Хэмилтон: молился, чтобы пошёл дождь
Текст: Александр Ермошин

Хэмилтон: молился, чтобы пошёл дождь

По окончании Гран-при Бельгии на вопросы журналистов ответили победитель гонки (на тот момент) Льюис Хэмилтон, финишировавший вторым Фелипе Масса и ставший третьим Ник Хайдфельд.
8 сентября 2008, понедельник. 12:37. Авто
По окончании гонки на трассе в Спа Люьис Хэмилтон, завершивший этап первым, Фелипе Масса, ставший вторым, и Ник Хайдфельд, финишировавший третьим, ответили на вопросы журналистов.

— Это была сенсационная победа! Льюис, расскажите о последних кругах гонки, когда начался дождь.
Льюис Хэмилтон: После второго пит-стопа я видел, что Кими едет далеко впереди, и недоумевал, как ему удалось настолько оторваться, однако всё объяснялось тем, что мне помешал трафик. Я выжимал из машины всё, и иногда удавалось отыгрывать у него по одной десятой на круге, но затем Кими снова уходил в отрыв, поэтому я надеялся, что он тоже увязнет в круговых. Правда, Райкконен догонял их на прямых, а я — в поворотах второго сектора, из-за чего терял время.

Я был чуть впереди и находился на внешнем радиусе — он мог бы оставить мне немного места, но вместо этого продолжил движение, предоставив мне выбор врезаться в него или использовать безопасный путь. Я предпочёл второе. Я понимал, что должен пропустить его. Кими вилял из стороны в сторону, а я старался занять внутренний радиус — он ударил меня на апексе поворота, но я уже был впереди.
Это была настоящая лотерея. Я молился, чтобы пошёл дождь, постоянно повторял: "Пожалуйста, пусть пойдёт дождь!". Всё потому, что я знаю, как ездить в таких условиях. Когда же начало моросить, я увидел, что Кими явно сбавил скорость, намного раньше затормозив перед восьмым поворотом. Тогда-то я и понял, что начинается схватка. На 12-м повороте меня заметно снесло с траектории, но, по-моему, там ехал Росберг, и я в него чуть не врезался. Кими, кстати, тоже. А потом Кими вылетел, и я снова вырвался вперёд. Добраться до финиша было очень непросто, так как шины потеряли рабочую температуру, но в любом случае это было здорово.

Это был фантастический уик-энд — мне нравится вести борьбу в столь непростых условиях. Думаю, эта гонка была одной из лучших в моей карьере. Команда, как всегда, сработала великолепно. Также хотел бы поблагодарить болельщиков за поддержку. Однако не стоит обольщаться — нужно готовиться к предстоящим гонкам.

— Расскажите, как прошёл обгон в последней шикане, когда вы сперва пропустили Кими, а затем пошли в контратаку.
Л.Х.: Хм... На самом деле Кими заставил меня слишком широко войти в поворот. Я был чуть впереди и находился на внешнем радиусе — он мог бы оставить мне немного места, но вместо этого продолжил движение, предоставив мне выбор врезаться в него или использовать безопасный путь. Я предпочёл второе. Понимал, что должен пропустить его. Кими вилял из стороны в сторону, а я старался занять внутренний радиус — он ударил меня на апексе поворота, но я уже был впереди.

— Вы лидировали на старте гонки, но машину развернуло в самом начале второго круга.
Л.Х.: Я неплохо стартовал и сразу же вышел в лидеры. Трудность состояла в том, что трасса в районе первого и последнего поворотов оставалась влажной, и на торможении приходилось быть очень аккуратным. Я вошёл в первый поворот, и при переключении на самую низкую передачу заблокировал колёса. Вышло не очень — меня развернуло, я никак не мог исправить ситуацию. К счастью, никого из соперников поблизости не было, и, выжав сцепление, я быстро вернулся на траекторию, не утратив лидерства. Впрочем, Кими сразу же прошёл меня на прямой.

— Кими удалось оторваться на пять секунд, но в начале третьего отрезка на жёсткой резине вы быстро догоняли его.
Л.Х.: Да, в том развороте мы сделали шаг назад. Он стал серьёзной ошибкой для меня, ведь если бы трасса оставалась сухой, лидерство могло бы обеспечить мне победу. Кими создал неплохой отрыв, когда я сам оказался в трафике и долго ехал за Робертом Кубицей и своим напарником. На третьем отрезке мне не оставалось ничего иного, как атаковать. За три круга до финиша я подумал, что догнать этого парня не удастся, но что лучше — поберечь мотор или ехать на максимуме возможностей? А вдруг Кими ошибётся и вылетит с трассы? Борьба в "Формуле-1" продолжается до тех пор, пока ты не увидишь клетчатый флаг...

— Фелипе, надо полагать, вы рады, что заняли второе место. Как для вас сложились гонка на последних кругах? — спрашивают Фелипе Массу.
Фелипе Масса: Честно говоря, я ехал чуть медленнее, чем планировалось. Когда видел, как многие пилоты, и в том числе Кими, вылетают с трассы, понимал, что Льюис по-прежнему впереди, и решил не рисковать потерей важных очков, поэтому спокойно проезжал повороты. Трасса была очень мокрой – иногда казалось, что вот-вот вылечу в гравий. На старте я совершил ошибку, поскольку полагал, что в Eau Rouge скопилось много воды, и Кими с лёгкостью обошёл меня. Впрочем, я спокойно удерживал третью позицию, а угнаться за лидерами было очень непросто – мы ехали в практически одинаковом темпе. А второе место стало полной неожиданностью, и, конечно, я очень рад этому результату. В чемпионате ещё всё впереди, мы будем бороться с соперниками от гонки к гонке, чтобы сократить преимущество и попытаться выйти вперёд.

— Когда Кими атаковал вас, машины ехали очень близко друг к другу.
Ф.М.: Кими атаковал и блокировал траекторию. Мы едва не коснулись колёсами, что было странно – он и так был впереди. Кими прошёл меня, но на финише я был вторым, что в сложившихся обстоятельствах можно считать большой удачей. Впрочем, не нужно всё списывать на везение – я хотел финишировать и в итоге добился своего.

— Ник, переобуться в дождевую резину – фантастическое решение. Вы были конкурентоспособны в квалификации, но после контакта с Ковалайненом в начале гонки оказались позади...
Ник Хайдфельд: Точно. Я неплохо стартовал – во всяком случае лучше, чем соперники из второго ряда, и, опасаясь контакта, решил уйти на внешний радиус. Правда, Ковалайнен всё-таки въехал в меня. Я подумал, что машину развернёт, и на этом гонка для меня закончится, но обошлось без повреждений. Разумеется, я потерял немало позиций, но отыграл большую часть ещё на первом отрезке.

— Обгоны на решающем отрезке доставили вам немало удовольствия?
Н.Х.: Я был в ситуации "всё или ничего". По ходу гонки я надолго застревал позади других машин, поэтому поехал на второй пит-стоп раньше Себастьяна Феттеля и Роберта Кубицы. За счёт быстрого круга мне удалось обогнать напарника, но вскоре я упёрся в Себастьяна. Когда начался дождь, я решил рискнуть и поставить промежуточную резину. Команда даже переспросила меня, но это было идеальное решение. До финиша оставалось два круга, и сначала передо мной на трассе никого не было. Потом я догнал очень медленные машины и на последнем круге обогнал ещё парочку. Последнюю из них я обошёл на входе в 10-й поворот, но соперник практически блокировал траекторию. Я едва не вылетел на траву, но всё же смог удержаться на трассе. Отличная гонка!

— По сухой трассе вы ехали на пределе, или можно было ещё прибавить? — интересуются у Хэмилтона.
Льюис Хэмилтон: Нет, я ехал на пределе возможного, а иногда даже переходил границу риска. Но когда вплотную преследуешь кого-то, кто поддерживает точно такой же темп, неизменно теряешь в прижимной силе, поэтому мне приходилось и бороться с потерями, и сокращать отставание. Чем ближе я подбирался к Кими, тем труднее было удерживать машину на трассе. Если бы не дождь, у меня наверняка не было бы ни единого шанса обогнать его, но погода мне помогла, и удалось навязать Кими поистине захватывающую борьбу.

— Что произошло на пит-стопах? Во время первой дозаправки вы потеряли время, а во время второй – отыгрались.
Л.Х.: Ошибка на втором круге, закончившаяся разворотом, сбила наш темп, поэтому мы перешли на вариант стратегии с коротким вторым отрезком и более мягкой резиной. К сожалению, сразу после пит-стопа я попал в трафик. Я мог ехать в отличном темпе, но истратил весь ресурс шин на то, чтобы просто держаться за машинами соперников – пожалуй, именно тогда Кими удалось оторваться от меня. Второй пит-стоп и круг возвращения на трассу удались на славу – я успел прогреть резину, и буквально за несколько кругов приблизился к Райкконену, после чего началась позиционная борьба. Долгое время мы сохраняли дистанцию, и я надеялся, что кто-то из круговых собьёт ему темп, но они мешали нам обоим, поэтому разрыв нисколько не менялся.

— До конца сезона остаётся пять гонок. Что вы думаете о ситуации в чемпионате?
Л.Х.: Возможно всякое. Фелипе провёл ещё одну великолепную гонку, и мне не удалось всерьёз увеличить своё преимущество. Сейчас я лидирую с отрывом в восемь очков, и нужно продолжать в том же духе. Схватка за титул обещает быть жаркой, но я сделаю всё возможное, чтобы в следующей гонке выступить лучше. Уверен, мне есть, в чем прибавить, поэтому мы с командой не намерены останавливаться на достигнутом.

— Фелипе, вы довольны вторым местом? — вопрос Массе.
Фелипе Масса:
Да, особенно если учесть характер гонки и обстоятельства старта. Я ехал в неплохом темпе, но не был на сто процентов доволен машиной. В ночь с пятницы на субботу мы по привычке слегка разгрузили аэродинамику, поэтому при сегодняшнем сильном ветре F2008 не хватало стабильности. Когда начался дождь, я без проблем держался на третьем месте, видел ожесточённую борьбу впереди, но думал о ситуации в чемпионате и старался доехать до финиша. Восемь очков – очень важный результат. Пару гонок назад мы потеряли десять, и мне не хотелось упустить ещё несколько баллов. Я доволен вторым местом, работой команды и мотором – для него это уже вторая гонка, поэтому у нас есть повод для оптимизма.

— Чем отличалось поведение двух типов резины?
Ф.М.: На третьем отрезке тройка лидеров ехала медленнее, чем на втором или первом. Думаю, более жёсткая резина хуже держала трассу – машина была нестабильна, а вот с более мягким составом таким проблем не возникало.

— Ник, за четыре круга до финиша вы ехали седьмым. Наверное, вы очень рады попасть на подиум? — спрашивают Хайдфельда.
Н.Х.: Это фантастический результат! В первом повороте я потерял несколько позиций – старт получился неплохим, но Хейкки Ковалайнен врезался в мою машину, после чего обгонять соперников было очень нелегко. Я надолго застрял за Робертом и никак не мог пройти Феттеля, хотя ехал намного быстрее. На этой трассе практически невозможно приблизиться к сопернику на дистанцию атаки, кроме того, как уже заметил Льюис, во время преследования шины быстро изнашиваются. В конце концов, я заметил несколько капель – спустя круг начало накрапывать, и я решил, что вскоре ситуация ухудшится… Понимал, что до финиша осталось совсем немного, и вряд ли кто-то из пилотов решит отправиться в боксы за комплектом дождевой резины, но решил рискнуть, и этот риск оправдался. Вернувшись на трассу, я спросил команду, сколько кругов предстоит проехать, и выяснилось, что этот и следующий. В голове мелькнула мысль: просчитался, но на последнем круге мне удалось опередить немало машин. Вчера я прикатал один комплект резины, и сегодня он пригодился.

Фелипе провёл ещё одну великолепную гонку, и мне не удалось всерьез увеличить своё преимущество. Сейчас я лидирую с отрывом в восемь очков, и нужно продолжать в том же духе. Схватка за титул обещает быть жаркой, но я сделаю всё возможное, чтобы в следующей гонке выступить лучше.
— Что значит для вас оказаться в числе лидеров после всех проблем, которые преследовали вас в предыдущих гонках?
Н.Х.: Этот отличный результат, особенно после неудачи в Валенсии. Однако гораздо важнее то, что в квалификации я показал хорошую скорость – с этим у нас постоянно возникали проблемы, но вчера мне удалось добиться максимально возможной пятой позиции. Думаю, все знают, что в гонке я могу выступать очень сильно, и сегодня я ещё раз доказал это.

— Льюис, не могли бы вы рассказать нам о последнем круге, когда вам приходилось ехать предельно осторожно? О чём вы думали? Ведь вы могли в любой момент вылететь с трассы, не так ли?
Льюис Хэмилтон: Действительно мог, ведь было очень скользко. Буквально за полтора круга шины успели остыть – это просто невероятно! Приходилось тормозить на 400 метров раньше обычного, входить в поворот, не зная, чего ожидать – машина так и норовила соскользнуть с полотна. В такой ситуации ничего не остаётся, как полагаться на собственные ощущения – ты предельно сосредоточен и готов среагировать на любое проявление избыточной поворачиваемости. Я смотрел в зеркала, следил за отрывом от Фелипе и понимал, что он вырос с пяти до десяти секунд, поэтому максимально сбросил темп. Не было никакой необходимости атаковать – оставался всего один круг. О Кими я уже не думал, ведь мне предстояло закончить гонку самому...

— Льюис, вас беспокоит тот факт, что стюарды исследуют инцидент между вами и Кими? Правда, мы не знаем, о чём именно идёт речь... Что вы об этом думаете? Вам не кажется, что в какой-то момент вы нарушили правила?
Л.Х.: Конечно, нет. Я поясню, что произошло. Дождь только начался, я догнал Кими и приблизился к нему на возвратной прямой, получив неплохую возможность провести атаку по внутреннему радиусу 18-го поворота. Он закрыл калитку, но слишком рано ударил по тормозам, в результате чего мне удалось обойти его с внешней стороны. Я оставил ему достаточно места, но он ускорился и оттеснил меня наружу. Оставалось два варианта: съехать на поребрик и врезаться в Кими или принять чуть левее… Я выбрал второе, прекрасно понимая, что Кими придётся пропустить – к тому же команда напомнила мне об этом, но ударить по тормозам было бы нечестно, поэтому я позволил пройти себя уже на ускорении. К счастью, мне удалось пристроиться в воздушный мешок – Кими бросал машину из стороны в сторону, я держался за ним, как привязанный, и сумел занять внутренний радиус. На апексе поворота он задел мою машину, и дело едва не закончилось разворотом, но я сохранил контроль и вышел вперёд. Это была отличная схватка – не думаю, что мы действовали не по правилам. Правила требовали пропустить Кими, и я это сделал.

— Льюис, учитывая ваши комментарии, будете ли вы удивлены, если стюарды решат наказать вас?
Л.Х.: Ещё бы! Это гонки, и в данном случае наказание будет ошибкой, ведь перед тем поворотом я уже вышел вперёд. Мы вели борьбу вплоть до следующего поворота, я пропустил Кими и, как мне кажется, всё было предельно честно. Впрочем, все мы знаем, какая тут у них система... Посмотрим, каким окажется решение.

— На последнем круге вы с Кими слишком широко вошли в Pouhon, и чуть позже ваша машина выскочила на траву. Вам не показалось в тот момент, что гонка потеряна?
Л.Х.: Выезд на траву? Да, было такое. Я и Кими вместе прошли десятый поворот, и нам обоим удалось погасить небольшой занос. Мне показалось, что Райкконен занял более широкий радиус, и перед 12-м поворотом я чуть раньше затормозил. Я видел, как впереди развернуло Нико Росберга, но, вместо того чтобы ехать вдоль трассы, он повернул в мою сторону. Чтобы избежать контакта, пришлось принять влево, но позади меня ехал ещё и Кими, который едва не задел Нико, но смог каким-то образом удержаться на трассе. Я съехал на траву и мысленно распрощался с победой, когда увидел развернувшуюся Ferrari – это было невероятно, мое сердце стучало в груди только так! Гонка выдалась потрясающей! Приятно добраться до финиша в столь непростых условиях. Тот, кто сделал это на сликах, сработал действительно здорово.

— Два вопроса к Льюису. Когда сразу после инцидента в последнем повороте вы с Кими пересекали линию старт-финиш, Ferrari определенно была впереди. Компьютер показал: Райкконен – Хэмилтон, первый – второй. Возможно, вся проблема в небольшом отрыве. Вы сказали, что пропустили Кими на ускорении – не могли бы пояснить, что именно вы делали? И второй вопрос: не было ли между вами и Кими ещё одного контакта, когда вы проезжали мимо Williams? Стюарды выбросили жёлтые флаги, но по телевизионной картинке было трудно что либо определить… Машина Williams действительно возвращалась на трассу?
Л.Х.: Что касается моих действий, я ненадолго убрал ногу с педали газа, поскольку не мог ускориться и, как ни в чём не бывало, продолжить гонку. Я не видел машину Кими, но не хотел ждать, пока он просто промчится мимо меня, ведь, в конце концов, это гонки. Вскоре я заметил, как он набирает скорость, и потихоньку начал ускоряться. Я не шёл на полном газу, а ждал, когда Ferrari выйдет вперёд. А что ещё мне оставалось делать? По поводу второго вопроса… Там действительно были жёлтые флаги, и мне приходилось постоянно смотреть в зеркала в надежде, что Кими не врежется в меня. Росберг оказался за пределами трассы, а я лишь сместился в сторону белой линии, но Нико хотел вернуться на траекторию как раз в том месте, к которому приближалась моя машина, и потому пришлось съехать на траву – в противном случае всё закончилось бы аварией.

— Вы оказались впереди Райкконена потому, что он смог опередить вас в результате инцидента с Williams?
Л.Х.: Райкконен ехал позади меня, и я свернул влево, чтобы увернуться от Нико Росберга. Не знаю, что произошло с Кими – как мне кажется, он тоже едва не влетел в Williams, но смог опередить нас обоих. Я ехал по траве, они – по траектории, а на выходе из поворота Ferrari развернуло.

— Льюис, вы знали, насколько коварна Спа в условиях дождя. Вам не хотелось последовать примеру Ника Хайдфельда и сменить резину буквально перед финальным кругом?
Л.Х.: Нет, подобные мысли ни разу не мелькали в моей голове – я не думал о чужой стратегии, а всего лишь пытался обогнать Кими и понимал, что смогу удержать машину на трассе. До финиша оставалась пара кругов, и этот риск мог выйти неоправданным.

— В Валенсии вы дали понять, что готовы любой ценой взять титул, и намерены действовать осторожно, не принимая на себя лишний риски и довольствуясь гарантированными очками. Однако сегодня вы продемонстрировали просто невероятный пилотаж – о предыдущей теории можно забыть?
Л.Х.: Я всегда помню о ситуации в чемпионате и не ставлю перед собой задачу непременно выиграть гонку. В какой-то момент я ехал позади Кими, понемногу отыгрывал отставание, но понимал, что будет обидно упустить восемь очков из-за какой-то ошибки. Правда, есть одно "но" – я гонщик и не могу просто так сдаться. Гонка продолжается до самой последней минуты, невозможно просто заглушить мотор и забрать очки. Я вполне мог атаковать, правда, ближе к финишу борьба, возможно, выглядела несколько более впечатляюще, чем было на самом деле, но я не могу сказать, что рисковал сверх меры. Я хотел обогнать Кими и выиграть гонку, поэтому сознательно поставил себя в ситуацию "сейчас или никогда", "обогнать, или остаться позади". Я обогнал, правда, по-прежнему не расстаюсь с мыслью о чемпионате.

— По-вашему, Кими станет помогать Фелипе в оставшихся гонках?
Л.Х.: Вряд ли. Уверен, что они будут работать вместе, как единая команда. Приказы из боксов запрещены, и я не сомневаюсь – Кими намерен сократить своё отставание и снова вступить в борьбу за титул, как сделал это год назад. Оба пилота Ferrari хотят бороться за победы, правда, у них действительно есть возможность помогать друг другу. Что ж, посмотрим, чем всё это кончится.

Росберг оказался за пределами трассы, а я лишь сместился в сторону белой линии, но Нико хотел вернуться на траекторию как раз в том месте, к которому приближалась моя машина, и потому пришлось съехать на траву – в противном случае всё закончилось бы аварией.
— Фелипе и Льюис, не кажется ли вам, что после сегодняшней гонки Кими, проигрывающий вам 15 и 23 очка соответственно, практически выбыл из числа претендентов на титул? Впереди ещё пять этапов, математически всё возможно, но не слишком ли велико отставание на этой стадии сезона?
Ф.М.: Да, ситуация не из простых, но год назад за две или три гонки до конца сезона Кими проигрывал лидеру семнадцать очков, а в итоге взял чемпионский титул. Задача трудная, но, в принципе, выполнимая.

Л.Х.: Я согласен с Фелипе – случиться может всякое, хотя отрыв действительно велик, и чтобы сократить его, Райкконену предстоит всерьёз постараться. Думаю, в данный момент Фелипе выступает чуть лучше Кими, поэтому нам необходимо выкладываться по максимуму в каждой гонке.

— Атаку Кими в Eau Rouge вы назвали странной – не ожидали ничего подобного? — вопрос Массе.
Ф.М.: Нет, он быстро обогнал меня, а затем стал закрывать траекторию, что мне показалось несколько странным. Впрочем, ничего не произошло, но просто вышел вперёд. Пожалуй, это была моя ошибка – я сбросил скорость и позволил Кими провести атаку.

— Фелипе, вы надеетесь, что после сегодняшней гонки Ferrari сделает вас своим главным претендентом на титул?
Ф.М.: Об этом не меня надо спрашивать. Я просто делаю свою работу и не сомневаюсь, что команда сделает всё возможное, чтобы помочь мне выиграть чемпионат.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →