Светлана Стрельникова и Артём Маркелов
Фото: Александр Мысякин, «Чемпионат»
Текст: Евгений Кустов

«Сделаю всё, чтобы стать первым». Russian Time – о сезоне-2016

Глава Russian Time Светлана Стрельникова и гонщик команды Артём Маркелов рассказали о целях на сезон, будущем команды и Вандорне с Харианто.
12 мая 2016, четверг. 10:30. Авто
В грядущий уик-энд в Барселоне пройдёт первый этап серии GP2 сезона-2016. Как и в прошлом году, российским болельщикам будет за кого попереживать. Бронзовый призёр чемпионата Сергей Сироткин перебрался из «Рапакса» в «АРТ», ну а Артём Маркелов продолжает выступать за российский коллектив Russian Time. Незадолго до старта сезона Артём и глава команды Светлана Стрельникова стали гостями редакции «Чемпионата».

«Главное — не попадать в толпу новичков. Разные индонезийцы…»


– Как проходила подготовка к новому сезону?
Светлана Стрельникова: Зима прошла хорошо. Обычно машины приезжают из Абу-Даби примерно 9 января, а уже в первой половине февраля уплывают обратно в Абу-Даби для первых тестов. В 2016 году сезон стартует позже, в Европе, и поэтому машины с нами до сих пор. Да, мы выезжали на тесты, но на собственных грузовиках, машины всё время были с нами. Значит, есть больше времени на работу с ними: не прежние «счастливые» несколько недель, а существенно больше. Так что подготовка получится более плотной. Например, отработка пит-стопов при наличии машин получается куда более полезной.

Были две тестовые сессии, из них мы сделали соответствующие выводы. Продолжаем работать — и в инженерном плане, и в механическом.

– Были какие-то серьёзные пертурбации в составе команды? Я говорю не про смену Митча Эванса на Раффаэле Марчьелло, а про инженеров, механиков.
С.С.: Костяк остался, но изменения есть. Например, у Артёма поменялся инженер. Прежний пошёл на повышение, став менеджером в «Према». Ещё сменилось несколько механиков — один из наших прежних ушёл в «Хаас». Но в целом коллектив стабильный.

На самом деле, уход людей — это не всегда плохо. Теперь они твои соперники, а ты в курсе их слабых мест. А вообще когда ты уже третий год в серии, как это у Артёма, то понимаешь: главное — не попадать в толпу новичков. Разные индонезийцы и так далее… Любые новички допускают ошибки — лучше к ним не попадаться.

– Артём, уже удалось наладить контакт с новым инженером?
Артём Маркелов: В целом да. До этого Пау работал в «Статусе» в команде GP3. Мы впервые работали с ним ещё в прошлом году в Новой Зеландии, вроде бы сработались. Да, были какие-то минусы с обеих сторон при общении, но подработали, всё пошло получше.

– Вы упомянули выступления в Новой Зеландии в серии «Тойоты». Что вам дают такие зимние гонки?
А.М.: Они не дают расслабиться. После долгого перерыва не те ощущения, когда возвращаешься за руль: я помню это ещё по временам картинга. Также я получаю в Новой Зеландии определённый опыт.

С.С.: Не только опыт, но и прессинг. Там же гонки идут пять недель подряд, это достаточно тяжело. Чувствуешь себя немного опустошённым. В 2016 году календарь GP2 построен так же: начнём в мае, и постоянно гонки будут идти парами, а потом предусмотрены даже четыре гонки подряд! Иногда даже не будет возможности возвращаться в Москву между этапами: ну, прилетишь ты на полдня, и сразу пора обратно. Зимой мы попробовали подготовиться к такому ритму и прессингу.

– Не начинают к концу сезона бесить одни и те же лица вокруг?
С.С.: У нас хорошие отношения. Конечно, всё бывает, но наша команда дружная. Вот в этом году в Новой Зеландии даже ни разу не ругались, хотя прошлой зимой бывало.

– Судя по результатам, нынешний вояж в Новую Зеландию получился противоречивым: хорошее начало, постоянные подиумы, а вот потом что-то пошло не так.
А.М.: Я шёл на втором месте в общем зачёте, но потом начали возникать проблемы с машиной. В квалификации возникли проблемы с электроникой, а в гонке — с коробкой передач. Эта серия ошибок не прощает: одна неудача — и ты откатываешься назад, поскольку по регламенту очки получает первая тридцатка. Так что даже один сход очень сильно бьёт по тебе. Один раз «соскочил» – и у тебя уже нет шансов бороться дальше, чтобы ты ни делал. Ну разве что специально «убирать» конкурентов с трассы!

С.С.: В одной команде шесть машин, и, как и в любой серии, крайне не поощряются столкновения с напарниками. Хотя иногда вынести кое-кого очень хотелось! А вот год назад мы были в Новой Зеландии в другой команде, и там никаких установок «беречь» напарников не давалось: Артёма «выносили» свои же сзади. Тогда у него случилась первая в карьере авария с переворотом.

– Артём, каково потом общаться с этими пилотами в боксах?
А.М.: После того случая вообще ни с кем не общался. Никто из них даже не извинился за то, что произошло. Поэтому общение прекратилось — каждый сам за себя. В GP2 полегче: здесь всего один напарник, проще держать в голове!

– К слову, о новом напарнике. Как вам Раффаэле Марчьелло?
А.М.: Приятный человек, вроде общительный. С английским у него… Знаете, думал, что это я плохо говорю по-английски, но его тоже сложно понять! А так — сдружились, должны хорошие результаты показать.

С.С.: У них же с Артёмом одинаковые фамилии, просто одна по-русски написана, а вторая — по-итальянски! И на тестах одинаковые сокращения использовали в тайминге — MAR и MAR. Мы не понимали, как их различать. Ну, к старту сезона это изменят.

– Не жаловался вам на «Феррари» и решившего расстаться с ним Маурицио Арривабене?
С.С.: Нет, не обсуждали такое. Знаете, на тестах было очень много работы, к тому же мы потеряли в Хересе полдня из-за тумана, потом у Раффаэле сломалась коробка передач. Так что Марчьелло потерял полтора дня — тут не до разговоров о «Феррари».
Артём Маркелов
Фото: Александр Мысякин, "Чемпионат"

Артём Маркелов

«Важно часто попадать на подиумы и попасть в топ-3»


– Митч Эванс вроде бы собирался уйти не только от вас, но вообще из GP2. В итоге перешёл в другую команду. Это было его и ваше взаимное желание попробовать что-то новое?
С.С.: Изначально его менеджеры думали, что Митч отправится к Марку Уэбберу в прототипы. Он даже провёл тесты с «Порше», но немцы в итоге никого из молодёжи не взяли. Поэтому менеджеры решили оставить Эванса в GP2, попробовать «Кампос». Думаю, Митч с удовольствием остался бы у нас, но мы уже вели переговоры с другими гонщиками. Гоночный мир маленький, все в курсе, кто куда собирается.

– Два россиянина в одной команде — невозможно? Я про Сироткина.
А.М.: Вряд ли, да.
С.С.: Его менеджмент изначально ставил перед собой цель попасть в «АРТ».

>>> Сироткин: было бы хорошо дебютировать в Ф-1 именно с «Рено»

— Возможно ли в теории сотрудничество Russian Time и программы SMP Racing?
С.С.: Пока такой вопрос не рассматривался, идём отдельно друг от друга. В будущем возможно всё.

– Вопрос, без которого это интервью не могло обойтись — какие цели Russian Time ставит на сезон?
А.М.: (После долгой паузы). Буду делать всё для того, чтобы стать первым. Надо всё время попадать в десятку, чтобы стабильно зарабатывать очки. Ошибок должно быть как можно меньше — тогда можно оказаться впереди. Нужно прибавлять в квалификации, всегда быть в топ-12.

– А есть понимание, что пока не позволяло лучше выступать в квалификациях?
А.М.: Нужно было больше опыта и умения работать с резиной.

– А какие задачи у команды?
С.С.: Важно часто попадать на подиумы и попасть в топ-3. В случае с Артёмом не расстроюсь, если будет место в пятёрке. И ещё очень надеюсь, что не будет технических проблем. Повторюсь, важно не попадать по ходу гонок в компании, где много новичков.

Все полны сил перед стартом сезона. Важно, чтобы сохранялся азарт. Например, в том году в какой-то момент было заметно, что у Митча он пропал после не самого удачного начала и проблем с машиной. Он потерял желание. А вот подсобрался бы чуть раньше перед рывком на финише сезона, то мог бы занять даже второе место. Похожая ситуация у Артёма была в Новой Зеландии: так расстроился после потери второго места в личном зачёте, что дальше уже потерял прежний азарт.

Я надеюсь, что в этом году у Артёма будет шанс выиграть гонку. Такой, как в 2015-м в Австрии.

А.М.: Я по-прежнему остаюсь при своём мнении, что правильно там атаковал Харианто в борьбе за лидерство и не был виноват. Я достаточно поздно залез в поворот, скорость была большая, так что меня выносило на внешний радиус — и тут Харианто чуть-чуть ударил моё заднее колесо. Машину немного «поправило», и я пошёл прямо, в гравий. Если бы не этот маленький контакт, то, может, я бы и пролез.
Артём Маркелов
Фото: Александр Мысякин, "Чемпионат"

Артём Маркелов

«Харианто? С 15 миллионами долларов, конечно, взяли бы!»


– Сейчас, после ухода Мальдонадо, Харианто получил звание главного рента-драйвера Формулы-1. Какое у вас к нему отношение?
А.М.: Он долго просидел в GP2, и при таком опыте его результаты могли бы быть лучше, я считаю. Посмотрим, что у него будет в Формуле-1. Честно, не очень следил за выступлениями Рио.

– Если бы Харианто остался ещё на годик в GP2, вы бы его взяли в Russian Time?
С.С.: С 15 миллионами долларов — конечно, да! (Смеётся.)

– Сильно расстроились, что в этом году не будет российского этапа GP2?
С.С.: Удивились. У нас всегда много гостей, домашняя гонка… Ну это же не был принципиальный выбор ребят из «Сочи Автодрома», просто такая экономическая ситуация, возможности ограниченные. Нет так нет — значит в другой раз в Сочи поедем. А сейчас в Баку.

Артём, как вам уличная трасса в Баку — на основе видеороликов и фото?
А.М.: Интересная трасса. Прямая, поворот в 90 градусов, опять прямая, опять поворот в 90 градусов…
С.С.: Думаю, надо брать с собой много запчастей, как это всегда происходит с уличными гонками. Как Монако славится — раз, и в боксы привозят машину, которую надо восстанавливать почти с нуля. Помню, как в позапрошлом году механики после аварии Артёма сначала говорили: «Света, ничего страшного». Потом — да нет, вот это надо менять, ещё вот это… А вот в прошлом году Артём наконец-то понял, как правильно ехать в Монако. Всю гонку ехал за Бертоном, прессинговал его, обогнал, после гонки вылез из машины и сказал: «Всё, я понимаю, как здесь ехать».

Помню, меня один раз посадили в симулятор и предложили проехать круг по Монако. Я прекрасно доехала три раза до первого поворота! И дальше в стенку.

– Помимо Харианто в Ф-1, пусть и всего на одну гонку, удалось перейти Стоффелю Вандорну. Он очень сильно выделялся на фоне остальных гонщиков GP2?
А.М.: Он похож на хладнокровного убийцу. Всё время хмур, всегда один — такое ощущение, что круче даже гонщика Формулы-1.

С.С.: Это была не высокомерность, нет. Просто максимальная сосредоточенность. И они с командой блестяще работали с шинами. Все пытаются найти баланс между скоростью машины и износом покрышек: можно быть быстрее всех два круга, а потом проигрывать по 10 секунд, а можно ехать стабильно и хорошо.

– Такая работа с шинами — это всё-таки секрет пилота или команды?
С.С.: Думаю, команды. Мацусита в том году тоже был хорош именно в работе с шинами, хотя скоростью или обгонами сильно не выделялся. Но, думаю, он уже знает, что благодаря большой поддержке «Хонды» окажется в Формуле-1 — по крайней мере, подобные слухи ходят. Должна же «Хонда» продвинуть в Ф-1 японского пилота!

Но всё-таки без гонщика никуда — за рулём-то он! Пусть хоть вся команда окажется с волшебными палочками для работы с резиной, но если пилот один раз перетормозит или неправильно войдёт в поворот, то всё, покрышки уйдут.

А.М.: У меня так было в первый день в Хересе. Первый поворот — просто ужас. Начинаешь тормозить — блокируешь колесо. Следующий круг — то же самое, потом ещё и ещё, хотя стараешься тормозить всё раньше! Кричишь по радио: «Что происходит?!». Потом разобрались: из-за последствий тумана было холодно и тормоза просто не успевали прогреваться, левый и правый тормоз работали в разных температурных режимах, так что одно колесо тормозило нормально, а второе — нет.

С.С.: Можно ещё вспомнить прошлогоднюю Барселону. Решили проверить, на сколько хватит мягких шин, запланировали серию из девяти кругов. Потом выяснилось, что последний был лишним: резины вообще не осталось, и Артём вылетел.

А.М.: Я ещё за три круга до этого по радио кричал, что шины кончились! В итоге чуть палец не сломал. В гравии начал выворачивать руль, машина не реагировала, и в итоге в конце руль резко вывернуло — получился сильный удар по костяшкам, и мне выбило один палец. Доктор сказал, что всё нормально, но за руль лучше не садиться. Однако оставался ещё один день тестов — и мы продолжили работу. Просто ограничились короткими сериями кругов.

– На обезболивающих, да?
С.С.: Конечно. У нас есть физиотерапевт, у него список всех «мельдониев» и так далее!

– А есть гонщикам смысл принимать милдронат?
С.С.: Честно, я узнала, что у нас все спортсмены его принимают, только когда в новостях пошёл этот скандал! Допинг-контроль в младших сериях бывает, в первую очередь проверяют на наркотики. Но вот Артёма за два года ни разу не вызывали. Каждую гонку выбирают от одного до трёх человек. Понятно, что контроль нужен, но всё-таки гонщикам выносливость нужна не так сильно, как, скажем, теннисистам.
Светлана Стрельникова и Артём Маркелов
Фото: Александр Мысякин, "Чемпионат"

Светлана Стрельникова и Артём Маркелов

«Красный диплом за вас работать не будет»


– Вопрос от болельщика с ником schtirliz. Как можно попасть в Russian Time?
C.С.: Все команды в младших сериях очень маленькие, это не Формула-1. У нас 12 человек — не считая меня как руководителя команды и двух пилотов. То бишь всего нас 15, мы не можем позволить себе возить на гонку 150 человек. Так что, чтобы попасть в команду, нужно являться большим профессионалом. Для механиков, например, существуют специальные колледжи, институты. То есть нельзя сказать: «Я очень люблю технику, машины – давайте я к вам приду».

– В общем, выпускника МАДИ с красным дипломом не возьмёте?
С.С.: Ну, извините, красный диплом за вас работать не будет. Надо правильно и быстро разобрать и собрать машину. Бывает, что после первой субботней гонки машины по сути нет — а ко второй в воскресенье ей надо успеть восстановить. Для этого каждый должен работать на автомате, знать свой фронт.

– К слову, у Russian Time не раз менялся технический партнёр — были Motopark, iSport, Virtuosi. В этом году последние остались?
С.С.: Да. Но вообще было бы неправильно говорить, что, например, в 2015 году у нас не осталось никого, кто работал в 2014-м. Тим-менеджер поменялся, но осталась часть механиков и инженеров. Некоторые из них и в Motopark ещё работали.

– Опять к вопросам читателей. Hellraiser обращает внимание на успех «Хааса» и интересуется: почему бы Russian Time не пойти по тому же пути и не отправиться в Формулу-1?
С.С.: Ну, надо идти к правительству за поддержкой! Вы ведь понимаете, что сейчас сделать команду Ф-1 — это огромные деньги. Причём без гарантий, что сразу будет результат. «Хаас», я считаю, сейчас выступает великолепно. А то дебюты, как у «Маруси», «Кэтерхэма» и «ХРТ»… Никого не вдохновляли.

– Какие у вас остались воспоминания от работы в «Марусе»?
С.С.: Прекрасные. Я первый раз оказалась в Формуле-1, было великолепно. Но к «Манору» каких-то особенных чувств не осталось, ведь у них ушли Бут и Лоудон — с ними мы общались. Ушёл старый отдел маркетинга, хотя всё равно все общаются и остались где-то в этом бизнесе.

– Когда наступит момент для прорыва Артёма в Формулу-1?
С.С.: Максимум Артём проведёт в GP2 этот год и следующий. А дальше будем смотреть по результатам. Можно пойти путём Кармен Хорды и попасть в Формулу-1 третьим пилотом, это легко. Но по сути это просто трата денег. Знаете, уже в прошлом году половину гонок показывали Артёма и его борьбу — просто мы ждём, когда это будет борьба за первое место. А то многие могут просто взять результаты гонки и посмотреть — ага, 13-й. У нас в России мало кто следит за GP2, далеко не все вообще знают о её существовании.
Артём Маркелов
Фото: Александр Мысякин, "Чемпионат"

Артём Маркелов

«Может, уже в это году выступил бы в Ле-Мане»


– Артём, если с Ф-1 не получится, к чему больше всего душа лежит?
А.М.: «24 часа Ле-Мана». В Формулу-Е не хочу. Кстати, если бы не пересекался этап в Баку и нынешние «24 часа Ле-Мана», то, может, мы бы уже в этом году попробовали там выступить. Я уже второй год Светлане говорю: «Давайте попробуем».

С.С.: В прошлом году в марафоне выступал Митч и, кстати, выиграл в LMP2. Понятно, что всем гонщикам GP2 интересны прототипы, особенно LMP1. Мечта каждого гонщика — выиграть Ле-Ман в абсолютном зачёте.

— Артём ещё один-два года будет в GP2. Каковы планы Russian Time после того, когда он перейдёт в другой чемпионат?
С.С.: Команда может спокойно остаться в серии и без Артёма. На данный момент наш план — оставаться в GP2. Без GP3. И без Формулы-1. Мыслей-то много разных, но любые мысли должны быть подтверждены финансовыми возможностями.

— Как считаете, выживет ли Формула V8 3.5 или закроется через год?
С.С.: Насколько я слышала, там сейчас всего 15 машин? Не знаю… Кризис везде, и пусть бюджеты в десятки раз меньше, чем в Формуле-1, все равно их надо собирать. Транслируют при этом нас мало, поэтому спонсоров привлекать тяжело. Значит, труднее спонсировать молодых талантливых ребят. AutoGP недавно загнулась… Я не до конца в курсе ситуации, но, возможно, с потерей поддержки «Рено» в Формуле V8 могли увеличиться бюджеты, сравнявшись с нашими, а в таком случае всё это уже менее интересно: GP2 всё-таки гонка поддержки Формулы-1, пусть в главный паддок никого не пускают.

А.М.: И билеты на трибуны в Монако не дают. Вот Мировой серии «Рено» в прошлом году дали, а нам нет.
— Для вас как команды GP2, наверное, хорошо, если главного конкурента не станет? Тогда ведь все пилоты будут стремиться в ваш чемпионат.
С.С.: Сложно сказать. Слишком много новичков в чемпионате тоже плохо, ведь будет больше завалов. Мы сами были новичками, знаем… А вообще чем больше серий, тем лучше: ребята гоняются, набираются опыта.

– На 1 апреля вы создали весьма правдоподобный коллаж с Артёмом в боксах команды MotoGP «Сузуки». Нет желания в мотогонках свои силы попробовать?
А.М.: У меня раньше был мотоцикл… Потом просто родители о нём узнали!

С.С.: Та шутка была моей инициативой. Потом мне звонили все инженеры, все представители команды — попались все соратники! Мы специально не вписывали Артёма в «Хонду» или «Ямаху»: тогда бы все поняли, что это шутка. А так — получилась одна из самых удачных шуток дня. А вообще — может, Артём и хочет, но кто же ему разрешит. (Смеётся.) Мотогонки всё-таки опаснее. Можно очень быстро потратить своё здоровье.
– К слову, о безопасности. Артём, как относитесь к планам ввести в Формуле-1 систему «гало»?
А.М.: Считаю, Формула-1 должна оставаться Формулой-1. Мы идём к уже совсем безопасным машинам — и интерес начинает пропадать. Поставим ещё стёкла, как «Ред Булл» предлагает, — и вообще будет. А вот мотогонки остаются прежними: они ж не ставят себе шар, как на мопедах «БМВ», который принимает на себя удар при падении. Автогонки должны быть экстремальным видом спорта.

С.С.: Если вы помните, прототипы P1 в Ле-Мане раньше тоже были открытыми. Тоже все против были, когда закрывали. Как решит ФИА, так и будет — и никого они спрашивать не станут.

— Спасибо за ответы на наши вопросы! Что сказали бы в конце российским болельщикам?
С.С.: Спасибо за поддержку! Ищите, где нас можно посмотреть в Интернете! Смотрите фотографии в соцсетях. Вот с видео не получится: все подобные видеозаписи удаляются, съёмки даже в паддоке поддержки запрещены, всё очень строго. Например, в сезоне-2015 GP2 устраивала соревнования, когда гонщики сами на скорость меняли колёса. Всё засняли, но потом нам сказали: «Спасибо, размещайте только фото». Любое видео с видом на трассу или со звуком из боксов, снятое самой командой или её пилотом, запрещено. Так что смотрите фотографии и болейте! И ищите ссылки на трансляции, которые мы сами не имеем право размещать. Русские умельцы всегда могут найти.

Ну а наша задача — попадать в тройку, чтобы про нас говорили в новостях. Главное только не попасть в новости так, как год назад в Сочи. Артём тогда попал в завал в первом повороте — ну, бывает. Так вот, в теленовостях совместили его аварию с аварией Сайнса, и получилось, что это Артёма эвакуировали с места инцидента медики, доставили в больницу и так далее. Вот такого нам не надо!
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 15
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →