Формула-1
Фото: tilke.de
Текст: Максим Вершинин

Тильке: трасса в Баку будет совершенно особенной

Придворный архитектор Формулы-1 Герман Тильке приехал в Россию на этап DTM и рассказал нам о Сочи, Moscow Raceway и своих свежих проектах.
28 августа 2015, пятница. 12:30. Авто
В ближайший уик-энд на Moscow Raceway пройдёт российский этап серии DTM, и в Москву приехал автор проекта подмосковной трассы Герман Тильке, без участия которого сейчас не создаётся практически ни один автодром Формулы-1. «Чемпионат» расспросил немца обо всех актуальных проектах.

– Герман, начать хочется с вашей последней работы для России — трассы в Сочи, которая в прошлом году приняла первый в истории нашей страны Гран-при Формулы-1. Какие впечатление остались у вас от этого этапа?
– Это была отличная гонка, подарившая мне самые позитивные эмоции! Я был рад видеть огромное число болельщиков, которые присутствовали на «Сочи Автодроме» в каждый из дней уик-энда Формулы-1, с пятницы по воскресенье. Когда я видел, что люди получают удовольствие от происходящего, я был счастлив. Уверен, что то же самое чувствовали и организаторы Гран-при России.

– Что для вас оказалось самым интересным в проекте трассы в Сочи?
– О, ответить на этот вопрос достаточно сложно. Наверное, скоростной затяжной поворот, который стал изюминкой трассы. Можно отметить само сочетание быстрых и техничных поворотов, а также первый вираж трассы, дающий возможности для проведения атак и обгонов — очень волнительно наблюдать за тем, как пилоты борются на этом отрезке.

– А не было ли у вас удивления, когда пилоты преодолели дистанцию с одним пит-стопом, а Нико Росберг и вовсе на одном комплекте шин?
– Нет, сюрпризом для меня это не стало, просто потому что «Пирелли» очень консервативно подошёл к выбору составов покрышек для первой в истории гонки в России. Естественно, что с таким подходом шинников было вполне возможно проехать от старта до финиша на одной комплекте резины. Надеюсь, что в этом году в Сочи «Пирелли» приедет с более агрессивной шинной стратегией, выберет более мягкие составы, что сделает невозможным использование одного набора покрышек на всю гонку.

– Перед этапом Формулы-1 речь шла о том, чтобы только часть «Сочи Автодрома» оставалось стационарным «кольцом», однако потом трасса целиком была сохранена и активно используется не только для гонок, но и для других мероприятий...
– Я рад это слышать! Это очень хорошо, и я считаю, что востребованность трассы круглый год для самых разных событий — хороший знак, а тот, кто принял решение целиком сохранить «Сочи Автодром» в качестве стационарного, просто молодец.

>>> «Опережаем прошлогодний график продаж билетов на Гран-при России»
Герман Тильке — частый гость в России
Фото: Виталий Крысанов, «Чемпионат»

Герман Тильке — частый гость в России


– В сезоне-2015 в Сочи дебютировал этап новой кузовной серии TCR, участники которой жаловались на малое количество мест для обгонов...
– Честно говоря, я не особо верю этим словам. Трудно представить, чтобы у туринговых машин и техники GT было мало возможностей для проведения успешных атак — обгонять реально, для этого есть немало мест! В прошлом году пилоты Формулы-1 доказали, что в Сочи отыгрывать позиции можно, так что кузовные серии точно не должны жаловаться на недостаток борьбы.

– Вернёмся к Формуле-1. Всё чаще и чаще стали говорить о возможности проведения Гран-при России ночью, при искусственном освещении — готова ли трасса к этому?
– Ночной Гран-при России — это отличная идея! Гонка сразу же обретёт совершенно особую атмосферу, и я был бы рад увидеть воплощение этой задумки. С технической точки зрения у «Сочи Автодрома» не возникнет никаких проблем, надо будет только установить необходимое освещение и всё будет в порядке.

– Приятно слышать такое о российской трассе! Ну а чем сейчас занят Герман Тильке?
– Для нас в настоящее время ключевым проектом является реконструкция трассы в Мексике и завершение всех работ в срок, чтобы Гран-при состоялся в этом году. Ну а кроме того мы активно работаем над Гран-при Азербайджана, который дебютирует в следующем сезоне.

– Насколько серьёзно пришлось переделывать трассу в Мексике?
– Да, объём работ оказался очень большим. Пришлось выводить старый автодром на новый уровень, чтобы он соответствовал сегодняшним стандартам во всех аспектах — от гоночного полотна до пит-билдинга и медиацентра.

Конечно, самые существенные изменения относятся непосредственно к трассе, поскольку за то время, что прошло с последнего Гран-при Мексики, стандарты безопасности шагнули далеко вперёд. Именно для соответствия современным требованиям мы внесли коррективы в конфигурацию трассы, расположение зон вылета и всё остальное.

Мы уверены, что возрождённый Гран-при Мексики пройдёт при полных трибунах в невероятной атмосфере. Несмотря на масштаб задачи, всё будет сделано в срок, и нет ни единого сомнения в том, что этап пройдёт тогда, когда и должен.
Фрагмент трассы Формулы-1 в Мексике

Фрагмент трассы Формулы-1 в Мексике


– Для вас как для архитектора сложнее построить трассу с нуля или модернизировать старый автодром?
– На этот вопрос однозначно ответить нельзя, поскольку это совершенно разные задачи, которые ставят перед тобой абсолютно непохожие трудности, решать которые по-своему интересно и непросто. Не готов дать ответ и сказать, что новая трасса для меня сложнее реконструкции имеющейся или наоборот.

– Не возникает кризиса творческой мысли, недостатка идей при работе над новыми проектами?
– Нет-нет, ничего такого не бывает! Просто представьте себе, что каждая новая трасса обладает совершенно разными исходными данными, начиная от территории, на которой будет находиться автодром, и заканчивая требованиями заказчика. Недостатка в идеях мы никогда не испытываем.

– Тогда что вы можете сказать о грядущем Гран-при Азербайджана, о трассе в Баку?
Работа идёт полным ходом, всё развивается очень хорошо. Мы плотно сотрудничаем с властями, изучаем все возможности и я уже сейчас могу сказать, что трасса получится весьма любопытной как для гонщиков, так и для зрителей. Она будет уникальной и не похожей ни на что уже существующее в мире! Трассу в Баку нельзя будет сравнить ни с Монако, ни с любой другой уличной трассой. Баку — древний город с огромной историей, своими особенностями, своим характером, что, безусловно, отразится и на трассе для Формулы-1. Просто поверьте, это будет нечто совершенно особенное.

– Думаю, что нет смысла говорить о схожести трассы Формулы-1 с той, что использовалась для гонок GT...
– Нет, никаких сравнений! У этих автодромов не будет совершенно ничего общего.

– Вы как создатель гоночных трасс получаете больше удовольствия от работы над уличными автодромами или над стационарными «кольцами»?
– Здесь ситуация похожа на ту, что мы обсудили в вопросе относительно создания новых трасс и реконструкции старых. У тебя разные цели и разные возможности, когда поступает просьба разработать конфигурацию для трассы городской и для отдельно стоящего спортивного комплекса.

– Возникают ли трудности при взаимодействии с представителями разных стран, где вы строите трассы?
– Конечно, в каждой стране работа отличается и связано это с культурными в первую очередь особенностями региона, с менталитетом и многими другими нюансами. Но в России всё было очень гладко, работа шла очень и очень хорошо. Правда, создание «Сочи Автодрома» отличалось от постройки Moscow Raceway. В Сочи мы были серьёзно ограничены по времени, нам были даны жёсткие ограничения по площади и необходимости вписывать автодром в уже существующие объекты Олимпийского парка. Мы объединяем силы с нашими партнёрами и в итоге всё получается наилучшим образом.
Будущий пит-лейн автодрома в Баку

Будущий пит-лейн автодрома в Баку


– Поговорим о трассе, которая в последний уик-энд августа примет серию DTM — что вы думаете о Moscow Raceway, анализируя прошедшие с момента открытия годы?
– С уверенностью могу сказать, что с каждым годом Moscow Raceway становится всё лучше и лучше! Я вижу, что трасса пришлась по душе организаторам самых разных серий, её любят команды и пилоты, на гонки с интересом ходят болельщики, так чего ещё можно пожелать?

Если уж мы заговорили о DTM, то немецкая пресса приводит слова «Ауди» и её пилота Майка Роккенфеллера, которые восхищаются Moscow Raceway — им нравится сочетание скоростных поворотов и техничных участков, что бросает вызов и пилотам, и инженерам. В преддверии российского этапа газеты и журналы в Германии публикуют позитивные отзывы о трассе, а я лично с нетерпением жду предстоящего уик-энда DTM и уверен, что он получится интересным.

– Если бы вам сейчас представилась возможность что-то поменять в Moscow Raceway, что бы вы сделали?
– Ничего. Часто бывает, что тебе уже после постройки трассы хочется внести какие-то коррективы, но не в случае с Moscow Raceway. Это отличный автодром, который не требует правок.

— Но если трасса захочет принять Гран-при Формулы-1, то реконструкция потребуется...
— Да, существует проект доработок, которые позволили бы Moscow Raceway принять этап Формулы-1, но я хотел бы отдельно подчеркнуть, что это просто проект, а ещё, что он не касается конфигурации трассы, а затрагивает исключительно инфраструктуру автодрома. Но при реальной необходимости всё можно реализовать.

— Как и в случае с «Сочи Автодромом», на Moscow Raceway тоже поступают жалобы, связанные с трудностями при обгонах!
— Как можно говорить о трудностях с обгонами, если для этого есть великолепные возможности в последнем повороте и в связке Mercedes Arena? Думаю, жалобы поступают от тех гонщиков, которые не могут опередить заведомо более быструю машину впереди себя, а считают, что в этом виновата трасса (смеётся).

— Но ещё чаще гонщики сетуют на то, что невозможно бороться на уличных трассах — как-то можно увеличить количество возможностей для обгонов на такого типа автодромах?
— Мне кажется, что справедливее было бы сказать не о невозможности обгонов, а о том, что они гораздо более затруднены по сравнению со стационарными трассами. Но мы тоже не волшебники и при создании конфигурации ограничены городской застройкой, которую невозможно поменять, и мы вписываем в существующие условия максимально располагающую к борьбе и обгонам трассу. Где-то удаётся дать возможность обгонять, где-то нет.

— А какова разница между уличными и стационарными трассами с точки зрения безопасности?
— В целом всем современным требованиям безопасности отвечают любые трассы, на которых проводятся официальные соревнования. Другое дело, что очень малая доля уличных автодромов может быть приспособлена для мотогонок, где требования несколько отличаются. Если взять Moscow Raceway, то она сразу адаптирована для авто- и мотогонок, но на «Сочи Автодром» в настоящее время проводить гонки мотоциклов невозможно, хотя, если поставить такую цель, то приспособить её под мотогонки вполне реально.

— Вы приложили руку к львиной доле трасс в календаре Формулы-1, а что вы чувствуете, когда созданный вами автодром перестаёт принимать Гран-при?
— Как Индия? (Вздыхает.) Ну ничего хорошего в таких моментах нет. Есть сожаление, что такое случилось, но во всём виновата политика, и тут я как создатель трассы ни на что повлиять не могу.

В последнее время команды и пилоты из самых разных серий стали представлять образы своих идеальных трасс, комбинируя их из участков существующих автодромов. А есть ли у Германа Тильке свой идеальный трек?
— Пожалуй, это самый сложный вопрос в этой беседе! Невозможно выделить какую-то одну трассу и назвать её своей любимой, потому что каждый созданный тобой автодром занимает своё место в сердце и каждый по-своему уникален. Ну а создать идеальную трассу Германа Тильке невозможно. Не думаю, что кто-то решит вложить свои средства в строительство как минимум 20-километрового «кольца» с рельефом и самыми разнообразными поворотами, а также поиск под него подходящего участка земли.

«Чемпионат» благодарит пресс-службу Moscow Raceway за помощь в организации интервью.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 13
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →