Роман Русинов
Фото: G-Drive Racing
Текст: Евгений Кустов

Русинов: Ле-Ман нужно покорить, шансы и скорость у нас есть

Гонщик G-Drive Racing Роман Русинов рассказал о подготовке к «24 часам Ле-Мана», подборе техники и почему ему неинтересна Формула-Е.
3 июня 2016, пятница. 19:45. Авто
После победы в категории LMP2 в сезоне-2015 чемпионата мира по гонкам на выносливость российская команда G-Drive Racing мечтает наконец-то покорить «24 часа Ле-Мана». В этом году команда выбирала технику с прицелом именно на суточный марафон, поэтому придаёт несколько меньшее внимание остальным гонкам WEC. Так или иначе, на двух первых этапах G-Drive Racing не слишком везло после побед в квалификациях: третье место в Сильверстоуне и пятое — в Спа. Гонщик команды Роман Русинов рассказал о старте сезона и подготовке к марафону.

— Роман, ваше отношение к итогам первых гонок сезона WEC в Сильверстоуне и Спа?
— Первые этапы я оцениваю очень позитивное: главное, у нас есть скорость. Мы дважды завоевали поул-позишн, причём первая с преимуществом в секунду, а вторая – в полсекунды, но там был трафик. Так что мы хорошо подготовились к сезону. В самих гонках оба раза были гоночные инциденты, помешавшие одержать победу. Но мы понимаем, куда надо двигаться и как всё исправить. Вот если бы у нас была проблема со скоростью, то можно было бы хвататься за голову.

Оба наших автомобиля могут одержать победу в Ле-Мане. При этом мы специально выставили один экипаж в WEC, а другой – в чемпионат Европы, чтобы не было внутренней конкуренции, как год назад. Я считаю, шансы в Ле-Мане есть, скорость есть. Есть и понимание, в какую сторону двигаться, а это самое важное.

— Такое ощущение, что в WEC вообще инцидентов в этом году стало больше. Согласны?
— В этом году на старте больше машин, уровень стал более серьёзным. Все едут на сто процентов. Может, мы слишком сильно рисковали, но работа над ошибками проделана. Всё, что происходит, идёт нам на пользу.

Допустимую грань риска прочувствовать невозможно. Но самое приятное – когда через два дня после этапа в Спа к тебе приходят все данные: ты смотришь среднее время на круге и видишь, что всё очень даже неплохо. Да, понимаешь, что можно было выиграть, что руководство всегда хочет побед. Но к итогам первых двух этапов все отнеслись более-менее нормально.

Тем более что и вы сами ещё перед сезоном объявляли, что победа в «24 часах Ле-Мана» важнее, чем титул в WEC.
— Чемпионат всё-таки тоже важен. Но автомобиль мы выбирали, держа в голове именно Ле-Ман. И мы понимали, что в том же Сильверстоуне с такой машиной будет сложно. И все равно были там вполне быстры.

— У вашей «Ореки» — ниже лобовое сопротивление, не так ли?
— Да. Меньше «дрэг» — это не только лобовое сопротивление, но и то, как работает днище. При таком же коэффициенте прижимной силы у тебя намного ниже «дрэг» — то, что останавливает машину на прямой. «Орека» на 10 см уже, чем «Лижье», она по-другому построена, более лёгкая, при этом более мягкая, а «Лижье» с этой точки зрения был танком.

— Вроде бы всего десять сантиметров…
— Это много! Представьте, что вы на скорости 300 км/ч выставите палку шириной в 10 см и высотой в машину!

— Как оцениваете начало сотрудничества с новыми техническими партнёрами из Jota Sport?
— Надо понимать, что мы начали готовиться к Ле-Ману этого года уже в июне 2015-го. С «Лижье» у нас было очень хорошее сотрудничество, но мы понимали, что в Ле-Мане их автомобиль быстрым не станет – из-за слишком большого «дрэга». Мы тестировали разные автомобили и в итоге решили выбрать «Ореку». А уже дальше в качестве подрядчика была выбрана «Йота». У них уже был один автомобиль в ELMS, мы добавили экипаж в WEC и создали очень сильную команду. Например, в составе одного из наших экипажей — Гидо ван дер Гарде. Многие могут этому позавидовать.

«Орека» на 10 см уже, чем «Лижье», она по-другому построена, более лёгкая, при этом более мягкая, а «Лижье» с этой точки зрения был танком
— Но он не в вашем экипаже...
— Главное, что он в составе G-Drive Racing. А какой из автомобилей нашей команды выиграет Ле-Ман — не важно. Главное, чтобы это был автомобиль оранжевого цвета с большим логотипом G-Drive. Мешать друг другу наши экипажи не будут.

— А что скажете о напарниках по своему экипажу?
— Я уже как-то говорил, что Рене Раст являлся, по сути, богом GT, и я подумал: а почему бы не взять такого бога в LMP! И это себя оправдало, результаты говорят сами за себя. Мне приятно, что все гонщики G-Drive Racing затем переходят в заводские команды: Бёрд — в «Феррари», Конвей — в «Тойоту», Пла в — «Ниссан».

— Конвей и Пла ушли в LMP1. Если, даст бог, «24 часа Ле-Мана» наконец покорятся, не появится ли желание перейти всей командой на уровень выше, в LMP1? В «СМП Рейсинг» о подобных планах заявляли.
— У каждого своя стратегия. Для нас важна маркетинговая история – продажа топлива. Проект должен быть успешным. В LMP2 мы чётко понимаем, как сделать, чтобы машина выигрывала, и какой окажется отдача от инвестиций. Все в России знают, что есть команда G-Drive Racing, что она выигрывает. Пусть кто-то даже считает, что эта команда выступает в Формуле-1. Ну почему бы и нет! Главное, что знают о победах команды и о том, что это её топливо.

— Для вас этот Ле-Ман станет седьмым по счёту. Чувства не притупились, ощущения всё те же?
— Главное, я сейчас чётко знаю, что надо делать. Когда первый раз приезжаешь в Ле-Ман, то это просто не передать словами! 300 тысяч зрителей, недели подготовки на месте, просто безумие! Ле-Ман нужно покорить. Недостаточно быть самым быстрым и успешным. Просто должно прийти твоё время.

Удача? Удача есть, но она улыбается только тем, кто для этого очень сильно работает. Например, мы в прошлом году просто не могли выиграть Ле-Ман и знали об этом. Просто не хватало скорости. В 2014 году мы реально являлись самыми быстрыми, но ночью дважды сломалось освещение номерного знака. Мы потеряли в боксах шесть минут, а на финише уступили победителю полторы… Это спорт. Тут так много деталей, которые могут помешать тебе выиграть.

— Кого больше всего опасаетесь на «24 часах Ле-Мана»?
— Естественно, конкурентами будут Alpine, наша вторая машина под №38, экипажи TDS и KCMG на «Ореке», Бруно Сенна с Альбукерком на «Лижье». Ле-Ман – сложная и непредсказуемая гонка, нет смысла думать о конкурентах.

— Многие гонщики WEC совмещают выступления в чемпионате мира с гонками Формулы-Е. Вас подобный вариант не интересует?
— Я всё-таки являюсь гонщиком G-Drive. Это топливо. Так что я не вижу, что мне делать в Формуле-Е. И, если честно, я пока не понимаю концепции электрокаров. Вы были на этапе Формулы-Е? Видели, сколько у них генераторов, с помощью которых они заряжают автомобили? Сжигают огромное количество дизеля, воняют. Так что пока вся эта «зелёная» концепция — очень странная. Да и скорость у автомобилей маленькая. Пока я не вижу, что Формула-Е создаст конкуренцию WEC или Формуле-1.

– Напоследок один вопрос про Формулу-1. Тут упорно пытаются ввести «гало» или защитный экран. Как вам такое нововведение?
– Может быть, тогда просто закроем Формулу-1 и оставим WEC? Не хотелось бы это комментировать, пусть сами разбираются. Да, автоспорт не должен быть опасным, но… Мне, конечно, больше нравится автомобиль с крышей: это и безопасность, и комфорт. Как сказал Майк Роккенфеллер после жёсткой аварии на «Ауди», ты счастлив, что у тебя есть крыша.

Ле-Ман нужно покорить. Недостаточно быть самым быстрым и успешным. Просто должно прийти твоё время
P.S. Уже после записи интервью стало известно, что в экипаже Русинова перед «24 часами Ле-Мана» произошли изменения: Натаниэль Бертон покинул команду, а ему на смену пришёл Уилл Стивенс. Прокомментировать данное решение мы попросили руководителя направления по связям с общественностью G-Drive Анастасию Якшину.

«Это решение команды, и раскрыть детали может только её руководство. Могу сказать, что перестановки в любом виде спорта могут происходить и в межсезонье, и по ходу чемпионата. Примеры этому в автоспорте мы видели совсем недавно. Ничего сверхъестественного не произошло. Да, такой ход может показаться рискованным перед столь важным стартом, но Уилл давно работал с Рене Растом в гонках GT. Тесты в Ле-Мане в эти выходные покажут, как ребята сработаются. Ранее уже объявлялось, что «24 часа Ле-Мана» станут главным стартом года, так что если и идти на перестановки, то перед этим стартом. Повторюсь, все подробности по решению может объявить только руководство команды», — заявила Якшина.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 9
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →