Берни Экклстоун
Фото: Reuters
Текст: Иван Матушкин

Старикам тут место. Почему Экклстоун нужен Формуле-1

Связи с шейхами, шик и блеск, старомодность и острый язык – объясняем, почему Берни Экклстоуна как промоутеру Ф-1 нет альтернативы.
21 октября 2015, среда. 19:30. Авто
В Формуле-1 назревает очередная передача прав. Кажется, фонд CVC получил от чемпионата то, чего хотел, и теперь не против с выгодой его перепродать. Для болельщика не так важно, кто владеет акциями Ф-1 и получает с неё дивиденды. Но важно, кто управляет “Королевскими гонками”.

Покусятся ли новые владельцы чемпионата на святое, то есть на ведущую роль в Ф-1 Берни Экклстоуна, или 84-летний функционер останется на посту промоутера серии? Мы выступаем за второе, и вот почему…

1) Связи


Формула-1 — один из тех видов спорта, решения по которому принимаются на самом высоком уровне. Частные компании здесь ищут поддержки государства, целые страны борются за проведение Гран-при, как за Олимпиаду, а переговоры проходят чуть ли не в ранге международной дипломатии. И для всего этого крайне важен Экклстоун.

Так уж повелось, что Берни — один из самых влиятельных чиновников в спорте.
Экклстоун умеет договариваться со всеми — арабскими шейхами, европейскими функционерами, китайской коммунистической партией и Владимиром Путиным. У Берни есть авторитет, который позволяет ему говорить с лидерами стран на равных. И Формуле-1 крайне важно иметь такую позицию.

2) Решение проблем


Заправляя системой в целом, Экклстоун не прочь взять на себя решение различных мелочей. Не важно, что надо сделать — оплатить самолёт для “Кэтерхэма” или накормить сотрудников “Лотуса”.

Насколько Берни вездесущ — большой вопрос, но ощущение всемогущества он создаёт полное. И когда такой человек приступает к челночной дипломатии в поисках мотора для “Ред Булл”, в успех предприятия начинаешь верить.

3) Острые слова


Будучи дипломатом, Экклстоун совсем не стремится к дипломатичности в высказываниях. Правду от него можно услышать в самых разных, порой отчаянно неприятных формах. Но он всегда говорит то, что думает (или хочет, чтобы все думали, что знают его мысли), а яркие цитаты сыплются из него, как из Оскара Уайльда и О’Генри.

Кажется, запретных тем для Экклстоуна нет вовсе: он может похвалить Путина, прилюдно пожалеть о том, что не вышвырнул из чемпионата “Марусю”, пройтись по политике США и упрекнуть “Феррари” в трусости. Требуя от пилотов шоу, Берни сам его с удовольствием устраивает. И тут уже не важно, согласны вы с его позицией или нет.

4) Старая школа


Мистер Экклстоун из той Формулы-1, которую большинство нынешних болельщиков и пилотов уже не помнят. И он не стесняясь ностальгирует, порой требуя всё вернуть на прежние места. Гибридные двигатели, низкий шум, борьба за безопасность и понижение скорости, невероятная техническая сложность и непонятность… если всё это вам не нравится, то Берни — ваша надежда.

Пока не известно, удастся ли Экклстоуну заставить Ф-1 вернуть моторы V8 и принудить команды отказаться от помощи пилотам. Но то, что серия хоть как-то движется в этом управлении, пытаясь не стать компьютерным симулятором, — заслуга Берни. Он — та самая, прежняя Ф-1, и она остаётся живой вместе с ним.

5) Шик и гламур


Формула-1 постоянно притягивает к себе звёзд первой величины из каждого уголка шоу-бизнеса. На этапах вроде Гран-при Монте-Карло камера устаёт выхватывать то одно, то другое популярное лицо. А звёздные подружки пилотов в боксах давно стали визитной карточкой Ф-1. И всё потому, что “Королевские гонки” — прибежище гламура.

Дорогие машины, трассы в самых ярких уголках земли и сотни красоток на этапе — вот то, что влечёт к серии людей, лишь отдалённо знакомых с гонками. И это повышает её прибыльность и популярность. А в таком деле — никуда без Берни.

С тех пор как пилоты в большинстве своём стали семейными и нелюдимыми, а боссы команд вроде Флавио Бриаторе, зажигавшие на яхтах с моделями, и вовсе перевелись на корню, сохранение в Ф-1 мастодонта, который ещё помнит, как попасть на обложку глянцевого журнала — важный элемент маркетинга. Недаром Экклстоун поддерживает Льюиса Хэмилтона в его похождениях под свет софитов. Формула-1 — это «дольче вита», и Берни в этом разбирается в полной мере.

6) Бренд


Формула-1 издавна держалась на брендах, сама же их порождая. Команды, пилоты, спонсоры — чем больше паддок похож на аллею славы, тем лучше. Но есть бренды мимолётные, а есть те, что остаются надолго. Один из таких брендов — Берни Экклстоун. Если задуматься, то разве что “Феррари” больше ассоциируется с современными “Королевскими гонками”, чем их седой руководитель. Берни — это Формула-1. Формула-1 — это Берни. И потому разделять их никак нельзя.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 44
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →