Ромен Грожан
Фото: Haas F1 Team
Текст: Евгений Кустов

Грожан: история с Эрикссоном уже в прошлом, это гонки

Гонщик «Хааса» Ромен Грожан – о жарком диалоге с Маркусом Эрикссоном, успешном старте сезона и том, кого он поддержит на «Ролан Гаррос».
28 апреля 2016, четверг. 21:45. Авто
Ромен Грожан — один из главных ньюсмейкеров на старте сезона-2016. После шестого места на Гран-при Австралии и блестящего пятого в Бахрейне Грожан по-своему блеснул и в Китае, когда после гонки в частном разговоре обложил матом Маркуса Эрикссона, а в телевизионном эфире назвал шведа идиотом за столкновение на старте. К четвёртому этапу в Сочи француз успокоился и зла на Эрикссона уже не держит. В интервью «Чемпионату» Ромен рассказал о старте сезона в составе своей новой команды — «Хаас».

– Ромен, могли ли вы представить в 2015 году, в момент перехода в «Хаас», что в двух первых гонках следующего сезона вас назовут гонщиком дня?
– На самом деле нет. В Австралии и Бахрейне у нас получился отличный старт чемпионата, и было потрясающе, что болельщики дважды проголосовали за меня как за лучшего пилота. В Китае я такого звания не получил — и не удивился этому. (Улыбается.)
Я пообщался с «Пирелли» и понял их опасения по поводу безопасности. На самом деле мы очень хорошо поговорили, я понял ограничения.
В автоспорте всегда бывают взлёты и падения. Надеюсь, в Сочи всё будет неплохо: эта трасса похожа на Бахрейн.

– Так в чём же секрет столь хорошего старта от «Хааса»?
– Ну так он же должен остаться секретом! На самом деле я как пилот комфортно чувствую себя в команде, у нас хорошая машина, наши сотрудники очень упорно работают. У нас верная философия.

– Многие полагают, что ваша команда лучше других разобралась с новым регламентом, позволяющим самим выбирать покрышки на уик-энд?
– Да, мы сделали хороший выбор шин — естественно, за этим стоял грамотный анализ, позволяющий выработать правильную стратегию. Скажу честно: это заслуга инженеров, а не моя.

В Китае вы выражали недовольство по поводу слишком высокого давления в шинах, которое требует «Пирелли». Как я понимаю, вы обсуждали эту ситуацию с самими шинниками?
– Да, я был не слишком доволен. Я пообщался с «Пирелли» и понял их опасения по поводу безопасности. На самом деле мы очень хорошо поговорили, я понял ограничения. При этом ещё есть пространство для улучшения шин. Если все планы реализуются, то покрышки станут лучше, а мы — более довольными.

– У вас уже есть более-менее чёткое представление о том, где находится «Хаас» на фоне остальных?
– Группа середняков очень плотная, и это весело. Есть машины, которые для нас слишком быстры: «Мерседес», «Феррари», «Ред Булл» и «Уильямс». Но вот с остальными можно побороться. На каждом этапе мы стараемся показать максимум. Бессмысленно говорить: «Я хотел бы финишировать в чемпионате пятым». Это спорт, тут многое зависит от машины и от целого ряда факторов, включая случайные.

– На Гран-при Китая вы использовали новое переднее антикрыло — правда, в итоге оно лишь помешало подобрать верные настройки. В Сочи вновь опробуете эту новинку?
– Да, мы снова будем его использовать. Думаю, сейчас мы лучше понимаем работу антикрыла, так что всё должно пройти хорошо. Других новинок не ожидается: большое обновление запланировано на Барселону.
Есть машины, которые для нас слишком быстры: «Мерседес», «Феррари», «Ред Булл» и «Уильямс». Но вот с остальными можно побороться.

– После Китая все обсуждают ваш горячий послегоночный диалог с Маркусом Эрикссоном. Можете подробно рассказать о произошедшем на старте? Потому что все в основном рассматривали, как Квят атакует Феттеля.
– После просмотра повтора я считаю, что это был скорее гоночный инцидент, чем что-то иное. Да, Маркус мог бы быть аккуратнее по отношению ко мне, но это гонки. Если бы мы поднялись выше в квалификации, то просто не пересеклись бы с ним на трассе – вот и решение.

>>> Эрикссон: то, что Грожан хороший гонщик, не давало ему права так себя вести.

– Вы всю гонку держали злобу на Маркуса, раз после неё сразу пошли выяснять отношения?
– О, нет. Когда идёт гонка, надо думать только о ней!

– Если сейчас снова пересечётесь с ним на трассе, что подумаете?
– Да ничего. Эта история уже в прошлом. Тут как в футболе: на поле игроки могут говорить друг другу всякое, но за его пределами всё по-другому и в следующем матче никто не вспоминает былое.

– А вы вообще любите футбол?
– Нет.

– Что, и домашний Евро-2016 смотреть не станете?
– Ну, на Евро, думаю, я всё-таки съезжу. Но вообще я больше люблю теннис. «Ролан Гаррос» — вот это да! Кто выиграет? Было бы приятно увидеть… (после паузы) победу Надаля.

– Вы много лет выступали за английскую команду с французскими корнями, сейчас гоняетесь за американскую. Чувствуете какую-то разницу в подходе?
– Да, есть такое. В целом все команды Формулы-1 работают очень похоже, но менталитет разный. Джин Хаас — очень хороший босс, с ним приятно работать.
Это был скорее гоночный инцидент, чем что-то иное. Да, Маркус мог бы быть аккуратнее по отношению ко мне, но это гонки.

– За результатами «Рено» следите? Всё-таки это была ваша родная команда.
– Я слежу за всеми командами: я люблю наш спорт, так что наблюдаю за всеми. Но я здесь ради побед, так что стараюсь победить абсолютно любого соперника.

– В общем, если будете обгонять на трассе «Рено», ничего особенного не почувствуете?
– Нет, ничего такого.

– А если это будет «Феррари»?
– О, это будет весело! Это ведь будет означать, что я борюсь впереди.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 10
11 декабря 2016, воскресенье
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →