«КАМАЗ-мастер» - о ралли-марафоне «Дакар»-2016
Фото: Александр Мысякин, «Чемпионат»
Текст: Евгений Кустов

Чагин: постараемся, чтобы радость соперников была недолгой

Глава «КАМАЗ-мастера» Владимир Чагин и пилоты Айрат Мардеев и Антон Шибалов – о необычных условиях «Дакара» и планах команды взять реванш.
25 января 2016, понедельник. 18:30. Авто
На днях гостями редакции «Чемпионата» вновь стали представители команды «КАМАЗ-мастер». Вместе с руководителем челнинского коллектива Владимиром Чагиным на вопросы корреспондентов ответили вице-чемпион «Дакара»-2016 Айрат Мардеев и победитель «Африки Эко Рейс» в грузовом зачёте Антон Шибалов.

«На бивуаке в Аргентине» можно было выращивать рис»


— С возвращением в Россию! Какой сейчас настрой – сразу после финиша двух марафонов?

Владимир Чагин:
Накопилась усталость – не только за две эти недели, но и за весь прошлый сезон. Только прилетели в Набережные Челны, а уже спустя сутки вернулись в Москву, чтобы встретиться с журналистами и ответить на вопросы, интересующие наших болельщиков.
Никакой результат не может быть важнее здоровья человека. Сами видели очень много мотоциклистов, которые лежали и ждали помощи.
Ну а впереди новый сезон. Уже провели 21 января первое рабочее совещание, где проговорили планы на год: что делать по подготовке машин, подготовке экипажей. Времени терять нельзя, перерывов на отдых почти не бывает. Может, и хорошо: ритм воспитывает выносливость, а в нашей дисциплине это очень важно.

Айрат Мардеев: Первое время после «Дакара», как обычно, существует какое-то опустошение. Просыпаешься и понимаешь, что никуда больше ехать не нужно. Но мы уже понимаем, что пора начинать готовиться к следующим гонкам – «Шёлковому пути», «Дакару»-2017. Первое совещание прошло, ещё когда мы находились в Буэнос-Айресе. Команда на месте не стоит, будем работать над собой.

Антон Шибалов: Мы из Африки вернулись на неделю раньше, успели уже побыть дома, выйти на работу. Конечно, болели за ребят на «Дакаре», ждали их возвращения. Можно сказать, у нас календарь более удачный – правда, и уезжать пришлось раньше!

— Можно сказать, что вы, Антон, оказались в привилегированном положении: у вас, в отличие от дакаровцев, не было причин жаловаться на недостаточное количество песков!

А.Ш.:
Действительно, у нас их было предостаточно. Вторая половина гонки — полностью пески, особенно мавританские, камни. Единственное, в отличие от Южной Америки, у нас нет высокогорья и жары.

А.М.: На «Дакаре» трасса немного поменялась. Первая часть — извилистые и быстрые дороги, похожие на классическое ралли. Вторая часть — уже появились бездорожье, песок. Высоких дюн, как в прошлые годы, не было, но были песчаные «тягуны», где большая нагрузка на мотор. Не скажу, что «Дакар» стал легче из-за такой трассы: борьба очень плотная, первые 10-15 грузовиков рядом друг с другом. Прелестей на гонке все равно хватило.

– И каковы были главные прелести «Дакара»-2016?

В.Ч.:
Перепады высот и погода. На одном из бивуаков 5 января шёл сильнейший тропический ливень. Ещё на подъезде к бивуаку всю местность залило водой, никогда не было такого сырого бивуака! Уровень воды составлял сантиметров 20 — можно было в Аргентине рис выращивать! И вот в таких условиях приходилось готовить машины к следующим стартам, к тому же впереди был марафонский этап. Нужно было подготовить дополнительные запасные части и гарантировать, что не возникнет проблем с грузовиками, ведь следующим вечером обслуживание машин было запрещено. Ещё на одном бивуаке поднялась сильнейшая песчаная буря: в 10-15 метрах уже ничего не видно! Так что повидали все виды погоды.
А.М.: Ещё были перепады температуры. На высоте 4 500 метров температура падала до "+5" градусов, снег и град шли. Потом спускаешься вниз — и там уже очень жарко. Непросто это давалось, двигателям тоже приходилось нелегко. Четыре-пять спецучастков проходили на высоте, причём это касалось дистанции всего этапа. Моторам не хватало воздуха, мощности. А сами экипажи весь год готовились к таким условиям и переносили спокойно, без проблем.

В.Ч.: Несколько боевых машин сгорело на этом «Дакаре». Например, у экипажа тен Бринке автомобиль сгорел из-за колеса. Заменили спущенное колесо — шина к тому моменту нагрелась практически до возгорания. По регламенту оставлять на трассе проколотые шины нельзя, чтобы не засорять территорию. Так что гонщики положили колесо на место запаски — обычно такое место находится в задней части автомобиля, где-то рядом с двигателем. Высокие температуры мотора, глушителя, выхлопа — всё это соединилось, и покрышка загорелась. И дальше уже было практически невозможно потушить технику. Конечно, дешевле было бы штраф за оставленное колесо заплатить!

«Организаторы перестали успевать эвакуировать мотоциклистов»


– Как вы относились к частым решениям организаторов сокращать дистанцию этапов «Дакара»? Некоторые пилоты возмущались: мол, они готовились к жаре, а кто не готов, пусть сходит.

А.М.:
Организаторы реально перестали успевать эвакуировать мотоциклистов.
Редко кто становится двукратным чемпионом подряд. Пусть вот теперь де Рой попробует повторить успех с № 500.
Мы с понимаем к этому относимся: безопасность превыше всего. Мы были готовы ехать дальше, удивлялись, когда сокращали этапы. Но организаторы всё объяснили. Никакой результат не может быть важнее здоровья человека. Сами видели очень много мотоциклистов, которые лежали и ждали помощи. Не просто так отменяли этапы.

Был случай, когда спецучасток отменяли, потому что всё было залито водой: понятно, что никто не проедет. Пролог — вообще трагический случай, когда китаянка влетела в толпу.

Сокращение из-за жары — палка о двух концах. Оставалось ещё сто километров, и у нас были проблемы с перегревом двигателя, так что не было уверенности, что мы эту сотню сумеем преодолеть. Так что, может быть, нам эта досрочная остановка помогла! А жара была просто неимоверная.

— Не держали в голове примету, что экипаж под № 500 «Дакар» обычно не выигрывает?

А.М.:
Это не мешало, хотя подобную присказку, конечно, помним. Владимиру Геннадьевичу в 2011 году удалось побороть эту примету. Мы тоже стараемся выкидывать предрассудки из головы. Да, были проблемы на спецучастках, но удалось доехать до финиша.

В.Ч.: И в 2011 году было нелегко. За гонку заменили семь колёс! Это не проклятие, но какое-то совпадение есть. Редко кто становится двукратным чемпионом подряд. Пусть вот теперь де Рой попробует повторить успех с №500!

— Замечена тенденция, что на «Дакаре» камазовцы не сразу выходят на первые позиции, а скорее к середине гонки. Это какая-то тактика?

В.Ч.:
Нет, это не сценарий и не тактика. Мы стараемся лидировать с самого начала, просто не получается. Кто-то уходит вперёд, тут нет никакой выжидающей тактики — лишь высокая конкуренция.

«Будем работать над разгоном автомобиля»


— Понятно, что «КАМАЗ-мастер» сделал немало выводов, столкнувшись с необычной трассой. Но у вас есть представление, какой будет трасса в 2017-м? К чему готовить технику – опять к этапам а-ля WRC или к чему-то более ралли-рейдовому?

В.Ч.:
Мы интересовались этим, но разговоры ходят разные – вплоть до перехода «Дакара» на другой континент. Куда будет крен в плане подбора трассы, тоже сложно сказать. Никогда заранее об этом не говорится. Как правило в апреле проходит первая презентация «Дакара», но и на ней никаких подробностей о маршруте не говорится — только страны, города старта, финиша и дня отдыха. На ноябрьской презентации уже даётся больше информации о трассе – все бивуаки километражи. Однако все детали трассы экипажи узнают лишь в тот момент, когда по ней едут. Ну и накануне, когда получаем дорожную книгу, можно увидеть, где песок, где камни, сколько будет прямых участков. Накануне старта мы стараемся максимально точно просчитать, сколько надо залить топлива: чтобы и лишнего веса не иметь, но и не остаться на трассе.
Только Николаев лёг на бок, как на следующий день утром совещание с участием президента страны и президента республики.
— К слову, о топливе. Что думаете насчёт скандала со Стефаном Петеранселем, который то ли законно, то ли незаконно дозаправил машину на дорожной секции между двумя частями спецучастка?

А.М.:
Думаю, если бы такая дозаправка была запрещена, то в «Пежо» не пошли бы на столь серьёзный риск нарушения и штрафа. Значит, понимают, что могут защититься. То, что другие не заправлялись, получается, их проблемы.

— Над чем в первую очередь будет работать «КАМАЗ-мастер» с прицелом на «Дакар»-2017?

В.Ч.:
Над разгоном автомобиля, повышением динамики. Также над тормозами – это и материалы накладок, и моторный тормоз. Вместе с компанией «Либхерр» обсудим перспективы системы, будем работать. Однако нет уверенности, что такую сложную функцию удастся внедрить за год. Это не какая-то дополнительная опция двигателя: моторный тормоз напрямую связан с газово-распределительной системой мотора.

Поработаем и над функцией контроля скорости. Как известно, для грузовиков максимальная скорость – 140 км/ч, плюс к этому в населённых пунктах есть участки с ограничением вплоть до 50 или даже 30 км/ч. Если же выезжаем на асфальтовые дороги общего пользования, то там ограничение в 90 км/ч.

Естественно, важно поддерживать скорость, максимально близкую к разрешённой. У нас на грузовике есть функция контроля скорости, но ещё есть над чем работать. А то на нынешнем «Дакаре» мы видели, как соперники отыгрывали время: ребята неоднократно рассказывали, как в начале зоны ограничения соперник – например, «МАН» — мог быть в 700 метрах позади, а в конце уже догонял вплотную и начинал сигналить, чтобы мы его пропустили. Выходит, он ехал быстрее нас на один-полтора километра быстрее. Из таких тонкостей и складывается результат.

— В общем, надо копаться с электроникой? Один читатель в «Твиттере» как раз спрашивал про это.

В.Ч.:
Да, это так, нужно дорабатывать электронику. Вместе с тем есть информация, что рядные моторы конкурентов на трассах нынешнего «Дакара» в некоторых моментах лучше нашего V8: лучше разгоняются с низких оборотов, более уверенно чувствуют себя на «мягких» дорогах. Нынешний «Дакар» открыл нам многие новые стороны.

Мы продолжим работать с нынешним двигателем объёмом 16,2 литра. При этом организаторы предупреждают, что через два-три года в категории грузовиков будет введено новое ограничение по объёму моторов – не выше 13 литров. Поэтому мы будем вынуждены опять переходить на новый мотор – пока не знаем, на какой именно.

— Антон, вы ведь тестировали газо-дизельный двигатель? Как он вам?

А.Ш.:
Мне мотор очень понравился, по динамике интересный. Просто по ощущениям мотор лучше, а цифры это тем более доказывают. Для гражданских целей очень важно, что на 30 % ниже расход топлива.

— Но всё-таки для «Дакара» такой мотор не рассматриваете?

В.Ч.:
Рассматриваем. Планируем использовать двигатель «Либхерр» с газодизельным оборудованием. Мотору лучше «дышать» сжиженным газом, чем атмосферным воздухом: тяга будет выше.

«Поостынет мнение, что у нас слабые соперники»


— Учитывая, что команда начала активную работу над «капотником», наверное, на нынешнем «Дакаре» вы ещё внимательнее изучали капотные грузовики конкурентов?

В.Ч.:
Конечно. Мы общались с Жераром де Роем, обсуждали, как ведёт их машина, каковы нюансы конструкции. Также смотрели на грузовики «Татра» и «Скания». Надо сказать, что новая капотная «Скания» хорошо себя показала, большую часть гонки находилась в десятке.

Мы продолжаем работу над «капотником». Очень хотим в этом году выступить на нём на ралли «Шёлковый путь», всё для этого сделаем. Самим очень интересно попробовать его в деле. Для начала речь идёт об одном автомобиле – тем более не забывайте, что для подготовки нового грузовика нужны деньги.

— Читали, что выступления на «Дакаре» обсуждал даже Владимир Путин?

В.Ч.:
Только Николаев лёг на бок, как на следующий день утром совещание с участием президента страны и президента республики! Конечно, мы понимаем, насколько высокая на нас ответственность, раз про все успехи и неудачи становится известно на самом верху. Мы делаем всё, чтобы никого не огорчать, но это спорт: не ошибается только тот, кто ничего не делает и дома сидит. Тем более что на «Дакаре» очень серьёзная конкуренция. Нельзя обойтись без проблем.

Три года мы не подпускали соперников к первому месту, а два раза – даже к подиуму. Но все готовились, и в 2016 году удача уже больше на стороне наших конкурентов. Пусть порадуются их болельщики и партнёры, но мы постараемся, чтобы так было недолго!

А.Ш.: Теперь поостынет мнение, что у «КАМАЗ-мастера» слабые соперники.

Во вторник, 26 января, во второй части интервью читайте мнение камазовцев о дебютанте «Дакара» Себастьене Лёбе, маршруте «Африки Эко Рейс» и постоянно растущих курсах евро и доллара.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 14
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →