Михаил Алёшин
Фото: Reuters
Текст: Евгений Кустов

Алёшин возвращается в IndyCar… и возвращает в гонки Петрова?

В сезоне-2016 Михаил Алёшин вновь поедет в IndyCar, что может открыть Виталию Петрову дорогу в WEC. Подробности — в нашем материале.
10 декабря 2015, четверг. 14:30. Авто
Когда автоспортивная программа «СМП Рейсинг» позвала журналистов на пресс-конференцию с участием Михаила Алёшина, было довольно легко угадать, о чём пойдёт речь. Уже некоторое время ходили разговоры о возвращении российского гонщика в IndyCar, переговоры подтверждала и команда Schmidt Peterson Motorsports, за которую Михаил выступал в сезоне-2014 и заключительной гонке 2015 года в Сономе. Тем не менее, нельзя сказать, что пресс-конференция не принесла ничего неожиданного: и сам Михаил в интервью журналистам раскрыл ряд деталей, и создатель «СМП Рейсинг» Борис Ротенберг рассказал немало интересного.

Итак, Алёшин вновь поедет за «Шмидт», где станет напарником Джеймса Хинчклиффа. Возвращение россиянина должно поднять интерес к IndyCar в России – в «СМП Рейсинг» хотят увеличить присутствие серии в телевизионном эфире, а сам Ротенберг — правда, с подачи одного из журналистов —
Петров и Ротенберг общались на Гран-при России в Сочи, тогда же и пришли к мнению, что будущее сотрудничество вполне возможно.
заявил, что был бы за проведение этапа чемпионата на «Сочи Автодроме». Правда, такая возможность пока скорее гипотетическая.

Пожалуй, главную бомбу дня взорвал именно глава «СМП Рейсинг» — когда рассказал, что «преемником» Алёшина в составе экипажа команды в гонках на выносливость может стать не кто иной, как Виталий Петров. Виталий пропустил сезон-2015, ограничившись тестами в ралли-кроссе, но теперь, похоже, у гонщика есть по крайней мере один работоспособный вариант развития карьеры. Новый прототип «СМП Рейсинг» BR01 категории LMP2 неплохо проявил себя в ELMS, а теперь два автомобиля команды будут выступать в чемпионате мира по гонкам на выносливость WEC. Естественно, речь идёт и о «24 часах Ле-Мана» — чем не вариант для Виталия?

Петров и Ротенберг общались на Гран-при России в Сочи, тогда же и пришли к мнению, что будущее сотрудничество вполне возможно. Теперь, когда после возвращения Алёшина в IndyCar появилась вакансия, самое время активизировать переговоры. «Согласие Виталия есть, надо сесть и подписать контракт», — заявил Ротенберг.

Кроме того, стали известны планы «СМП Рейсинг» по ряду своих пилотов на сезон-2016. Сергей Сироткин, как и ожидалось, продолжит карьеру в GP2. Скорее всего – в чемпионской команде ART. По словам Бориса Ротенберга, он общался с Жаном Тодтом и его сыном Николя, которому как раз принадлежит ART. Заключение контракта очень вероятно, пусть даже пока бумаги не подписаны.

Егор Оруджев между тем должен остаться в Формуле 3.5 V8 (бывшей Мировой серии «Рено») – об этом рассказал спортивный директор молодёжной программы Пётр Алёшин. Ещё один перспективный пилот, Матевос Исаакян, должен провести полный сезон в серии GP3, пусть даже тесты в конце сезона-2015 там не задались: отправляющаяся на покой техника просто выработала ресурс, не позволив пилоту нормально поработать.

«У нас много молодых пилотов — Оруджев, Исаакян и другие, — сказал во время пресс-конференции Ротенберг. — На них уже обращают внимание «Ред Булл» и другие монстры, которые хотят подобрать пилотов из нашей программы. Наша серия СМП Формула-4 получилась очень быстрой. Для примера: мальчик, ставший вторым в аналогичном чемпионате Германии, у нас стал 12-м, ни разу не попав на подиум. Это говорит об уровне наших пилотов».

Также вдохновитель «СМП Рейсинг» успокоил по поводу возможного влияния на программу антироссийских санкций. Мол, определённые проблемы из-за этого возникают, но они преодолеваются. И зацикливаться на этом нюансе не стоит.

Узнав главные трансферные и околоспортивные новости, корреспондент «Чемпионата» вместе с коллегами обратился к Михаилу Алёшину за более подробными комментариями по поводу его возвращения за океан…
Егор Оруджев между тем должен остаться в Формуле 3.5. Ещё один перспективный пилот, Матевос Исаакян, должен провести полный сезон в серии GP3.

— Михаил, когда узнали, что точно вернётесь в Америку?
— Финальная подпись под контрактом поставлена совсем недавно, но подпись — это уже скорее формальность. Принципиально ситуация прояснилась какое-то время назад, и я сразу приступил к тренировкам: машины IndyCar совершенно беспощадны, как с моральной точки зрения, так и с физической. Там тяжелее, чем в Формуле-1.

Вообще, было много предложений – и гонки на выносливость, и DTM, и ещё несколько классов, но приоритетом на 2016 год для меня являлось возвращение в IndyCar. В 2015-м главной задачей была доводка прототипа BR01. Параллельно с этим велась работа по возвращению в Америку. Ступенью на пути к этому стало моё возвращение на одну гонку в Соному – это и стало решающим фактором при выборе пилота командой. У неё были варианты, но я смог их удивить на этом этапе – на новой для меня машине с иной аэродинамикой.

— Какие цели для себя ставите?
— Я туда еду не для того, чтобы стать последним. Хочу занимать самые высокие места и представлять Россию. У меня будет задача – приезжать на конкретную гонку ради максимально высокого результата, желательно ради победы. А там посмотрим. Надо побольше раз на подиумы попасть, желательно – выиграть. По чемпионату очень трудно судить: никто не знает, как всё будет выглядеть.

Овалов я жду больше, чем обычных трасс: овалы больше понравились. Естественно, есть эмоции от огромных скоростей – от одной мысли про них начинает выделяться адреналин. Поэтому я и получаю удовольствие от овалов. Когда я смог хорошо проехать по овалу, то понял, что всё, чем я занимался до этого, было детским садом – в плане страха, опасности и так далее.

— В сезоне-2015 в IndyCar поменялся технический регламент…
— Машины сильно изменились, да. Но я на протяжении всей своей карьеры прихожу к выводу: как бы всё ни складывалось, оно идёт на пользу. Я не выступил в 2015 году в IndyCar, но «Хонда» как раз плохо себя чувствовала относительно «Шевроле». Мы надеемся, что «Хонда» улучшит свой аэродинамический обвес. А у меня уже будет больше опыта, чтобы правильно эту технику использовать. Надеюсь, всё будет складываться так, как нужно нам.

— Не жалко вам оставлять на кого-то другого развитие прототипа BR01?
— Абсолютно не жалко. Мы абсолютно новую машину с нуля смогли уже к концу сезона довести до подиума. Этот факт радует и даёт понять, что, наверное, в плане доводки машины я что-то понимаю! Так что этот сезон в гонках на выносливость будет помогать мне в IndyCar. Верю, что у BR01 в сезоне-2016 будут выигрыши, что автомобиль сможет бороться за победу в чемпионате.
Надеюсь, что чемпионат будет начат с того, чем мы закончили прошлый – с подиумов.

— Если ваше место займёт Виталий Петров, то ему придётся легче, чем вам в 2015-м?
— Он на тёпленькое придёт! (Смеётся.) Если с его приходом всё сложится, то, конечно, это будет хороший вклад в развитие команды.

— Не рассматриваете возможности разок вернуться в гонки на выносливость и выступить на «24 часах Ле-Мана» 2016 года?
— А когда будет Ле-Ман? 17-19 июня? Давайте сейчас изучим календарь IndyCar и посмотрим, возможно ли это чисто гипотетически. О, ну есть какой-то промежуток! Мы это не обсуждали, но не исключено, что меня будут привлекать к тестам BR01. При наличии возможности я, естественно, буду участвовать в испытаниях. Если «СМП Рейсинг» удастся договориться с Виталием Петровым, то я бы мог и ему немножечко помочь на таких тестах, чтобы он быстрее вошёл в курс дела.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 5
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →