Марк Шульжицкий
Фото: nissanlmp1.com
Текст: Евгений Кустов

Шульжицкий: в Ле-Мане сделал всё, что просил «Ниссан»

Первый в истории российский участник зачёта LMP1 в «24 часах Ле-Мана» Марк Шульжицкий рассказал о гонке, проблемах машины и перспективах.
17 июня 2015, среда. 12:15. Авто
Первый Ле-Ман для революционного автомобиля Nissan GT-R LM Nismo предсказуемо оказался сложным. В условиях, когда на развитие машины не хватало ни времени, ни тестов, клетчатый флаг в гонке увидела лишь один автомобиль из трёх, да и тот не попал в итоговую классификацию, так как проехал слишком мало кругов. Экипажу под № 21, одним из членов которого являлся Марк Шульжицкий, добраться на финиша не удалось: техника всё же не выдержала. Как бы то ни было, дебют россиянина в категории LMP1 состоялся, и мы подробно обсудили с Марком его выступление.

«24 часа Ле-Мана» — 2015: успех Халка с первой попытки!

— Марк, уже сделали для себя какие-то выводы по итогам марафона?
— Марафон получился сложным со всех точек зрения. Когда мы ехали в Ле-Ман, то понимали, что будет трудно, но не думали, что получится так сложно. Пока вышестоящее руководство ещё не давало своих комментариев по поводу гонки: все, даже гонщики, ждут этого! Будем смотреть, что произойдёт дальше, какая судьба будет у машины и у команды. Но в любом случае я насладился атмосферой Ле-Мана. Для меня это был отличный опыт: работать в LMP1, в заводской команде…
Фото: nissanlmp1.com

— Как бы то ни было, один «Ниссан» увидел клетчатый флаг, остальные тоже проехали не так мало. Можно сказать, что более-менее оправдались ожидания?
— Да нет, не оправдались. Конечно, хорошо, что одна машина финишировала – сто процентов. Но отставание… Оно возникло из-за многих проблем и поломок, которые появлялись по ходу дистанции. В такой ситуации сложно бороться.

— Можете подробно рассказать про своё выступление, про свои часы за рулём?
— Наша машина проехала примерно 10 часов. Лукас Ордонес проехал три отрезка по 45 минут, потом сел я. Я провёл в автомобиле почти четыре часа – практически максимум разрешённого времени. Первый отрезок у меня не было никаких проблем, и мы были рады тому, как работает машина, как она едет. Да и результат был неплохим — пусть не на фоне заводских команд LMP1, но мы ехали впереди многих прототипов LMP2. Машина в этот момент вела себя стабильно. Но потом начались проблемы с коробкой: я не мог переключиться с четвёртой передачи, пришлось дважды заезжать в боксы. Думал, что-то именно с коробкой или сцеплением, но дело было в электронике, программном обеспечении. После работы механиков машина оживала, но хватало этого ненадолго.

Когда за руль сел Мацуда, то проехал чуть больше часа. Потом, к сожалению, он заработал прокол переднего колеса, и оно «разулось». И когда Цугио пытался в таком состоянии вернуться в боксы, то в этот неловкий момент опять машина застряла на четвёртой передаче! Мацуда заглох, попытался тронуться на четвёртой передаче — и сцепление отказалось работать, машина не могла двигаться.

Почему был прокол, сложно сказать. На длинных дистанциях они всегда бывают, особенно на такой трассе, как в Ле-Мане, которая используется один раз в год. Когда по ней идёшь, то видишь, какие грязные все обочины: можно видеть маленькие осколки стекла или чего-то ещё. Так что заработать прокол там очень просто.
Фото: nissanlmp1.com

— Проблемы, возникшие на вашей машине, до этого встречались на тестах?
— На двух других автомобилях такой проблемы не возникало. А наша машина была построена непосредственно к гонке, она не проехала никаких тестов — в Ле-Мане начала свою жизнь с нуля километров. Так что мы понимали, что всякое может произойти. В плане технологий автомобиль очень сложный, много нюансов. Я говорю не только про электронику, но и, например, про топливную систему. Существует правило по максимальному расходу топлива за круг, и есть автоматическая система, не позволяющая использовать больше топлива, чем разрешено. Вот с этой системой было много проблем, мы потратили немало усилий. Прежде я с подобным не сталкивался: в LMP2 ты просто садишься и едешь каждый круг в пол. В LMP1 так не прокатит! Всё немного сложнее.

К тому же наша гибридная силовая установка ещё не полностью функционирует. Поэтому топлива мы сжигали больше, чем остальные. Если бы гибридная установка работала всегда, то пришлось бы проще. То же самое касается и тормозов: гибрид очень помогает машине останавливаться. Когда тормозишь, гибридная система накапливает энергию и быстрее замедляет автомобиль. За счёт этого ниже износ дисков и колодок — в два раза! А нам приходилось несколько раз менять и колодки, и диски, хотя обычно дело ограничивается колодками, да и их замена – редкий случай.

— До гонки руководители «Ниссана» выражали надежду, что ваш революционный автомобиль по скорости будет быстрее представителей LMP2. В итоге добиться такой цели не удалось, не так ли?
— Ну почему? В квалификации лишь один экипаж LMP2 был быстрее нас – команды KCMG. Но, конечно, мы ждали большего — что будем ехать секунды на три-четыре быстрее. Дело в недочётах симулятора, на котором тестировалась вся система. Но наше руководство всё это выяснит, это больше к ним вопросы, чем к гонщикам.

— Насколько известно, уже планируется новый аэродинамический обвес, будет развиваться силовая установка… Как много удастся обыграть уже в ближайшее время?
— Изменения действительно дадут много. Понимаете, нашей машиной не так легко управлять: для адаптации нужно много в ней просидеть. Важно, чтобы всё функционировало, чтобы можно было вкатываться на тестах. До того как мы проехали Ле-Ман, я был лишь на одних официальных тестах и не могу сказать, что там проехал много: терялось немало времени на то, чтобы машина работала.

Но каждый раз, когда мы выезжали на трассу, то очень сильно улучшали! В Ле-Мане мы в квалификации «сняли» со своих тренировочных результатов примерно пять секунд с круга — просто за счёт того, что нашли какие-то настройки по дифференциалу, подвеске и так далее. И всё, сразу пять секунд. Ещё бы одна сессия – ещё прибавили бы. Нам очень не повезло, что тесты в Ле-Мане прошли под дождём. Это очень многое испортило! Не дало возможности понять «зацеп».

— Реально ли в следующем году догнать ну хотя бы «Тойоту»? Или нынешнее отставание слишком большое?
— Надо подождать заявлений руководства, и тогда будет понятно, в каком направлении мы будем двигаться.
Фото: nissanlmp1.com

— То есть не исключено, что «Ниссан» может отказаться от своей уникальной концепции?
— Кто знает!

— В этом году вас мы в LMP1 больше не увидим, не так ли?
— Планировалось, что я поеду только в Ле-Мане. Конечно, я надеюсь, что ещё поезжу на тестах, даже уверен в этом. Все равно буду сотрудничать с проектом LMP1. Сейчас все ждут очень подробного и бескомпромиссного анализа, на него требуется время. В зависимости от выводов будет выбрано дальнейшее направление.

Ну а вам пока гарантированы две гонки в Blancpain...
— Да. Пока поеду на «Поль Рикаре» и в Москве, это займёт меня на ближайший месяц. Дальше будем решать.

— Как вы сами считаете, ваше выступление в Ле-Мане смогло укрепить вашу позицию в «Ниссане», стать заявкой на будущее?
— Я делал всё, что от меня хотели. Делал всё, что говорили, так что претензий не было. Машиной было очень сложно управлять, и я считаю, что все пилоты «Ниссана» сделали феноменальную работу: довести автомобиль до финиша было довольно сложно. Приходилось бороться с проблемами, и, несмотря на них, ехать дальше – это серьёзный труд. Может, видели, как ночью у Гари Тинкнела прямо на пути вдруг возникло колесо? Он разнёс себе полмашины, но и в такой ситуации удержал её на трассе. Все ребята справились, профессионалы.

— Сложность управления – это особенность конструкции вашего автомобиля? Или, когда всё будет доведено до ума, всё будет примерно сравнимо с ситуацией у других прототипов?
— Это мы пока не знаем. Задумка в том, чтобы гибридная установка задействовала задние колёса и таким образом автомобиль получался полноприводным. Это должно во многом спасти ситуацию. Хороший план, мне нравится. Но сейчас вся «жизнь» на передней оси, и это трудно – и для автомобиля, и для гонщика. Если машина станет такой, какой она должна быть по проекту, всё изменится.

В этом году в LMP1 выиграли два дебютанта Ле-Мана и пилот, который до этого в данном классе не выступал. Как вам такой итог?
— Скажу так: «Порше» были наголову сильнее всех, это не сюрприз. Вопрос оставался в том, у какой машин из трёх возникнет меньше всего проблем. Они молодцы: на трассе возникали неприятные моменты, начинал идти лёгкий дождь. Когда ты новичок, то сложно с таким справиться – сам помню по опыту прошлого года. Особенно под утро… Но они справились, хвала им!
Фото: nissanlmp1.com
Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 4
28 февраля 2017, вторник
27 февраля 2017, понедельник
26 февраля 2017, воскресенье
Партнерский контент
Загрузка...
Как вам внешний вид машин Формулы-1 2017 года?
Архив →