Ковалайнен — о карьере после Формулы-1, Квяте, Райкконене и системе «гало»
Фото: Reuters
Текст: Евгений Кустов

Ковалайнен: будущее Квята — в его руках, нужен последний шаг

Экс-гонщик Формулы-1 Хейкки Ковалайнен рассказал, как гоняется в Японии и что думает о системе «гало» и перспективах Даниила Квята.
15 марта 2016, вторник. 12:04. Авто
Бывший пилот Ф-1 Хейкки Ковалайнен, выступавший за «Рено», «Макларен», «Кэтерхэм» и «Лотус», стал одним из гостей первого этапа нового сезона Red Bull Air Race, стартовавшего в Абу-Даби. Корреспондент «Чемпионата» не упустил возможности расспросить финского гонщика и про воздушные гонки, и про те, что знакомы Хейкки гораздо лучше…

Знаете, это такая олдскульная серия: тут тоже думают о безопасности, но, скажем так, не чрезмерно. Иногда условия слегка экстремальные.

«Самолёт реагирует на движения очень резко»


– Хейкки, какими судьбами вы оказались на Red Bull Air Race?
– Я живу в Абу-Даби. В прошлые два года я уже наблюдал за воздушными гонками с пляжа, а в этом году сказал знакомому организатору этапа, что хотел бы на всё посмотреть изнутри, и вот я здесь. По-моему, очень интересное событие.

– Насколько я знаю, вам ведь удалось полетать на одном из самолётов?
– Да, это так. Это был отличный опыт. В прошлом мне уже доводилось летать, но не на такой технике: у меня есть лицензия на управление вертолётом. Самолёт для аэробатики — совсем новый опыт для меня. Я получил отличный опыт! Ожидал, что будет интересно, но не думал, что настолько! Был удивлён тем, как резко самолёт реагировал на все действия: всё происходило быстрее, чем я ожидал.

Мика Бражо отвечал за взлёт и посадку, а по ходу полёта мы по очереди брали на себя управление — пару минут я сам вёл самолёт, сумел немного его прочувствовать. Всё было в порядке, хотя в конце полёта мне уже стало немного нехорошо!

– Не хотите попробовать себя в сфере соревнований в воздухе?
– Не знаю, нужно много практики. Полёты на небольшой скорости относительно легки, но если начинаешь летать профессионально и соревноваться, выжимая из самолёта максимум, то всё намного сложнее. Но кто знает! Может, однажды я займусь этим.

– Много ли общего вы заметили у воздушного спорта и автоспорта?
– Да, определённо. И там, и там высокие технологии, экстремальные ощущения и условия: ветер, перегрузки и так далее. Если говорить о технике, то у самолёта важна только аэродинамика, крылья. В гоночной машине крылья тоже важны, но также есть подвеска и шины. Машина едет более плавно, самолёт двигается очень резко. Это главное различие.
Мика Бражо и Хейкки Ковалайнен
Фото: Red Bull Media House

Мика Бражо и Хейкки Ковалайнен

«Super GT — олдскульная серия, и мне это нравится»


– Мы не так много знаем о том, чем вы занимаетесь после ухода из Формулы-1. В 2015-м вы выступали в японской серии Super GT, не так ли?
– Да, я выступал за «Лексус», но год не вышел удачным, мы не добились сильных результатов (Ковалайнен с напарником Кохеи Хирате занял 13-е место в общем зачёте. – Прим. «Чемпионата»). На то было много причин, в том числе технических, но в целом мы просто были недостаточно быстры. В сезоне-2016 я вновь буду выступать на «Лексусе» за ту же команду, мы уже начали испытания. На этой неделе я опять отправлюсь в Японию на испытания, до первой гонки будет ещё четыре дня тестов. Мы стараемся прибавить по сравнению с прошлым годом: внесли изменения в машину, в команду – во многие аспекты.

Super GT — захватывающий чемпионат. В нём очень приятные машины GT. И у нас очень хорошие шины: в серии сразу четыре поставщика, между ними идёт постоянная борьба. Шины работают фантастически! Примерно так, как это было в Формуле-1, когда сражались «Мишлен» и «Бриджстоун». Такое сражение позволяет машинам ехать ещё быстрее.

Борьба идёт плотная, в серии много хороших пилотов – я получаю наслаждение. Знаете, это такая олдскульная серия: тут тоже думают о безопасности, но, скажем так, не чрезмерно. Иногда условия слегка экстремальные: например, если идёт сильный дождь, то гонку никто не останавливает. И мне нравится такое испытание, поэтому я рад продолжать здесь карьеру. Верю, что результаты станут выше. А дальше посмотрим, как всё будет.

– Super GT — это ведь в каком-то плане японская DTM?
– Да. Автомобили похожи. Гоночный формат несколько отличается: у нас только одна гонка за уик-энд. Длинных гонок а-ля Ле-Ман у нас нет. Только одна длится тысячу километров, ещё одна — 500, остальные — 300. Так что это скорее спринтерские гонки, нам не надо экономить топливо или беречь шины. Это спринт, максимальная атака! Мне это нравится.

«Автомобили Формулы-Е слишком медленные»


– И всё же как насчёт других чемпионатов? В гонках на выносливость или Формуле-Е вы себя не видите?
– Формула-Е мне неинтересна: автомобили там слишком медленные. Может, в будущем всё станет лучше, но сейчас машины очень медленные: я люблю гонки, которые физически сложные.

«24 часа Ле-Мана», конечно, были бы для меня интересны, как и WEC в целом — в категории прототипов. Но сейчас я в первую очередь хочу добиться хороших результатов в Super GT. Ещё мне интересно ралли.

– Это, наверное, неизбежно для финна!
– Точно, все финны любят ралли. Я участвовал в нескольких ралли просто как хобби. Мне хотелось бы повторить этот опыт в будущем. Может, сначала не в WRC, а в категории WRC2 — так, как начинал Роберт Кубица. Я бы рассмотрел это в будущем, но точно не в 2016 году. Сейчас приоритет — Super GT, а дальше — Ле-Ман или WRC.

– Вы в курсе, что в этом году в WEC будет выступать ваш бывший напарник по «Кэтерхэму» Виталий Петров?
В категории LMP2, да? Я читал новости про это. Очевидно, что я хорошо знаю Виталия.

– Может, он научил вас каким-то российским словам или выражениям?
– Нееет, мы с ним всегда говорили по-английски.

– Вы с ним любили обсуждать хоккейные матчи через «Твиттер»...
– Да, было такое. Россия и Финляндия нередко встречаются, и мы переписывались по этому поводу. Помню одну из таких переписок во время чемпионата мира 2012 года — тогда наши сборные встречались в полуфинале. К сожалению, тогда Россия выиграла, я был расстроен. Но вообще, сейчас дела в финском хоккее идут очень хорошо: недавно мы выиграли молодёжный чемпионат, обыграв в финале как раз Россию.

– В этом году чемпионат мира по хоккею пройдёт в Москве и Санкт-Петербурге. Не хотите приехать?
– Он стартует в начале мая? К сожалению, я в этот момент буду на гонках в Японии. А вообще я дважды был в Москве на Moscow City Racing – один раз с «Маклареном» и один раз с «Кэтерхэмом». Мне понравилось. Не исключаю, что когда-нибудь приеду ещё, но пока ничего не планировал.
Хейкки Ковалайнен в «аэропорту» Red Bull Air Race
Фото: Red Bull Media House

Хейкки Ковалайнен в «аэропорту» Red Bull Air Race

«Мы начинали с нуля, и это была катастрофа»


К слову, о «Кэтерхэме». Сейчас в Формуле-1 новая команда-новичок. Как считаете, «Хаас» сможет добиться большего, чем ваша бывшая команда?
– Трудно сказать, я ведь не знаю всех деталей о программе «Хааса». Но я считаю, что им придётся очень трудно. Начинать в Формуле-1 очень нелегко, если у тебя нет огромных ресурсов. Даже с большими ресурсами всё равно нужно время, чтобы выстроить эффективную и конкурентоспособную команду, которая работала бы на сто процентов. Возьмём даже «Ред Булл»: у них было очень много ресурсов, и всё равно потребовались годы, прежде чем они добились успеха, собрав правильный коллектив.

«Хаасу» будет сложно. Конечно, у них есть техническая поддержка «Феррари», что слегка облегчает дебют. Мы с «Кэтерхэмом» начинали с нуля, и это была катастрофа, очень сложно! Тем более и возможности у нас были ограниченные.

– Ранее по ходу разговора мы слегка затронули тему безопасности. Что вы думаете о планах ввести в Формуле-1 защиту головы гонщика, так называемое гало?
– Мне не нравится, как оно выглядит. Но точно так же мне не нравится, когда гибнут люди. Думаю, сейчас правильный момент, чтобы изучать все варианты, но конкретно эта концепция, как по мне, не является верной. Это не решение: «гало» плохо выглядит, и я не уверен, что достаточно защищает. Может, стоит выбрать вариант с закрытым кокпитом, как у самолётов? Или интегрировать некое решение в конструкцию шасси? Не знаю, какой вариант правильный, но я считаю, что «гало» — это неверное решение. Ещё нужно поработать над этой проблемы, нужно обсуждение. Надеюсь, что будет найдено правильное решение. Но, конечно, я не хочу, чтобы мы видели смерти в современных гонках.

«Гало» плохо выглядит, и я не уверен, что достаточно защищает. Может, стоит выбрать вариант с закрытым кокпитом, как у самолётов?

«Нынешний год — решающий для Райкконена»


– Не могу не спросить у вас про Даниила Квята. С одной стороны, он очень достойно провёл сезон-2015, с другой — сзади напирают Макс Ферстаппен и Карлос Сайнс. Как вы оцениваете перспективы россиянина?
– Будущее Даниила в его руках. Если он будет достаточно хорошо выполнять свою работу, то у него светлое будущее. Формула-1 — очень жёсткий спорт: ты должен поймать ритм и держать его. Конечно, давление высокое, но если ты хочешь стать чемпионом, то надо уметь с ним справляться. Посмотрим, как пойдёт у Квята. У него хорошая возможность, и теперь надо сделать последний шаг вперёд. Это сложный шаг, но если он сможет его совершить, победив Риккардо и Ферстаппена, то всё возможно.

– А прежнего Кими Райкконена мы ещё увидим?
– Если машина окажется достаточно хороша, всё возможно. Кими — очень хороший гонщик, пусть даже последние несколько лет не слишком ему удались. Без сомнений, нынешний сезон для Кими решающий. Он должен дать результат. Но в теории он ещё запросто может вновь стать чемпионом мира.

– Посмотрим! И последний вопрос. Вы сейчас скучаете по Формуле-1?
– Конечно. Я ведь не хотел покидать Формулу-1. Просто мои результаты были недостаточно хороши, чтобы остаться в хорошей команде, а денег у меня не было. Более того, я и не пытался найти спонсорские средства, чтобы остаться. Я всегда считал, что если мои результаты недостаточно хороши, то мне лучше заняться чем-то ещё. Ф-1 — сложный бизнес. Не все хорошие пилоты попадают сюда, очень многое завязано на политике и деньгах. Есть гонщики, которые не должны были попасть в чемпионат, но сделали это благодаря спонсорам. Понятно, что командам не хватает денег, а пилоты как раз их приносят.

Знаете, для меня сейчас нет смысла оглядываться назад. Если бы я достаточно хорошо выполнял свою работу, то по-прежнему был бы там. Но когда это стало невозможно, то — никаких проблем, я начал искать что-то ещё. Сейчас я с «Тойотой» в Super GT, моё будущее здесь, а о Формуле-1 я больше не думаю: просто нет смысла.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 18
11 декабря 2016, воскресенье
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →