Бруно Сенна
Фото: TAG Heuer
Текст: Евгений Кустов

Сенна: Пике и Прост уже выиграли гонки, остался только я!

Бразильский гонщик Формулы-Е Бруно Сенна рассказал о непростом сезоне, сравнениях с великим дядей и своих замечательных собаках.
19 июня 2015, пятница. 15:32. Авто
Формула-Е пестрит громкими фамилиями: Нельсиньо Пике лидирует в чемпионате, Николя Прост выиграл одну гонку и идёт в общем зачёте четвёртым. Несколько отстаёт от них Бруно Сенна: бывший гонщик «ХРТ», «Лотуса» и «Уильямса» занимает в общем зачёте 12-е место, его лучшие результаты – два пятых места. Тем не менее бразилец не унывает и верит в светлое будущее…

— Бруно, первый сезон в Формуле-Е получается для вас противоречивым, не правда ли?
У нас есть потенциал, чтобы чаще оказываться впереди, просто не получается свести всё воедино.
— Да, это не сезон моей мечты, были взлёты и падения. Но у нас есть потенциал, чтобы чаще оказываться впереди, просто не получается свести всё воедино. Это гонки: когда-то проигрываешь, когда-то выигрываешь. Надеюсь, в Лондоне всё же удастся хорошо завершить год, ведь там будет сразу два этапа в одном.

— Что именно пока мешает оказаться впереди?
— Речь идёт о нашей с командой работе: и у команды были некоторые ошибки, и сам я иногда ошибался. Мы добиваемся прогресса, но, объективно говоря, сейчас несколько отстаём от команд, лидирующих в чемпионате. Это очень сложный чемпионат, но надо решить все вопросы.

— Насколько можно судить, крайне важный момент – это генерация энергии на торможениях?
— Во многом да, но как раз в этом компоненте у нас всё относительно неплохо. Я скорее говорю о разных рабочих процедурах: подготовка машины к квалификации, отработка пит-стопов… Мы немало потеряли в нынешнем сезоне из-за подобных вещей. Надеюсь, мы выучили все уроки и теперь всё пойдёт чётко.

— Вы собираетесь остаться здесь в следующем чемпионате?
— Думаю, да. Надеюсь, я останусь с «Махиндрой» в Формуле-Е и с «Маклареном» в GT.
Бруно Сенна беседует с корреспондентом «Чемпионата»
Фото: TAG Heuer

Бруно Сенна беседует с корреспондентом «Чемпионата»


— А можете сравнить технику Формулы-Е с машинами GP2, Формулы-1 и, возможно, тем же турингом?
— Формула-Е ближе всего к WEC. Там ты сильно ограничен по топливу, здесь – по энергии. Если будешь всё время атаковать, то просто не закончишь гонку. Так что надо ехать максимально быстро – но с минимальным использованием энергии. У нас нет такого: я быстрее тебя, поэтому сейчас возьму и обгоню. Да, я могу обогнать, но надо проверить: а хватит ли у меня энергии? Смогу ли я потом остаться впереди?

Вот такое противоречие, в голове гонщика происходит внутренняя борьба. Но надо сказать, что раз мы накапливаем в поворотах энергию, то должны проходить их максимально быстро – так что тут вызов сохраняется. Если ты проедешь поворот слишком медленно, всего на один-два км/ч ниже нужной отметки, то потеряешь не только время, но и большое количество энергии! Надо атаковать по-настоящему. Все гонщики Формулы-Е постоянно прибавляют, становятся лучше, поскольку лучше понимают принципы.

— И всё же давайте представим, что вы рванули в гонке, вообще не думая об энергии и всём таком. Сколько вы сможете проехать в таком «безумном» режиме?
— Думаю, мы проехали бы примерно 75-80 процентов гонки.

— И в Формуле-Е, и в Формуле-1, и в WEC одна и та же тенденция: гибриды, экономия топлива или энергии, тише звук моторов… Не думаете, что всё это может отпугнуть болельщиков от автоспорта?
— Сложный вопрос. С одной стороны, невозможно жить прошлым, а автоспорт должен быть связан с обычными автомобилями. Новые технологии нередко появлялись именно в гонках, так что логично, чтобы всё двигалось в таком направлении. Но, конечно, нельзя забывать о болельщиках – очевидно, что тихие моторы не очень всем нравятся. Я надеюсь, что будет найдено решение, которое сможет всех устроить.

— Вам нравятся пит-стопы с заменой машины?
«24 часа Ле-Мана» 2013 и 2014 годов принесли мне очень большое разочарование: ты лидируешь в гонке после 19 часов, а потом происходит катастрофа.
— Не имею ничего против. В Ле-Мане все привыкли, что в машине меняются гонщики, так что тут всё не слишком отличается. Но надо понимать, что это «формула», она для подобных замен не спроектирована, так что при пит-стопе очень важна помощь механиков. Насколько я слышал, через несколько лет подобных пит-стопов в Формуле-Е уже не будет.

— Вы боретесь в этом чемпионате с пилотами, чьи фамилии Прост и Пике. Как вам такое соседство?
— Это здорово! В нашем чемпионате очень много хороших пилотов, многие прежде выступали в Формуле-1. Все пилоты топ-уровня, они подтверждают это параллельными выступлениями в других сериях. Приятно бороться с ними, обгонять. Так что я рад видеть всех – не только Николя и Нельсона. В нынешнем сезоне Нельсон выступает очень хорошо и претендует на титул, Нико тоже выиграл гонку. Только я из пилотов с такой звёздной фамилией ещё ни разу не выиграл гонку, надо это исправить!

— Как считаете, для вашей карьеры фамилия Сенна помогает или мешает?
— Я бы сказал, что помогает: я получал немалую поддержку по ходу карьеры. Понятно, что в то же время было и большое давление: люди сравнивали меня не с соперниками по сериям, а с Айртоном. С этим ничего не поделать. Поначалу было сложно, а сейчас я лишь могу сказать, что такое давление заставило меня быстрее всему учиться.

— Все знают о фонде Айртона Сенны. Вы ведь тоже участвуете в его работе? Нет ли планов через этот фонд поддерживать молодых бразильских гонщиков?
— Базовая цель фонда — обучение детей, предоставление им возможности чего-то добиться в жизни. Фонд уже помог 40 миллионам детей в Бразилии за десять лет, это очень большой проект. Очень рад, что являюсь послом этого проекта. Понятно, что я не могу полноценно в нём участвовать, потому что не живу в Бразилии, но могу сказать, что все в нём работают с любовью. Фонд отражает мысли Айртона: он знал, что добился всего только благодаря тому, что получил шанс, получил необходимый минимум, то есть его научили читать и писать, у него была еда, были все базовые вещи.
На московском этапе Сенна попал в аварию, но всё же стал 16-м
Фото: Александр Сафонов, "Чемпионат"

На московском этапе Сенна попал в аварию, но всё же стал 16-м


— Мы знаем, что вас поддерживает компания Tag Heuer – бренд, отлично известный поклонникам автоспорта. Как сотрудничество с этой компанией помогает вам?
— Для меня большая честь быть послом марки. Когда я был маленьким, то моими первыми часами стали именно Tag Heuer! Можно сказать, что нынешнее сотрудничество с ними – это, в каком-то смысле, исполнение моей детской мечты. Мы с компанией очень хорошо работаем вместе, у нас много проектов, я получаю удовольствие. У нас долгосрочное сотрудничество, и это хорошо.

— В этом году вы не приняли участия в «24 часах Ле-Мана». Скучали по марафону?
— Как сказать… «24 часа Ле-Мана» 2013 и 2014 годов принесли мне очень большое разочарование: ты лидируешь в гонке после 19 часов, а потом происходит катастрофа и ты всё теряешь. Так что можно сказать, что в этом году я взял паузу, чтобы перевести дух! С «Маклареном» я выступлю в «24 часах Спа», так что без суточной гонки у меня всё-таки не обойдётся. Кто знает, может, в следующем году у меня будет шанс вернуться в Ле-Ман. Было бы приятно сделать это.

— А реально ли выступить там с «Маклареном»?
— На данный момент нет.

— Вы сотрудничаете с «Маклареном», ваш дядя у всех ассоциируется с этой же командой, причём выступал он на моторах «Хонда»… Не могу не спросить: что думаете о перспективах союза «Макларен-Хонда»?
Формула-1 — лучшая в мире серия, поэтому я не собираюсь говорить, что не хотел бы вновь там оказаться.
— Очевидно, что начало их сотрудничества получилось непростым. Но это нормально, когда начинается столь серьёзный проект и происходят значительные изменения. Не думаю, что сейчас есть смысл делать какие-то прогнозы насчёт того, когда они добьются успеха, тем более что у меня нет достаточно подробной информации. Но и недооценивать как «Макларен», так и «Хонду» однозначно не стоит!

— Сами ещё мечтаете вернуться в Формулу-1?
— Очевидно, что это лучшая в мире серия, поэтому я не собираюсь говорить, что не хотел бы вновь там оказаться. Вместе с тем понятно, что сейчас попасть в чемпионат очень нелегко, нужны серьёзные деньги, а при этом на победу могут претендовать совсем немного команд. А идти туда, где нереально добиться серьёзных успехов, я смысла не вижу.

— Тем не менее, вы связаны с Формулой-1, иногда выступая в роли телевизионного эксперта…
— Да, мне нравится это. Не могу сказать, что мне приходится сложно: обычно я занимаюсь разбором действий гонщиков, то есть тем, о чём имею очень хорошее представление. Мне нравится эта работа, но вот совмещать её с выступлениями в Формуле-Е и GT нелегко: иногда на всё просто не хватает времени!

— Напоследок один не очень серьёзный вопрос. Вы заядлый собачник, не так ли?
— Да, у вас верная информация! Только собаки всё-таки не мои, а мамы и сестры – у них в Бразилии живут три самоеда. Я знаю, что у этой породы русские корни! Хотя понятно, что конкретно наши всё-таки родились именно в Бразилии. Я, к сожалению, могу увидеть наших собак не так часто, хотя всегда здорово повидать их. И я знаю, что всем нравится, когда я публикую в соцсетях их фотографии!
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 6
11 декабря 2016, воскресенье
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →