Том Уокиншоу: «Ягуар», «Бенеттон» с Шумахером, «Эрроуз» с Хиллом, ГП России
Фото: Reuters
Текст: Дмитрий Захарченко

Шоу Уокиншоу: история помощника Шумахера и могильщика «Эрроуза»

70 лет назад родился Том Уокиншоу — человек, который помог украсть Шумахера, почти сотворил чудо с Хиллом и чуть не привёз Ф-1 в Москву.
14 августа 2016, воскресенье. 15:15. Авто
Ровно 70 лет назад в Модсли родился Том Уокиншоу, скандально известный спортивный менеджер, чьё имя, тем не менее, вспоминают с придыханием. В «Ягуаре» его помнят как человека, который вернул прославленную марку в автоспорт и принёс ей первую за 30 лет победу в Ле-Мане. Его вспоминают в Милтон-Кейнсе, где он в бывшем здании почты создал штаб-квартиру «Эрроуза», в которой позже базировались «Супер Агури» и «Кэтерхэм». А ещё его вспоминают в городе Глочестере, чья регбийная команда добилась наибольших высот, когда владельцем стал Уокиншоу.

«Если бы он не дал мне шанс, я бы продолжал торговать „Тойотами“ в Западном Норфолке», — вспоминает Уокиншоу Мартин Брандл. «Это был человек с большим сердцем, всё отдавший автоспорту во всех его проявлениях, — говорит о нём Дэймон Хилл. — У него был бойцовский дух, он отчаянно стремился выиграть. Он хотел всё сделать правильно. Я верил в его команду, но это не сработало»
.

Том Уокиншоу — легендарный тим-менеджер, его «Том Уокиншоу Рейсинг» одержала огромное количество побед по всему миру — от Дайтоны и Дакара. Но в Формуле-1 добиться успеха не удалось, хотя Уокиншоу был от него в одном шаге.

Том и «Уокиншоу Рейсинг»



Как и большинство других воротил автоспорта, Уокиншоу начинал свою карьеру в качестве пилота. И на этом поприще он добился немалых успехов: чемпион Великобритании и Европы по кузовным гонкам, бронзовый призёр легендарного австралийского марафона «Батерст 1000». В середине 70-х Уокиншоу в экипаже с Джоном Фитцпатриком выиграл шестичасовую гонку в Сильверстоуне, но пропустил церемонию награждения, чтобы успеть добраться до Тракстона и одержать победу в кузовной гонке.

Уокиншоу был страстным фанатом автоспорта и готов был выступать на любой технике в любых гонках, однако в какой-то момент он понял, что управление командой приносит ему не меньшее удовольствие. В итоге в 1976-м появилась «Том Уокиншоу Рейсинг». Поначалу TWR готовила для пилотов-частников «Мазды» и «Роверы», один из которых под управлением Рене Метжа в 1981 году выиграл ралли «Дакар». Но самые большие успехи пришли в сотрудничестве с «Ягуаром».

Победы машин Уокиншоу в туринге убедили руководство британской марки привлечь Тома к проекту спортпрототипа для чемпионата мира по гонкам спортивных автомобилей и первенства IMSA GT. Победы не заставили себя долго ждать — в 1987-м «Ягуар» Уокиншоу выигрывает чемпионат мира, а на следующий год — впервые с 1957-го — побеждает в Ле-Мане. В общей сложности вместе с «Том Уокиншоу Рейсинг» «Ягуар» выиграл три чемпионата мира и одержал по две победы в «24 часах Ле-Мана» и «24 часа Дайтоны».

Союз Уокиншоу и «Ягуара» стал одним из самых успешных в гонках спортпрототипов, и, стремясь повысить зрелищность, организаторы изменили технический регламент и запретили 3,5-литровые турбомоторы. «Ягуар», добившийся всех своих целей, решил покинуть эти гонки, а сам Уокиншоу отправился покорять Формулу-1
Команду укрепил молодой талантливый инженер по имени Росс Браун, который пришёл вместе с Уокиншоу как человек TWR.
.

Невосполнимая победа «Ягуара» в Ле-Мане

Мозаика победы



В 1991 году Том Уокиншоу купил 35% акций «Бенеттона» и занял пост директора по инжинирингу. Генеральным менеджером команды к тому моменту уже был Флавио Бриаторе, и два бизнесмена быстро нашли общий язык. Команду также укрепил молодой талантливый инженер по имени Росс Браун, который пришёл вместе с Уокиншоу как человек TWR.

И наконец, именно Том Уокиншоу первым подсказал Бриаторе идею переманить перспективного дебютанта Михаэля Шумахера. Уокиншоу хорошо знал немца по гонкам спортпрототипов, в которых тот выступал за «Мерседес». К концу сезона-1991 мозаика практически сложилась, не хватало только хорошей машины.

В 1992-1993 годах догнать «Уильямс» было невозможно, но запрет управляющей электроники в сезоне-1994 больнее всех должен был ударить именно по ним, и у «Бенеттона» появился шанс.
Михаэль Шумахер
Фото: Gettyimages.ru

Михаэль Шумахер


Пока Айртон Сенна пытался совладать с капризным «Уильямсом», Шумахер штамповал победы. После трагедии в Имоле чемпионство «Бенеттона» начало приобретать реальные очертания, и Бриаторе с Уокиншоу вцепились в шанс мёртвой хваткой. Чем больше Михаэль побеждал, тем пристальнее присматривались к команде.

ФИА обвиняла инженеров в использовании запрещённой электроники, а судьи обнаружили в программном обеспечении алгоритмы «лаунч-контроля». Код был записан на 13-й позиции дисплея, на котором по умолчанию выводились только десять пунктов. Судьям, однако, не удалось доказать, что «лаунч-контроль» использовался в гонке, и «Бенеттон» смог отвертеться.

Вскоре на Гран-при Германии во время дозаправки вспыхнула машина Йоса Ферстаппена, второго гонщика команды. В ходе разбирательства выяснилось, что в заправочном оборудовании команды отсутствовал один из фильтров и это позволяло проводить пит-стопы быстрее. В «Бенеттоне» нашли крайнего из числа «младших сотрудников», заявив, что это была непреднамеренная ошибка, но, по слухам, это была идея Тома Уокиншоу, а Бриаторе активно её поддержал.

Так или иначе, все эти скандалы померкли на фоне Аделаиды-94, где Шумахер, Бриаторе, Уокиншоу и Браун в конце концов отпраздновали свой первый чемпионский титул. Но этого Тому было мало: он хотел победить в Формуле-1 со своей собственной командой.

Пять скандалов Брауна: от электроники до шин

Выход из тени



В 1995 году Уокиншоу выкупил у Бриаторе 50% акций команды «Лижье». Позднее он хотел приобрести весь пакет, но сделка сорвалась. Том потерял год, но в 1996-м стал владельцем «Эрроуза», команды, выступавшей в Формуле-1 с 1978 года, теперь влачившей довольно жалкое существование и лишь изредка сражавшейся за очки.
На «Хунгароринге» Дэймон едва не сотворил сенсацию: бело-синий «Эрроуз» прошёл на старте «Уильямс» Вильнёва и «Феррари» Шумахера и уверенно возглавил пелотон.


К сезону-1997 Уокиншоу каким-то чудом уговорил перейти в команду-аутсайдер действующего чемпиона мира Дэймона Хилла. Британец согласился на предложение во многом из-за Джона Барнарда, которым Уокиншоу укрепил технический штат. Вместе с этим Том договорился о поставках моторов «Ямаха», намного более конкурентоспособных, чем двигатели «Харт».

План был грандиозным, но машина в итоге получилась капризной и ненадёжной. Лишь на девятом этапе сезона Хилл набрал первое за год очко, но на «Хунгароринге» Дэймон едва не сотворил сенсацию: бело-синий «Эрроуз» прошёл на старте «Уильямс» Вильнёва и «Феррари» Шумахера и уверенно возглавлял пелотон с преимуществом в полминуты… вплоть до трёх финальных кругов — у Хилла заклинило трансмиссию. Британец на неуправляемой машине добрался до финиша, но лишь вторым — вперёд вышел Вильнёв.

Никогда прежде и никогда после «Эрроуз» не был так близок к победе, но сезон в целом стал разочарованием. Хилл в конце года ушёл в «Джордан», а недовольный японскими моторами Уокиншоу купил фирму «Харт», чтобы самостоятельно разрабатывать силовую установку. План Тома, как всегда, выглядел грандиозно, но денег с каждым годом становилось всё меньше.

Уокиншоу набирал действительно талантливых инженеров и постоянно искал возможности усилить коллектив, но в то же время постоянные перемены в составе и ежегодные смены поставщиков двигателей сказывались на результатах не лучшим образом.

В 2000 году «Эрроуз» представил новую машину, построенную Майком Кофлэном. Более-менее конкурентоспособные двигатели “Супертек” — старые «Рено» под другим брендом — стали шагом вперёд, да и шасси оказалось довольно удачным. Тот год мог бы стать поворотным моментом в истории «Эрроуза» — дважды Педро де ла Роса был недалёк от подиумов, но допускал ошибки.

Ещё полтора года Уокиншоу тащил на себе “Эрроуз” и отчаянно искал финансирование, в том числе среди королевских особ Нигерии. Однако в конце концов ресурсы подошли к концу, а на самого Уокиншоу посыпались судебные иски. Сначала о своих претензиях заявил уволенный Йос Ферстаппен, потом началось разбирательство с Педро Диницем, который увёл своих спонсоров в «Заубер», а в довершение ко всему не было денег платить гонорары Хайнцу-Харальду Френтцену, который также подал в суд.
Том Уокиншоу в 2002 году
Фото: Reuters

Том Уокиншоу в 2002 году


До конца 2002 года «Эрроуз» не дотянул. Коллапс начался на Гран-при Франции, где ни Френтцен, ни Бернольди не смогли пройти квалификацию. На следующей гонке в Германии обе машины сошли с дистанции, а уже на этап в Венгрии у команды средств не было. Крэйг Поллок и Дитрих Матешитц обращались к Уокиншоу с предложением выкупить «Эрроуз». Переговоры успехом не увенчались, команды не стало, но ей по-прежнему принадлежит антирекорд в 382 гонки без единой победы.

Уокиншоу, впрочем, не сдавался. Часть оборудования команды выкупил консорциум его друга, с которым они намеревались выкупить остатки развалившегося «Прост Гран-при» и вернуться на стартовую решётку. Но ФИА отказала в заявке.

Александр Требитш: «Неудобно, что не дал Маслову стать первым россиянином в Ф-1»

Хотя с «Эрроузом» Уокиншоу потерпел неудачу, он был одной из ключевых фигур в первом успехе «Бенеттона».

Уокиншоу и его борьба



Многие люди, работавшие с Томом Уокиншоу, очень тепло о нём отзываются, а в карьерах Мартина Брандла и Росса Брауна он и вовсе сыграл ключевую роль. Однако многие помнят Уокиншоу другим: жёстким, авторитарным, готовым пойти наперекор кому угодно и совершенно не заботящимся о чувствах других.

Однако именно эта черта делала Уокиншоу тем, кем он был. Готовым без устали работать над десятками различных проектов, включая регбийный клуб и строительство трассы в Москве — он приезжал в столицу России в 2001 году, когда Комитет по туризму при правительстве Москвы объявил о проекте автодрома в Нагатинской пойме. «Россия, вероятно, примет Гран-при в 2003-м», — говорил тогда Экклстоун.

Хотя с «Эрроузом» Уокиншоу потерпел неудачу, он был одной из ключевых фигур в первом успехе «Бенеттона», и, если бы не его работа с Бриаторе, мир Формулы-1 был бы совершенно другим. При этом TWR добилась выдающихся успехов в туринге и гонках спортпрототипов.

До конца своих дней Уокиншоу жил гонками. В последние годы Том сражался с раком, но исхудавший и явно не в самом расцвете сил, он всё равно оставался завсегдатаем паддока и держал руку на пульсе. Тома Уокиншоу не стало в декабре 2010-го, вместе с ним ушла и целая эпоха. Эпоха энтузиастов и бойцов, для которых гонки — страсть, а не просто бизнес.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 31
11 декабря 2016, воскресенье
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
Как вы относитесь к решению Нико Росберга покинуть Формулу-1?
Архив →