантливых людей своего поколения, а «Лотус» остался без своего идеолога. После смерти создателя команду возглавил Питер Уорр, работавший с Чэпменом ещё в 70-х. В 1976 году Уорр ушёл из «Лотуса» в амбициозный проект Вальтера Вольфа, но за полтора года до своей смерти Колин уговорил соратника вернуться.

В 1983 году «Лотусу» предстояло перейти на турбированные двигатели. Проектирование 93T началось ещё при Чэпмене, но дорабатывать машину пришлось уже без него. Автомобиль был очень хорош в квалификациях, но совсем ненадёжен в гонках. Питер Уорр срочно переманил из «Альфа-Ромео» Жерара Дюкаружа, и тот за пять недель набросал для «Лотуса» новую модель — 94T.

Француз доработал развесовку, начертил более гладкий кузов и смог снизить центр тяжести. В первой же своей гонке новинка в руках Найджела Мэнселла приехала на четвёртое место, а в конце сентября в Брэндс-Хэтч «Биг Найдж» уже стоял на подиуме.

Питер Уорр: Мэнселл не выиграет Гран-при, пока у меня в заднице дырка.
К следующему году окрылённый Дюкаруж разработал 95T, которая лишь подчеркнула аэродинамические достоинства своей предшественницы. Но «Лотус» в том году перешёл на резину «Гудьир», который мало что мог противопоставить продукции «Мишлен».

Перед сезоном ожидания «Лотуса» были высоки. Дюкаружу удалось построить отличную машину, но слабым местом были моторы. Агрегаты «Рено» оставались ненадёжными, маломощными и потребляющими слишком много топлива (не правда ли, что-то напоминает?). Уже второй год подряд команде не удавалось выиграть хотя бы один Гран-при. Напряжение постепенно переросло в непреодолимый конфликт между руководством и гонщиками.

Кульминацией стал Гран-при Монако. Под сплошным ливнем Найджелл Мэнселл прошёл Алена Проста и вышел в лидеры. Англичанин сразу же начал отрываться от француза, но спустя пару кругов на полном ходу разбил машину в «Бо Риваж». «Он не выиграет Гран-при, пока у меня в заднице дырка», — заявил тогда Уорр.

Отношения между Мэнселлом и главой команды испортились, но титульный спонсор настаивал на сохранении Найджела в составе. Тем не менее, Уорр не подчинился. Он настоял и пригласил в «Лотус» молодого бразильского новичка Айртона Сенну.

Фактор Сенны


Постоянные неудачи и внутренние противоречия деморализовали команду. Уорр, видевший победы Йохена Риндта и Эмерсона Фиттипальди, стремился вернуть команду на былой уровень, а инженеры скидывали неудачи друг на друга, и в конце концов объявляли, что во всём виноват двигатель.

Приход Сенны взбодрил коллектив. Гонщик был требователен к себе и к окружающим, а его энтузиазм подгонял остальных. Да и Дюкаруж наконец освоился на новом месте и построил 97T. Внешне выглядевшая просто, она унаследовала некоторые удачные идеи у 96T — проекта машины IndyCar.

И «Лотус» вернулся. Уже на втором этапе сезона Сенна завоевал поул и одержал свою первую победу в Формуле-1. Элио де Анжелис выиграл следующую гонку чемпионата. После четырёх этапов де Анжелис лидировал в чемпионате, опережая Проста и Альборето на два очка. «Лотус» возглавлял Кубок конструкторов, позади — «Феррари» и «Макларен».

Айртон поставил команде ультиматум: если он не станет чемпионом в 1987-м, то уйдёт в другую команду.
>>> И грянул гром. История первой победы Айртона Сенны

В квалификации Гран-при Канады «Лотусы» снова были неудержимы. Де Анжелис принёс уже четвёртый поул подряд, Сенна завоевал второе место. Проблемы в этот раз начались ещё до старта — Сенна почувствовал, что с двигателем что-то не так. Инженеры в последний момент изменили настройки силовой установки, но уже после пяти кругов гонки отказало зажигание.

Де Анжелис тем временем лидировал, но вскоре и его мотор начал терять мощность. Впоследствии выяснилось, что у него возникли те же проблемы с зажиганием, а в баке после финиша осталось ещё 10 килограмм неиспользованного топлива. Итальянец отчаянно сопротивлялся гонщикам на куда более быстрых машинах и в итоге финишировал пятым. «Феррари» Альборето он уступил более сорока секунд.

Гран-при Канады стал бы хорошей метафорой всему сезону. Сенна выиграл ещё четыре поула, но одержал лишь одну победу — под дождём в Спа. В Кубке конструкторов «Лотус» занял только четвёртое место, проиграв не только «Макларену» и «Феррари», но и «Уильямсу».

На следующий год место второго пилота занял Джонни Дамфриз, и в «Лотусе» фактически работали на одного Сенну. Бразилец победил на горе Монтжуик и на улицах Детройта, но в остальных Гран-при «Лотус» был менее конкурентоспособен. Айртон поставил команде ультиматум: если он не станет чемпионом в 1987-м, то уйдёт в другую команду.

На 1987-й в Норфолке возглавляли большие надежды. Уорр нашёл нового спонсора, а успехи Сенны привлекли внимание «Хонды» — японцы предложили свои новейшие моторы. Вместе с этим инженеры наконец доделали активную подвеску. 99T должна была стать напоминанием о великих днях «Лотуса».

На деле же активная подвеска оказалась слишком тяжёлой и неэффективной, а аэродинамика в целом оставляла желать много лучшего. На неровных медленных трассах в Монако и Детройте Сенна победил, но стоило Формуле-1 вернуться на более традиционные автодромы, и скорость «Лотусов» пропадала. Айртон закончил сезон третьим и ушёл в «Макларен».

Увядание «Лотуса»


На место Сенны пришёл действующий чемпион Нельсон Пике, и его чемпионская единица на борту была фактически единственным, чем могла похвастать команда. Новое шасси оказалось хуже предыдущего, и даже трёхкратный чемпион с трудом добирался на ней до подиума. Виноватым назначили Дюкаружа и пригласили на его место Фрэнка Дерни из «Уильямса».

В общей сложности команда задолжала поставщикам свыше 12 млн фунтов.
Денег в команде оставалось всё меньше. На сезон 1989 года Уорру пришлось сменить моторы «Хонда» на маломощные агрегаты «Джадд». Дерни существенно переработал машину, «Лотус» 101 оказался куда покладистее предшественника, но нехватку мощности в 125 л.с. это не компенсировало. Впервые с 1980 года «Лотус» остался без подиумов, а в Кубке конструкторов команда скатилась на шестое место.

Ещё до окончания сезона по собственному желанию команду покинул Уорр. Не задержался здесь надолго и Дерни. После напрочь потерянного сезона 1990 года у руля команды встал Питер Коллинз. Он привлёк богатых инвесторов, посадил в кокпиты Мику Хаккинена и Джонни Херберта, а также позвал из «Марч» новых инженеров. Планы были обширными, но оплатить их исполнение никто не спешил.

Перед сезоном 1994 года Коллинз едва ли не под честное слово взял у «Мюген-Хонды» новые двигатели, и «Лотус» называли одной из потенциальных тёмных лошадок чемпионата. Джонни Херберту и Педро Лами прочили как минимум борьбу в середине пелотона. Однако без средств на доводку автомобиля «Лотус» выпал даже из очковой зоны.

В середине сентября из-за многочисленных долгов «Лотус» перешёл под назначенное судом административное управление. В общей сложности команда задолжала поставщикам свыше 12 млн фунтов. Работы над новым шасси 112 остановлены, а остатки команды выкупил Дэвид Хант, брат Джеймса. В феврале Хант объявил о слиянии с командой «Пасифик» — и на этом история чэпменовского «Лотуса» в Формуле-1 была окончена.

Усилия Питера Уорра и победы Айртона Сенны доказали, что «Лотус» мог выжить и бороться среди топ-команд и без Колина Чэпмена, однако с уходом гениального конструктора команда лишилась центра притяжения. Собранные рядом талантливые люди не могли найти общий язык, и раз за разом команде не хватало какого-то одного элемента.

«В 1988 году у нас была отвратительная машина, но хороший мотор, — вспоминал Пике. — В 1989-м — наоборот, неплохое шасси, но совершенно никакой двигатель». Окончательный развал команды начался с уходом Уорра, а финальным ударом стала авария Мартина Доннелли на тренировках в Хересе, в которой чуть не погиб гонщик.

В 2010-м имя «Лотус» вернулось в Формулу-1, но, даже несмотря на победы Кими Райкконена за рулём выкрашенных в чёрно-золотой цвет машинах, их скорее ассоциируют с Энстоуном, базой «Бенеттона» и заводской «Рено». Сейчас даже этот «Лотус» под угрозой распада — и всё по тем же финансовым причинам.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 14
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →