«КАМАЗ-мастер» - о «Дакаре», «Африке Эко Рейс» и «Шёлковом пути»
Фото: Александр Мысякин, «Чемпионат»
Текст: Евгений Кустов

«Стоят военные на джипах с пулемётами. Тушканчик не прошмыгнёт!»

Во второй части беседы Чагин, Мардеев и Шибалов рассказали о дебюте Лёба, особенностях гонки в Африке и влиянии растущего курса валют.
26 января 2016, вторник. 15:45. Авто
Часть 1. Чагин: постараемся, чтобы радость соперников была недолгой

«Лёб ещё проявит себя на бездорожье»



— На «Дакаре»-2016 были два звёздных дебютанта — Себастьен Лёб и Микко Хирвонен. Каковы они в лично общении, как ведут себя в ралли-рейдовой компании?
Владимир Чагин: Мы здоровались с Лёбом, интересовались, как у него дела. Он говорил, что пока трудно сказать, ведь это его первые шаги в гонках по бездорожью. Но видно, что «Дакар» ему давался, особенно в первые дни. Потом уже своё начал брать опыт Петеранселя и Аль-Аттии.

Айрат Мардеев: Лёб не сдавался, даже когда начались проблемы. Когда мы его объезжали во время одной из поломок, то Лёб не стоял в ожидании помощи, а носился вокруг автомобиля, пытался починить. Видно, что есть у него желание ехать. Думаю, ещё не один год он проведёт на «Дакаре» и проявит себя в том числе на бездорожье.

Было интересно находиться на одной трассе с пилотом, которого я раньше видел только по телевизору. На бивуаке к Лёбу было повышенное внимание, что понятно. Он нормально себя вёл, не как звезда. Со всеми ходил в столовую, обычный человек. Штурман Лёба Даниэль Элена общался с Константином Жильцовым, признавался, что ему непривычно после классического ралли ехать такие длинные спецучастки. Но надо сказать, что даже в первый раз они не сильно терялись.

В.Ч.: Одна из особенностей «Дакара», что вечером на бивуаке запросто могут встретиться многократный чемпион мира по ралли, какой-нибудь новичок, копивший всю жизнь ради участия в гонке, и бизнесмен, который ещё совсем недавно вообще не представлял, что такое ралли-рейд, и не знает, сколько заплатили его менеджеры за участие. И все они будут нормально, на равных, общаться! «Дакар» объединяет разные слои людей.

Антон Шибалов: Соглашусь. В Африке всё то же самое. Взял поднос с едой, сел за стол или на ковёр – никакого разделения, все в одинаковом положении и статусе. Одни едят, другие уже спать легли на подушки в тепле, где ветра нет. Атмосфера на гонке отличная, взаимопомощь. Многие к нам приходили на бивуаке, особенно мотоциклисты. Так что наш механик по сварке в обмен на помощь получил огромное количество подарков.

— Несмотря на всю эту взаимопомощь, иногда после этапа все ворчат и жалуются, что соперники их якобы специально не пропускали, не так ли?
В.Ч.: Бывает такое. На финише спецучастка выпрыгивают из кабины, чуть ли не с кулаками готовы наброситься. Потом первый пар спускают, и всё в порядке.

А.М.: Пилот мог не увидеть соперника в зеркалах заднего вида из-за пыли, а иногда сигнал от «Сантинеля» просто не доходит – а человек сзади уверен, что доходит. Потом на финише человек рассказывает, что сигналил ехавшему впереди весь день. Но ведь организаторы могут всё это проверить: сколько сигналов было сделано, сколько – принято. Если что не так, будет грозить штраф.

«2015 год прожили почти на пределе»



— Владимир Геннадьевич, не можем мы обойти стороной тему денег. Курс рубля продолжает падать, насколько это сказывается сейчас на «КАМАЗ-мастере»?
В.Ч.: Действительно, курс евро вырос уже в полтора раза, а ведь в бюджете нашей команды более половины расходов связаны с валютой: это плата за участие в соревнованиях, комплектующие. Очень тяжело было в 2015 году, почти на пределе прожили. Не удалось реализовать все намеченные планы по тренировкам: до этого два раза в год выезжали в Марокко на сборы, а в 2015-м не удалось выехать ни разу. Финансовый год закончили впритык. 2016 год обещает стать не менее сложным, ведь курс дальше идёт вверх.

В связи с этим вся команда благодарна всем нашим партнёрам, остающимся с «КАМАЗ-мастером». Как бы ни было тяжело, ВТБ увеличил спонсорские взносы более чем на 30 процентов. «Ред Булл» увеличил почти на 40 процентов, хотя им тоже непросто. Если нет нужных возможностей для подготовки, не будет и результата.

Но когда едешь по населённому пункту, то в машины летят камни. Нам этого не понять — зачем, почему…
— То есть можно и так сказать: были бы сборы в Марокко, может, избежал бы Эдуард Николаев падения грузовика на бок?
В.Ч.: Да, может, и так. В октябре в Марокко прошло «Ралли Олибия», в нём в полном составе участвовала команда «Ивеко», выезжала «Татра». Недельная гонка дала им практику и все необходимые тесты, так что к «Дакару» они подошли более вкатанные. Нам же было сложнее участвовать в этой гонке и по деньгам, и по месторасположению: европейцы могли добраться в Марокко за два дня, а мы – за 10. Здорово, что у нас такая большая страна, но вот ехать куда-то нам далеко!

— Сейчас очень модным стало слово «импортозамещение». В случае с подготовкой техники оно не слишком применимо?
В.Ч.: Мы всегда, даже и не в кризис, к этому стремились. Когда проектируем что-то новое, всегда сначала смотрим на российских производителей. Если есть возможность, ставим на машины отечественные детали. Например рессоры Чусовского завода – а это очень важная деталь для гоночной машины. Однако если в России нет детали нужного качества, то обращаемся за рубеж. Это нормальная практика: «МАН» не состоит на 100 % из немецких деталей, а «Ивеко» — из итальянских. Непростая работа – найти по всему миру лучшие компоненты для автомобиля, желательно то, чего ещё нет у конкурентов.
Фото: Александр Мысякин, «Чемпионат»

«Думал, что сейчас Шлессер сядет нам на крышу!»



— Владимир Геннадьевич, насколько легко параллельно следить за двумя ралли?
В.Ч.: Сложно, конечно! Голова раздваивается, но я был спокоен за африканскую часть команды, ведь руководителем туда выезжал восьмикратный чемпион «Дакара» Сергей Савостин. У него большой технический и организационный опыт, он уже в третий раз возглавлял нашу африканскую делегацию. Так что мне легче, хотя понимаю, что перед руководством завода и партнёрами ответственность все равно несу я.

– Наш читатель kokaprelude интересуется: маршрут «Африки Эко Рейс» в целом по своей сложности сопоставим с тем, что прежде был у «Дакара»?
А.Ш.: Это те же самые места. Конкретные маршруты, понятно, каждый год разные. Бивуаки те же, для местных жителей гонки — что-то абсолютно привычное, как детей из садика забрать. Гоночная техника их не удивляет. В гаражах у них разные постеры, наклейки с гонок, автопробегов — очень много всего!

— Говорили, что Жан-Луи Шлессер очень любил летать на своём одноместном самолёте прямо над «КАМАЗами»?
А.Ш.: Так было на последнем спецучастке. Из 200 км порядка 140 составляли «прямики», и вот там организаторы устроили настоящее шоу: я уж думал, что сейчас Шлессер сядет нам на крышу! С одной стороны летит Шлессер, с другой – вертолёт. Интересно!

– А как сейчас в Африке с безопасностью? Ведь из-за проблем с этим нюансом «Дакар» переехал. Терроризм, мины...
А.Ш.: Может, где-то там мины и есть, но организаторы не дураки, чтобы проводить гонку по таким местам. Зачем им это надо? А так — Африка есть Африка, кто там был, тот поймёт. Каждый житель пытается у тебя что-то выклянчить или стащить на сувенир. Организаторы делают всё возможное для охраны: по периметру бивуака стоят военные с джипами и пулемётами. Все в серьёзном обмундировании: не то что человек, тушканчик не прошмыгнёт!

Всем нравилась гонка и во времена, когда она проходила только по территории России, а уж трансконтинентальный марафон – тем более.
Краж в этом году не было. Но когда едешь по населённому пункту, то в машины летят камни. Нам этого не понять — зачем, почему… В этом году камень прилетел в стекло «Тойоты», входящей в нашу группу «Ассистанс». К счастью, стекло не разбилось.

– В целом теоретически ничто не мешает «Дакару» вернуться в Африку?
В.Ч.: Думаю, A.S.O всё-таки не может это сделать, поскольку эту часть африканского континента занимает проект «Африка Эко Рейс». Впрочем, пусть это они решают сами. Лучше такой вопрос задавать организаторам обеих гонок.

>>> Пора возвращаться в Африку? Что не так с «Дакаром»-2016

«На «Шёлковый путь» выставим семь грузовиков»



— Возрождается ралли «Шёлковый путь». Сколько грузовиков вы планируете выставить?
В.Ч.: Планируем шесть экипажей команды, а также один российско-китайский экипаж, где механиком станет наш Андрей Мокеев, а пилот и штурман – китайцы. Так что работы предстоит много, а времени мало.

— Вопрос в тему от читателя: почему у «КАМАЗа» нет клиентских автомобилей?
В.Ч.: Мы просто физически не сможем обслуживать больше грузовиков. Это связано с автомобилями технической помощи, с запчастями, со специалистами и механиками. Вокруг каждого экипажа на гонке выстраивается своя структура, очень многое за этим стоит.

— Уже известно, кто из зарубежных конкурентов поедет на «Шёлковый путь»?
В.Ч.: Собирались «МАН», «Ивеко», «Рено» — они сами подходили к нам на «Дакаре», уточняли даты. Всем интересен «Шёлковый путь». Всем нравилась гонка и во времена, когда она проходила только по территории России, а уж трансконтинентальный марафон – тем более. Будут все виды бездорожья, маршрут не менее сложный, чем на «Дакаре», и разнообразный.

У нас постоянно проходят экскурсии, но, к сожалению, мы можем удовлетворить где-то двадцатую часть заявок.
— Артём Токаренко хотел бы проведения гонок Мурманск-Владивосток. Что скажете?
В.Ч.: Страна у нас огромная, в теории можно сделать самую длинную по протяжённости гонку чисто по территории России. Но вот смогут ли участники, в первую очередь зарубежные, доехать до финиша при таком маршруте! Так что пусть лучше жители Мурманска и Владивостока приедут туда, где будет пролегать трасса «Шёлкового пути».

— У Дмитрия Шалбецкого есть информация, что свой грузовик на «Дакар» думает выставить «Урал».
В.Ч.: Помню, как заводская команда «Урала» участвовала в ралли-марафоне 1992 года Париж-Москва-Пекин. 28 дней шла гонка! Если «Урал» возобновит участие в ралли-рейдах, это будет здорово для имиджа, для маркетинговой программы и для технического усовершенствования серийных автомобилей. Мы будем только рады, ждём.

«Вернули «КАМАЗ» 1996 года на историческую родину»



— Каждый год спрашивают, как можно стать сотрудником «КАМАЗ-мастера», а со временем – пилотом. Год назад вы подробно рассказали, что для начала нужно помочь команде во время подготовки к «Дакару». Так что вопрос следующий – за последний год кто-то смог стать новым сотрудником команды?
В.Ч.: Новые молодые ребята появляются. Коллектив омолаживается, ведь команде в этом году исполняется уже 28 лет. Те, кто в своё время стоял у истоков, начинают подходить к пенсионному возрасту, так что в коллективе ежегодно появляется 3-5 молодых ребят – толковых, грамотных.

— Пользователь e-racer спрашивает, насколько часто гонщики проводят время вместе за пределами работы? Или вам хватает общения на заводе и на трассах?
А.М.: За пределами работы есть время только на сон! (Смеётся.) А вообще я Антона с 10 лет знаю, у нас общая компания. Мы часто вместе.

— Алексей Слепцов интересуется, можно ли попасть на экскурсию по заводу КАМАЗ-мастер посмотреть на создание машин в цеху?
В.Ч.: У нас постоянно проходят экскурсии, но, к сожалению, мы можем удовлетворить где-то двадцатую часть заявок. Приходят дети, студенты, туристические группы, деловые делегации… Как такового музея у нас нет, но есть экспозиция. По музею — спрос очень большой, будем над этим думать. Могли бы повесить старую экипировку, разместить больше кубков и медалей. Будем над этим работать с прицелом на 30-летие команды!

Также мы восстановили наши старые машины – включая среднемоторный «КАМАЗ», выигравший «Дакар» 1996 года. В своё время он был продан в частные руки, а теперь вернули его на историческую родину и восстановили. Теперь все могут видеть, с чего всё начиналось. Можно посидеть внутри, посмотреть на интерьер кабины, на компоновку, оценить эволюцию конструкторской мысли за эти 20 лет.

А.М.: Я покатался на этом среднемоторном «КАМАЗе» — разница огромная! Раньше принцип был такой: главное, чтобы не было «пробоев», так что автомобиль должен быть спортивный, жёсткий. Снимаю шляпу перед экипажами, выступавшими на таком грузовике: здоровье должно было быть неимоверным! Но и управляемость очень хорошая благодаря среднемоторной компоновке. Интересный грузовик. Мне отец рассказывал: едешь, словно с рюкзаком, как хочешь, так и поворачивай.

В.Ч.: В завершение хотелось бы поблагодарить всех наших болельщиков за то, что так тепло к нам относятся, переживают. Видели, какие шли баталии в Интернете, пока шли гонки. Столько слов поддержки, желания помочь – это впечатляет, мы очень благодарны.
Фото: Александр Мысякин, «Чемпионат»
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 19
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →